ЕРМИНИЯ ИЛИ НАСТАВЛЕНИЕ В ЖИВОПИСНОМ ИСКУССТВЕ, СОСТАВЛЕННОЕ ИЕРОМОНАХОМ И ЖИВОПИСЦЕМ ДИОНИСИЕМ ФУРНОАГРАФИОТОМ

  Яндекс.Метрика

ЕРМИНИЯ ИЛИ НАСТАВЛЕНИЕ В ЖИВОПИСНОМ ИСКУССТВЕ, СОСТАВЛЕННОЕ ИЕРОМОНАХОМ И ЖИВОПИСЦЕМ ДИОНИСИЕМ ФУРНОАГРАФИОТОМ

Содержание

К началуПосвящение Богородице и Приснодеве Марии

О, светозарная, благодатная Богородице Марие!
Многоречивый вития и любомудренный врач Лука, опытнейший во всяком знании наставник и учитель, священнейший и велегласнейший провозвестник и описатель евангельских событий, желая всем доказать святое благоговение к богоблагодатному величию Твоему, признал должным посвятить царственному лицу Твоему не иное какое-либо произведение обильных духовных дарований своих, а живописное и художественное изображение достойнозримого и умилительного лика Твоего, который он видел своими очами, - изображение на досках разными красками и позлащенною мусиею. Ему поревновал и я, недостойный, и, думая, что захотеть значит то же, что сделать, начал учиться иконописанию, дабы исполнить желание свое и вместе долг благоговения к величию Твоему и к дивной красоте Твоей. Но я много погрешил, думая так; ибо способности мои не вполне соответствовали моему желанию и усердию. Однако, чтобы под конец не отстать от доброй цели своей и не лишиться пользы от неусыпных трудов своих, я сподобился посвятить Тебе по крайней мере учение о художестве моем, составленное и написанное с большим прилежанием, сколько позволял мне собственный опыт, и обогащенное сведениями о разных способах живописи. Ибо я уверен был, что, как Тебе, так и Владыке и Творцу всего, угодно и благоприятно только то, что посильно. В этом учении всем даровитым от природы живописцам указаны начатки сего изящного искусства, свойство и употребление красок и предметы исторической живописи, то есть, как и на каких местах священных храмов изображать их, дабы благолепною живописью представить созерцаемую умом твердь церкви, [Разумей Господа Иисуса Христа, Богоматерь, ангелов и всех святых.] и преимущественно лучезарный и благодатный лик Твой, непрестанно напечатлеваемый в душах всех благочестивых людей, имеющих быть до скончания века, и дабы они, взирая на него здесь на земле, и возносясь умом своим к первообразу, надеялись созерцать вечные красоты, видения коих сподобиться бы и мне святыми молитвами Твоими.

К началуВведение

Всем ученикам живописцев и прочим любознательным читателям желаю радоваться о Господе.

Любознательные ученики трудолюбивых живописцев! Слыша, как Господь в святом Евангелии осудил скрывшего талант, сказав ему: лукавый рабе и ленивый, подобаше тебе вдати сребро мое споручником, и пришед аз взял бы свое с лихвою (Матф. 25, 26, 27), и страшась, как бы и мне не быть осуждену за леность, я решился умножить вверенный мне от Господа талант, то есть, то малое искусство, которое с большим трудом приобрел я в течение долгого времени, учась живописи с детства, и по возможности подражая Еммануилу Панселину, который как солнце воссиял в Солуне, и видав не только написанные им святые иконы, но и исторированные знаменитые храмы на святой горе афонской. Он, некогда сияя блеском живописного искусства, как другое солнце и как златозарная луна, превзошел и затмил всех древних и новых живописцев: что ясно доказывают иконы, написанные им на стенах и досках, и что хорошо поймет всякий, кто сколько-нибудь знает живопись и тщательно и смысленно всмотрится в произведения кисти его. Сие-то искусство, с великим трудом изученное, как я сказал, с детства, решился я с полною любовью сделать доступным для многих и полезным для подобных мне художников, объяснив оное в этой книге, и со всею точностию показав размеры Панселина, его очерки св. ликов, телесный колорит и состав красок, и кроме того размеры натуральной живописи и способ воспроизведения оной, и заняв нечто у критских живописцев, как-то: разные приготовления лаков, клея, гипса и золота, показав также способ писать на стенах и историрование Ветхого и Нового Завета, то есть, как изображаются извитийствованные в нем деяния и чудеса, притчи Господни, приличные пророкам хартии со словами, имена и внешний вид евангелистов, апостолов и всех именитых святых, и отчасти страдания и чудеса их, во весь круглый год, житие истинного монаха, и суетный мир сей, и как расписываются церкви разного зодчества, и кое-что другое, нужное для живописцев, как это видно в подробном оглавлении сей книги. Все эти материалы я собрал с помощию ученика своего, ученого отца Кирилла, родом хиосца, который рассудительно исправил их. Посему все молитесь о нас Господу, да избавимся от страшного осуждения, изреченного ленивому рабу. Аминь.

Наименьший из живописцев,
Дионисий иеромонах из Фурны.

К началуПредварительные наставления всякому, кто желает учиться живописи

Желающий научиться живописи пусть полагает первое начало и несколько времени упражняется в черчении и рисовании без всяких размеров, пока навыкнет. Потом пусть совершится моление о нем Господу Иисусу Христу пред иконою Одигитрии. Священник, после Благословен Бог наш, Царю небесный и проч. и после богородична: безмолвная уста нечестивых, и тропаря Преображению Господню, назнаменовав голову его крестообразно, пусть возгласит: Господу помолимся, и прочтет сию молитву:

Господи Иисусе Христе, Боже наш, сый неописан по естеству божества, и ради спасения человека в последние дни от Девы Богородицы Марии неизреченно воплотивыйся, и благоволивый тако во плоти описуем быти, иже святый образ пречистаго лика Твоего на святом убрусе напечатлел еси, и оным недуг князя Авгаря уврачевал еси, душу же его просветил еси во еже познати истиннаго Бога нашего, иже Святым Духом вразумил еси божественнаго апостола Твоего и евангелиста Луку написати образ Пречистыя Матере Твоея, держащей Тебя, яко младенца, на объятиях своих, и рекшей: "Благодать от Мене Рождшагося, Мене ради, да будет с сим образом": сам, Владыко, Боже всяческих, просвети и вразуми душу, сердце и ум раба твоего (имя рек), и руки его направи, во еже безгрешно и изрядно изображати жительство Твое, Пречистыя Матере Твоея, и всех святых, во славу Твою, ради украшения и благолепия святыя церкве Твоея, и во отпущение грехов всем, духовно покланяющимся святым иконам, и благоговейно лобызающим оныя, и почитание относящим к Первообразу. Избави же его от всякаго диавольскаго наваждения, егда преуспевает в заповедех Твоих, молитвами Пречистыя Матере Твоея, святаго славнаго апостола и евангелиста Луки и всех святых, Аминь.

Сугубая ектения и отпуст.

После молений пусть он начинает рисовать точные размеры и очерки святых ликов, и пусть занимается этим долго и отчетливо. Тогда с Божиею помощию поймет свое дело очень хорошо, как это опытом дознал я на учениках своих.

Сия книга составлена мною с большим усердием для того, чтобы ею, во славу Божию, руководствовались все во Христе братия мои сохудожники, которые примут ее, и которых прошу молиться о мне. А если бы кто по зависти и злонравию захотел порицать сей добросовестный труд мой, тот пусть знает, что он вредит сам себе, как некто сказал: "Зависть есть зло, и от нея только и добра, что она колет глаза и сердце". А я, как ведает Господь, не имел другого желания, кроме того, чтобы по возможности принести пользу тому способному ученику. который пожелает приобрести эту книгу мою. К нему-то и обращаю слово мое с великою любовию.

Итак, любознательный ученик, знай, что когда ты пожелаешь заняться этим художеством, постарайся найти опытного учителя, которого скоро оценишь, если он будет учить тебя так, как я сказал выше. Когда же попадется тебе учитель неграмотный и неискусный, то начни с того, с чего начал я; и потом отыщи некоторые произведения кисти славного Мануила Панселина, и изучай их долго, рисуя так, как я укажу тебе ниже, пока поймешь его размеры и начертания святых ликов; потом побывай в расписанных им храмах и отподобь тамошнюю живопись, как я наставлю тебя ниже. Но не делай своего дела просто и как попало, а со страхом Божиим и благоговением; ибо дело твое богоугодно. Приступая же к работе снимков, смотри, вымой икону, изображенную на стене, или дереве, либо на полотне, вымой ее посредством чистой губки чистою водою и яичным желтком, дабы очистить ее от давней копоти и от всяких пятен; ибо если наперед не вымоешь ее, то трудно тебе будет рисовать снимок, потому что давняя копоть и чернота затруднят тебя, да и ты подвергнешься обвинению и осуждению, как презритель икон; ибо честь воздаваемая образу, как говорит Василий Великий (глава II о Духе Св.), относится к первообразу, и наоборот. Такое внушение и наставление я сделал тебе, друг мой, по любви Божией и по искреннему братолюбию, боясь осуждения, а написал оное потому, что во многих местах замечал, как некоторые живописцы, делавшие снимки, не знаю почему, по невежеству ли, по недостатку ли благоговения, или не боясь осуждения, наперед не вымывали икон и оставляли запачканными; и я сколько ни старался после промывать и вычищать их, никак не мог того сделать. Если же икона, с которой хочешь сделать снимок, ветха, и черты ее не видны, или поврежден гипс, и ты опасаешься промывать ее, дабы не испортить, то поступи так: сперва промой ее осторожно, потом исправь повреждения ее, и покрой ее лаком, а сделав с нее снимок, снова промой ее, как я сказал тебе.

Итак, возлюбленный, я просто объяснил тебе, что мог, по любви к истине; а ты, не щадя сил, старайся с большим тщанием и усердием учиться живописи до совершенства. Ибо это дело угодно Богу и Им самим заповедано, что всем известно, и между прочим доказывается наипаче нерукотворенным и честным образом, и святым убрусом, который сам Богочеловек Иисус Христос послал к едесскому князю Авгарю. отпечатлев на нем божественный лик Свой. Все знают также и то, что наше изящное художество было благоприятно и угодно и Пречистой Матери Его; ибо Она молитвенно одобрила оное, сказав св. апостолу и евангелисту Луке: "Благодать рождшагося от Мене, ради Мене, да будет с ними (иконами)". Да и бесчисленные чудеса, совершенные и совершающиеся у святых икон Господа и Богоматери и прочих святых, доказывают, что инонописание есть дело угодное Богу. А посему все, занимающиеся им благоговейно и прилежно, получают от Бога благодать и благословение; те же, которые занимаются им неблагоговейно и небрежно, по корыстолюбию и любостяжательности, пусть подумают об этом хорошенько, и пусть раскаются заблаговременно, с трепетом вспоминая мучение сребролюбивого и единонравного с ними Иуды в геенне огненной, от которой да избавимся молитвами Богородицы, св. апостола Луки и всех святых. Аминь.

К началуЧАСТЬ ПЕРВАЯ
о приготовлении и употреблении материалов церковной живописи

К началу1. Как делать снимки с изображений

Когда хочешь сделать снимок с изображения, то поступай так. Если подлинник рисован с обеих сторон, то намажь бумагу невареным льняным маслом, и оставь ее в тени на один день для того, чтобы она пропиталась им, потом натирай ее отрубями, пока сойдет с нее масло, дабы пристали к ней краски, кои будешь накладывать, и дабы не замаслился подлинник; прилепи пропитанную маслом бумагу твою к четырем краям подлинника; изготовь черную краску с малым количеством яичного желтка и тщательно обведи ею рисунок и наложи тени; потом приготовь белила и наведи пробела, а самыми жидкими белилами означь светлые места. Тогда выйдет очерк изображения, потому что бумага прозрачна, и сквозь нее видны все черты подлинника. А во избежание какой-либо порчи, смотри, накладывай белильные освещения тонко. Если же на задней стороне подлинника нет ни рисунка, ни пятен, то наложи на него непромасленую бумагу, приставь его против света, к окну, или к стеклу, или к оконной раме, и видя все черты, тщательно вырисуй их на бумаге твоей, а света обозначь красною краскою. Снимок, сделанный таким способом, будет сходен с подлинником так же, как и первый. - А если подлинник писан масляными красками, то поступай так. В большую раковину положи черную краску и чесночный сок, тот самый, который употребляется для писания золотом, смешай их, и этим составом покрой на самом подлиннике главные черты святого, которого хочешь отподобить, на чем бы он ни был написан, на масляной бумаге, или на доске, или на стене, или на другом каком веществе. Потом смешай красную краску с чесночным соком и покрой ею светлые места лица или одежды. Если же хочешь, то изготовь и третью и четвертую краску, и обозначь ими все света, так чтобы краски отличались одни от других. Наконец намочи столько листов бумаги, сколько их требует величина подлинника, и проложи их сухою бумагою, дабы она из них вобрала в себя всю воду, и они остались бы чуть-чуть влажны. Потом наложи их на подлинник и тщательно прижимай ладонью, но берегись, как бы не сдвинуть их с места, и осторожно приподняв один край, посмотри, вышел ли отпечаток; если не вышел, то надавливай листы во второй раз тщательнее; и тогда отпечатанный снимок окажется сходным с подлинником. - Только знай и то, что если подлинник давно писан на стене или на доске, то требуется большее количество чесночного соку, а если он недавно писан на стене, или на масляной бумаге, или на доске, то требуется меньше соку и больше краски. Но наперед сделай опыт на малой бумаге, прижав ее к одной или к двум частям подлинника; и если отпечаток будет хорош, то наложи и остальные листы бумаги и нажми их; но смотри, без первоначального опыта не приступай к работе, дабы не трудиться тебе напрасно.

К началу2. Как приготовить угли для рисовки

Возьми толстый кусок здорового, высушенного ореха или мирсины, распили его на части, расщепи их тонко и обстрогай ножиком так, чтобы они стали как тонкие палочки. Положи их в горшок, закрой его полотном сверху и плотно замажь глиною. Когда же затопишь печь, и она раскалится вполовину, тогда поставь в нее этот горшок. В нем палочки загорятся и издадут пламя. А когда оно потухнет, тотчас вынь горшок из печи и обложи его золою или сухою землею. Но смотри, не вынимай палочек из горшка прежде, нежели он остынет; ибо если раскроешь его, когда он еще раскален, они сгорят в нем дотла и труд твой будет потерян. Если же хочешь приготовить их поскорее, то поступи так. Оберни несколько таких палочек бумагою или полотном и зарой их в пылающие угли. Тут они загорятся и выкинут дым. Но смотри, когда дыму уже не будет, тотчас вынь их все вместе железною лопаткою и зарой в остывшую золу или в кучу земли, дабы они потухли. Так живописцы приготовляют для рисовки угольные карандаши.

К началу3. О приготовлении кистей

Когда хочешь сделать кисти для живописи, то возьми куньи хвосты и осмотри на них те волоски, что сбоку у концов, и когда увидишь, что они не кривы, а прямы, и ровны и годны на кисти, употребляемые для обрисовки и для писания лиц, тогда выстриги их маленькими ножницами и разложи по доске раздельными рядками; потом тщательно соедини их в пучочки, намочи водою, и кончики их придави ногтем левой руки твоей, а правою рукою тяни их за верхушки и вытаскивай мало-помалу, тщательно подровняй передки их, и, наконец, свяжи их шелковою навощенною ниткою, но так, чтобы концы кистей не были слишком длинны. А перо, в которое хочешь вставить кисть, наперед положи в воду, чтобы оно размокло; и потом вставь ее, но смотри, чтобы она не слишком много выдавалась из пера: иначе неудобно рисовать ею. Самые же концы хвостов убереги, чтобы сделать из них большие кисти для прокладки.

К началу4. О приготовлении клея

Когда хочешь изготовить клей, то поступай так. Возьми кожи, продубленные в извести и положи их в теплую воду, чтобы они хорошо размокли; потом вымой их, очисти с них мясо и дрянь, какая есть, положи их в медный сосуд, наполненный чистою водою, и начинай варить. Но смотри, когда они начнут вариться и сгущаться, процеди воду сквозь волосяное сито, или полотно: иначе они подгорят. Потом налей вторую и третью воду и процеживай ее, пока кожи разжидятся совершенно. Если же не найдешь продубленных кож, то возьми и невыделанные, с ног и ушей воловых или такие, кои ни к чему не годны, лишь бы купить их подешевле, и какие бы они ни были, воловьи, овечьи, толстые, или тонкие, и выделывай их вот так. Возьми негашеную известь, насыпь ее в кадку и, налив воды, мешай ее; потом положи туда кожи и оставь их на неделю, пока вылезет из них вся шерсть; после сего вынь их, вычисти хорошенько, высуши, и, когда хочешь, делай клей, как указали мы выше. Если же ты спешишь и у тебя нет негашеной извести, то положи в воду и невыделанные кожи, чтобы они размокли, потом немного повари их, и, вынув, счисти с них жир и мясо, наконец топориком сделай на них частые нарубки, дабы они скорее сварились, но не разрубай их на отдельные кусочки, дабы тебе удобнее было процеживать воду. Так варятся кожи и делается клей. Когда же хочешь высушить его, то вскипяти его на огне, горящем не жарко, пока он ссядется. Но знай, что клей вздувается и сбегает. Посему будь тут, где он кипит, и когда вздуется, сними его с огня и погрузи дно кастрюли в холодную воду, которую надобно держать наготове, тогда он спадет. Потом опять ставь его на огонь несколько раз, пока ссядется. После этого дай ему остыть, а сам натяни нитку на дугообразный обруч и ею разрежь клей на мелкие куски, разложи их на доске и оставь на два или на три дня, пока окрепнут; потом продень сквозь них веревочку и вывесь их на воздух, чтобы высохли. Затем береги его и, когда надобно, употребляй в дело. Но смотри, приготовляй клей всегда в холодное время, ибо в жару он протухает, и впоследствии окажется негодным.

К началу5. Как пережигать и распускать гипс

Когда хочешь пережечь и распустить гипс, то поступай так. Наперед выбери его осмотрительно, и молотом разбей на мелкие куски. А выбери гипс белый и стеклистый. Потом раскали печку докрасна, выгреби угли и вымети ее начисто, но смотри, не медли, чтобы она не остыла; повали в нее гипс, тотчас закрой ее и тщательно замажь готовою глиною. Но наблюдай, как бы эта замазка где-нибудь не расселась, а наблюдай до тех пор, пока высохнет глина: иначе жар выйдет из печи. Посему старайся замазать ее плотнее. Потом чрез три дня вынь гипс. Если он перегорел хорошо, то тебе же лучше: а если и не совсем перегорел, то убытка нет, только придется дольше перетирать его. Когда же вынешь гипс из печи, тогда перетри его на мраморе и просей сквозь частое сито, а высевки перетри во второй раз и опять просей. Когда он будет очень мелок, тогда распускай его вот так. Нагрей воду в котле, а в запасе держи и другую, теплую и холодную воду, дабы не было недостатка в ней, и клади гипс в какую хочешь воду, только бы она была ни горяча, ни холодна, а тепла, и руками мешай ее в котле кругом, дабы гипс не сселся. А кто-нибудь другой пусть всыпает туда гипс понемногу; ты же мешай его, сколько можно сильнее, дабы не образовались комки, ни большие, ни малые; ибо впоследствии они окаменевают так, что и не разотрешь их. Смотри, не клади много гипсу в малый котел, потому что при малом количестве воды в нем гипс затвердеет, как камень, и пристанет к котлу так, что ты и не вынешь его, а котел испортишь. Но если котел вмещает в себя 50 ок воды, [Три пуда и тридцать фунтов.] то положи 20 ок гипсу, или менее, а больше не клади. Смотри же, в большой котел всегда клади мало гипсу, дабы в нем было много воды: тогда гипс будет хорош. Потом оставь его на один или на два дня, и по той мере, как он осаживается, сливай воду мало-помалу, пока он сгустится. Тогда дай ему несколько просохнуть. Потом вынь его и разложи на доске, чтобы он высох окончательно. Если же ты спешишь, то положи гипс в мешок из рядинного полотна, и тотчас процеди воду, потом разложи его на доске, как сказано, и дай ему высохнуть. Когда же он хорошо высохнет, то во второй раз раскали печку, и опять повали его туда, чтобы пережечь во второй раз, и опять перетри, раствори водою и положи на доску, чтобы он высох. А если он нужен тебе к спеху, то опять повали его в теплую печку или выставь против солнца для просушки: от этого он не портится и бывает годен. Потом перетри его мелко и береги, а когда нужно гипсовать, мешай с клеем.

К началу6. Как гипсовать иконы

Когда хочешь гипсовать иконы, а они велики и их много, тогда свари кожи для выделки из них свежего клея так, как я указал тебе, потому что старый клей трескается, когда иконы гипсуются медленно. Если же ты спешишь, и икон у тебя мало, то поступай вот так. Разломай сухой клей на мелкие куски, с вечера положи их в горшок или в другой сосуд с водою, чтобы они поскорее размокли, а сосуд поставь в холодное место, дабы клей не испортился; потом вскипяти его, мешая палочкою, и, когда он распустится, отлей от него столько, сколько тебе нужно, смотря по иконам, какие готовишь; подбавь к нему воды, чтобы разжидить его и клади на иконные доски в первый раз тонко, но смотри, чтобы клей не лоснился на них, и не давай ему пузыриться. Пусть иконные доски впивают его в себя. Если погода ясна, то выставь их против солнца после первой руки, дабы они впили в себя клей; а после уже не выставляй их, иначе гипс будет коробиться. Итак, когда иконные доски просохнут, смешай гипс с хорошим клеем, сколько нужно, чтобы наложить его пять или шесть раз. А наперед сделай опыт на малой доске. Если первый слой тверд, то подбавь гипсу и теплой воды, чтобы он размягчился; а если мягок, то прибавь клея, чтобы он поокреп, и так прокрой им доски два-три раза, а в четвертый вымажь их льняным маслом и слегка мылом; прокрой еще два-три раза, и дело с концом! Но смотри, не спеши, и не клади гипс толстыми слоями, лишь бы кончить работу поскорее; ибо когда придется тебе шлифовать его, тогда первый слой отстанет от второго, да и икона будет неровна. Посему гипсуй тонче. От лишних двух-трех накладок грунт будет гораздо надежнее. - Ежели настало лето, и ты боишься, как бы гипс не растрескался, то приготовь крепкий клей, и процедив его, поставь в холодное место, и дай ему постоять тут, а когда станешь гипсовать, примешай к гипсу столько клея, сколько по расчету твоему нужно для первой прокладки, и потом гипсуй. Когда же будешь делать это во второй раз. то опять примешай свежего клея и гипсуй, да и всякий раз подбавляй его, пока кончишь работу. Тогда трещин не будет. А если не станешь примешивать свежего клея, то гипсованье твое истрескается. Наконец выгладь оное, сделай очерк изображения и накладывай золото.

К началу7. Как утолщать венцы на иконах

Когда сделаешь очерк иконы, тогда округли венец циркулем и приготовь такой же гипс, каким покрывал ты доску; возьми хлопчатобумажную нитку, обмакни ее в этот гипс, так чтобы вся она пропиталась им, и положи ее на циркульной черте венца; потом опять проведи циркуль подле самой нитки, дабы уравнять ее, если где она искривилась. Только смотри, на малые венцы клади нить тонкую, а на большие потолще. Когда же она просохнет, тогда покрой ее гипсом настолько, насколько хочешь утолстить венец. Потом выделай на нем, какие хочешь, узоры. Возьми гипсу на кисть, и ею наложи его как на узоры, так и на нитку, два-три раза, дабы они приподнялись, и после тщательной шлифовки золоти, а между узорами наколи дырочки острою косточкою. Но гипс, наложенный для утолщения узоров, отличи от остального гипса, наложив немного охры для придачи ему желтого цвета.

К началу8. Как гипсовать иконостас

Когда хочешь гипсовать иконостас, еще не сколоченный, то наперед свари кожи, чтоб добыть клей. Потом разбери иконостас, и ежели пора летняя, и есть место, выставь его против солнца, дабы доски немного нагрелись. Разведи клей водою в котле, чтобы он разжидился, а разведи столько, сколько по расчету твоему достанет его для покрытия им всего иконостаса один раз; клей же должен быть теплым, дабы не сгустился. Потом, взяв одну доску иконостаса, приставь ее к краю котла, и почерпнув из него чашкою жидкого клея, обливай им резьбу и три ее щеткою, чтобы она хорошо пропиталась им; после сего повороти доску навзничь, дабы лишний клей стек в котел. Так обливай и другие доски, одну после другой, от одного конца до другого. А если клей простывает, то смотри, разогревай его дважды и трижды и несколько раз: иначе он ссядется и густо ляжет на резьбу, да и вспузырится. Ежели доски велики, то каждую из них пусть поворачивают два человека, а третий пусть льет клей и трет ее щеткою. Когда не слишком жарко, тогда вынеси доски вон, чтобы они просохли, и если окажется хотя один пузырь, соскобли его ножом. Но смотри, пробуй клей, сначала на малой доске, чтобы он не был крепок и не лоснился, когда высохнет, иначе истрескается гипс, который будешь накладывать. Тебе нужно только то, чтобы доски впили в себя клей. После сего в таком же котле изготовь жидкий гипс, и лей его чашкою на резьбу. Когда же она покроется им, повороти доску навзничь, чтобы гипс стек так же, как стекал клей. Но наперед испробуй его на малой доске, то есть, нагипсуй ее и дай просохнуть; и когда он окажется хорош, тогда нагипсуй и остальные доски. Если же он жидок или густ, то раствори его так, как мы предписали изготовлять его для икон, и покрой им все доски однажды. Но смотри, чтобы он был теплый и не застывал в резьбе, иначе не стечет, а резьбу закроет. Если он густ и скоро не стекает, то немного разведи его теплою водою; напротив, если слишком жидок и долго не стынет, так что не скоро кончишь второе и третье гипсование, то прибавь к нему гипсу и клея и потом работай, но дай ему просохнуть, и тогда облей им доски во второй раз. А когда на дворе не жарко, даже немного прохладно, тогда выноси доски вон, только после первого и второго гипсования, да и выноси не тотчас, как обольешь их, а дай гипсу застыть на них в тени; ибо если вынесешь их тотчас, то гипс стечет с верхушек узоров в середину резьбы, и работа твоя пропадет даром. В третий же или четвертый раз пред самым окончанием работы возьми немного льняного масла и мыла, растворенного в теплой воде, смешай то и другое с гипсом и работай. Если окажутся трещины, то поступай так, как сказано об иконах; тогда гипс ляжет так ровно, что тебе не придется и углаживать его. В зимнее время разведи большой огонь в просторной комнате и работай, дабы гипс не замерз и стекал бы в котел, а доски впивали бы в себя клей. - Так гипсуй несколоченные иконостасы; и они не потребуют шлифовки, а придется только накладывать на них полимент и золото.

К началу9. Как гипсовать иконостас сколоченный

А если иконостас утвержден на своем месте, то приставь к нему лестницу и гипсуй его сверху точно так, как мы указали гипсовать иконы, накладывая гипс щеткою пять или шесть раз. Когда же он просохнет, тогда уравняй его лопаточкою, потом клади полимент и золоти, как покажем ниже.

К началу10. О приготовлении красного полимента

Возьми лучшего болюса, который не очень красен и в средине имеет беловатые жилки, и испробуй его так. Если жилки в нем мягки, то он хорош, а если жестки, как глыба земли или камень, то негоден. Возьми его 18 драм, [Драма весит немного более нашего золотника.] да константинопольской охры две драмы, еще полдрамы лампезия, то есть красного свинцу и полдрамы свечного сала; сожги лист бумаги и присоедини полдрамы ртути. [В иерусалимской рукописи о ртути не упомянуто.] А как она распускается, слушай. Положи ее на ладонь в слюну твою, разотри пальцем, и она распустится. Все это вместе положи на мраморную доску и сотри сильно, потом тонко наложи этот полимент два-три раза и золоти на водке. [Раки. - Эта водка приготовляется из выжимок виноградных гроздьев.] Позолота твоя будет удивительно хороша.

К началу11. Иной полимент

Возьми упомянутого болюса и охры по ровной части, сотри их хорошенько, подбавь к ним немного мыла и яичного белка и, наложив этот полимент, золоти как сказано выше.

К началу12. Иной полимент

Возьми армянской глины или того же болюса восемь драм, ртути одну драму, свечного сала [Овечьего жира, - в иерусалимской рукописи.] одну драму, красного свинцу одну или две драмы, киновари одну драму, желчи одну драму, константинопольской охры пять драм и немного яичного белка, хорошенько сотри все это вместе, и, испробовав, золоти.

К началу13. Как золотить иконы

Сделав рисунок иконы угольным карандашом, прочерти его тонкою иглою, потом счисти уголь грецкою губкою, и если икона где-нибудь замарана, вычисти ее осторожно и тонко накладывай полимент два или три раза, дав ему просохнуть после каждой накладки. Когда же он просохнет хорошо, тогда положи икону пред собою плашмя, возьми листовое золото и накладывай его на нее, прижимая окраины каждого листика гладильною костью, дабы оно пристало к иконе и дабы не сдул его ветер, или не сдвинул ток подливаемой под него водки, А водкою наполни стеклянный сосудец, и наливая ее под листовое золото с краев иконы, приподнимай одну сторону ее, и направляй водку так, чтобы она смочила всю поверхность доски. Но старайся смочить ее поскорее, дабы не размок гипс. Потом поставь икону стоймя, исправь недостатки, дай ей просохнуть и, угладив ее, рисуй что хочешь.

К началу14. Как золотить иконостас не поставленный на место

Наложи на него полимент, как на иконы. Доску, которую хочешь золотить, положи пред собою, и если резьба на ней не глубока, накладывай на нее листки золота и прижимай их костью, дабы они хорошо пристали к узорам; налей довольно много водки между резьбою и осторожно, слегка поворачивай доску, чтобы омочились узоры, и с них стекала бы водка. А если какой узор останется не смоченным, то облей его водкою из стеклянного сосудца или смочи кистью и прижимай золото хлопчатою бумагою, дабы оно хорошо пристало. Поставь доску стоймя, дай ей просохнуть и потом полируй ее. Что касается до глубокой резьбы и круглых фигур, кои трудно промочить, то наперед смочи их водкою посредством грецкой губки или хлопчатой бумаги; потом возьми листовое золото вместе с бумагою, приблизь его к резьбе и мокрою кистью, наложив на нее верхние углы его, тихонько вытягивай из-под него бумагу, дабы оно не упало вдруг и не сморщилось, и прижми нижние углы: тогда золото ляжет на гипсе ровно. А если какая часть его не пристала к своему месту, то возьми перо, и разрезав им эту часть, подлей туда водки, исправь недостаток и полируй золото, как сказано выше.

К началу15. Как золотить иконостас, утвержденный на месте

Поставь леса, после гипсования закрой их одеялами или коврами, дабы не проник ветер и не попортил золота твоего, и накладывай полимент на иконостас, как это объяснено тебе выше. А листовое золото разрежь на части, малые или большие, смотря по надобности; в водку обмакни грецкую губку или мягкую щетку из куньего хвоста, или хлопчатую бумагу, смочи ею полиментованное место, и тотчас взяв золото, наложи его тут, исправь морщины и полируй его тщательно; потом среди резьбы выкраси, что надобно, смешав краски с клеем или с яичным белком и так работай до конца.

Но вот и другое наставление некоего опытного учителя. Если хочешь, прими оное.

Возьми константинопольской охры, перетри ее, подбавь к ней немного клея и шафрана и этим составом покрывай все, что хочешь золотить. После сего наложи красный полимент на выпуклости узоров и золоти их на водке.

К началу16. О приготовлении состава для прокладки
(По способу Панселина)

Возьми белил одну драму, охры столько же, зеленой краски, какая употребляется для стенной живописи, одну драму, и черной краски четверть драмы, сотри все это вместе на мраморной доске, собери в чернильницу, и этим составом прокладывай все, на что будешь наводить телесный колер.

К началу17. О рисовке глаз, бровей и других частей тела, на кои будешь наводить телесный колер

Смешай черную краску с коричневою космотою [Космота составляется из красной и черной краски] и рисуй ею, что надобно, сперва тонко, а потом гуще, но на зрачки и ресницы глаз, на брови и в ноздри клади чисто черную краску.

Или, если хочешь, возьми умры драму и болюса драму, сотри их на мраморе, и собрав в одно место, рисуй, что нужно, но на веки клади гуще одну умру, на зрачки же и в ноздри черную краску. Так работал Панселин.

К началу18. Как приготовлять телесный колер
(По способу Панселина)

Возьми одну драму белил венецианских или лучших французских, кои приготовляются головками, и венецианской охры драму, а если не найдешь ее, подбери под стать ей другую, да киновари драму. Если же хочешь приготовить самый лучший телесный колер, то поступи так: перетри киноварь, раствори ее водою настолько, чтобы она капала, и разжидив ее таким образом, слей воду [Пену (в иерусалимской рукописи).] в другой сосуд, а киновари дай просохнуть, и потом смешай ее с прочим составом. Так получишь самый лучший телесный колер.

К началу19. Иной способ приготовлять телесный колер

Возьми белил одну драму и желто-красной охры одну драму, сотри их вместе и этим составом наводи телесный цвет. [Наводи телесный колер Панселина (в иерусалимской рукописи)]. Если же нет у тебя такой охры, то возьми другую, примешай к ней немного болюса, дабы она стала красновата и потом доставляй телесный колер, как сказано выше, но смотри, не делай его очень красным. Ежели есть у тебя охра с острова Фаса, [Этот остров находится против св. горы Афонской.] то к ней не нужно примешивать болюса.

К началу20. О приготовлении состава для плавки

В раковину положи телесного колера и одну часть состава для прокладки (с. 16) или менее, смешай их, и этим составом предварительно покрывай те места иконы, на кои будешь наводить телесный колер. Так готовится плавка.

К началу21. Как наводить телесный цвет

Когда на прокладке нарисуешь лицо, или что другое, тогда наперед наводи телесный цвет плавкою, о которой сейчас мы сказали, утончая ее к краям, так чтобы тут она чуть-чуть покрывала прокладку; потом наводи телесный колер на выдающиеся части тела, мало-помалу утончая его к краям, как и плавку, и у старцев обозначь им все морщины, а у юных одни углы глаз; наконец к этому колеру подбавь белил столько, сколько признаешь нужным для того, чтобы сделать его белее, и так наводи его на выдающиеся части, кои надлежит осветить, но наводи, как можно тоньше, так же и освещения делай сперва тонко, а потом усиль их на выдающихся частях тела.

К началу22. О румянцах

Знай, что на лица Богоматери и святых, которые были не стары, должно наводить румянец как можно тоньше, смешивая киноварь с телесным колером, а на оттененные места и на контуры рук (άνοιγαίς), равно как и у престарелых на глубокие морщины, надобно класть болюс очень тонко. Остальные же части выше глаз отличи составом плавки, о котором написано выше.

К началу23. О волосах и бородах

Возьми темную охру, хорошо пережги ее, так чтобы она сделалась темно-красноватою, и когда будешь рисовать волосы Иисуса Христа и святых, которые были не стары, подбавь к ней немного черной краски и так прокладывай их. И опять возьми частицу состава прокладки, примешай к ней немного черной краски, вырисуй и оттени их тонко. А для густых теней употребляй чисто черную краску. При первой же отделке употреби состав прокладки и охру, а при второй под блики клади чистую охру, утончая ее к краям. Губы рисуй составом из белил и киновари, а уста одною киноварью, для последней же отделки их смешай киноварь с телесным колером, а на неосвещенные части клади черную краску или чистую умру. На ободы глаз сперва наведи тонко состав прокладки, потом усиль их телесным колером. Так отделываются волосы, губы, уста и ободы глаз святых, которые не стары. А волосы и бороды старцев рисуй так. Возьми белил и немного черной краски, так чтобы сделался беловатый колер, и им сделай первую прокладку; потом изготовь колер потемнее и вырисуй волосы, а неосвещенные места отделывай еще темнее [В иерусалимской рукописи это не читается]. Дабы придать лучший вид бородам, протяни волоски за конец их, но не далеко. Потом изготовь жидкие белила и тонко освети ими волосы. Для оттенения усов употребляй чисто черную краску, для уст - чистый болюс, а для губ красноватый телесный колер, чуть-чуть разделив их болюсом. На ободы глаз их, если хочешь, клади немного составной плавки, либо вовсе не клади. Так отделываются уста, волосы и бороды старцев.

К началу24. Как отделывать одежды

Когда хочешь отделывать одежду, какой угодно краскою, то сперва возьми немного этой самой краски да белила, приготовь из них беловатый колер, какой требуется для первой работы, и покрой им одежду, где надобно. Потом эту же самую краску изготовь темнее и ею вырисуй складки, утончая ее там, где лежат тени. Наконец сделай колер белее того, которым ты прокладывал одежду, и им ярко освети ее там, где падает свет. Так одежда отделывается естественно.

К началу25. Как рисовать на перламуте

Перламут покрой яичным белком, дабы лучше приставали к нему краски; потом иголкою очерти кругом то место, где будешь рисовать образ, и проложи оное белилами один раз; после этого сделай очерк святого жидковатою краскою и прочерти его иголкою; наконец тонко клади краски, но давай им просыхать, дабы они не потрескались и не прошли сквозь лак. А венец отделывай золотом или на мурденте, или на чесночном составе [Смотри § 63 и § 27].

К началу26. Как рисовать на полотне яичными красками

Сперва сделай рамку и туго натяни на нее полотно, потом возьми клея, мыла, меда и гипса сколько надобно, смешай все это в теплой воде и этим составом пропитай полотно однажды или дважды, так чтобы оно стало ровно и, дав ему просохнуть, выгладь его костью. Потом сделай очертание св. образа и пиши его яичными красками. А венцы золоти на мурденте. Если хочешь, покрой их слегка лаком один раз. Так будет хорошо.

К началу27. О клейком чесночном составе, или как приготовлять чесночный сок для позолоты

Возьми больших головок чесноку сколько хочешь, в месяце июле или в августе, очисти их и истолки в ступе, а сок процеди сквозь чистое полотенце в какой-либо сосуд и поставь против солнца, пока он хорошо сгустится; но наблюдай, чтобы не попали в него волосы или насекомые. Прежде нежели будешь наводить золото, подмешай этот сок к какой угодно краске и рисуй, но смотри, бери менее краски и более клейкого соку, дабы лучше приставало золото. После этой работы дай краске немного просохнуть, и тогда пиши золотом, слегка нагревая его дыханием своим и выглаживая заячьей лапкой. А перед тем, как будешь покрывать икону лаком, выставь ее против солнца, дабы она нагрелась: иначе чесночный состав отсыреет или отпадет.

К началу28. Как варить льняное масло

Возьми это масло, налей его в широкое блюдо и выставь против солнца, летом в самое жаркое время, дней на сорок, но смотри, - как бы оно не сгустилось, Ибо иное льняное масло варится скоро, а иное медленно. Когда оно сделается как жидкий мед, тогда бывает хорошо: а когда слишком сгустится, тогда в связи с другими веществами будет еще гуще, и ты не сможешь разравнивать его на иконах; притом такое масло пузырится. Посему старайся накрывать его в каждый вечер или вносить в горницу, потому что ночная прохлада портит его. Когда же заметишь, что оно сгущается, тогда процеди его сквозь тонкое полотно, дабы очистить от волос и насекомых, кои попали в него. Так варится льняное масло солнечным жаром.

К началу29. Как приготовлять пе́гулу

Возьми еловой смолы, сколько хочешь фунтов, положи ее в такой котел, который вмещал бы ее вдвое более, нежели сколько кладешь, поставь его на огонь и наблюдай, чтобы смола не сбежала, ибо она сильно вздувается. Когда же увидишь, что она поднимается, тогда сними котел с огня и, имея наготове трубочку из тростника, подуй сквозь нее на смолу, чтобы прекратить кипение ее или налей холодной воды в другой сосуд и погрузи в нее дно котла - тогда кипение прекратится. Потом поставь опять котел на огонь и повторяй это несколько раз, пока смола перестанет вздуваться. Так готовится пе́гула. Сняв ее с огня и имея наготове сосуд с водою, влей ее туда, потом тщательно вынь и береги.

К началу30. О приготовлении лака из льняного масла

Возьми 100 драм льняного масла, сваренного жаром солнца, и 75 драм пегулы. Положи их в горшок и поставь его на огонь, чтобы они хорошо распустились и соединились. Потом процеди этот состав и лакируй им при солнечном свете. Но смотри, накладывай этот лак в первый раз как можно тоньше, дабы он не пузырился. А если он слишком сгустится, и ты не можешь разравнивать его, то подбавь к нему немного нефти, дабы он разравнялся. Если же нет ее, то примешай невареного льняного масла: и это хорошо. А если имеешь большой запас мастихи, то возьми 50 драм пегулы да 25 драм мастихи, и так получишь хороший состав. Вот как приготовляется самый отборный лак. Он всему придает стекловидный лоск.

К началу31. Другой лак из белой мастихи
(Σανταλοζίου)

Возьми 100 драм белой мастихи и перетри ее на мраморе или в и́готи, так чтобы она сделалась мелка, как пыль. Положи ее в горшок и налей туда немного нефти либо льняного масла, дабы мастиха не сгорела и не почернела, пока распускается. Поставь этот горшок на горящие угли и накрой его плитою, но приподнимай ее почаще и, прутиком мешай мастиху, пока вся распустится. Когда же увидишь, что она распустилась и начинает пениться, тотчас сними ее с огня и влей в нее полтора фунта льняного масла, сваренного солнечным жаром, наперед подогрев его; потом процеди сквозь тонкое полотно и береги в сосуде. А когда увидишь, что она сселась, подлей к ней нефти, чтобы разжидить ее и лакировать ею тонко, и чтобы она не пузырилась. Этот лак хорош.

К началу32. О лаке из нефти

Возьми 12 драм сандарака и 30 драм пегулы. Первый перетри на мраморе и просей сквозь сито, дабы он был весьма мелок; и вторую так же перетри. Потом положи их в два отдельных горшка, и сперва распусти на горячих углях, а потом соедини и, подбавляя нефти, мешай прутиком, но подбавляй ее мало-помалу, дабы сандарак не сгустился. Когда же сгустится, слей с него всю нефть и, оставив только то, что сгустилось, мешай над огнем, пока сандарак весь распустится, и опять подбавь нефти, подогрей хорошенько и процеди сквозь тонкое полотно. Если же состав этот густ, то, когда будешь лакировать им, подлей в него немножко нефти. Он просыхает и в тени, от утра до вечера, а иногда и скорее, и дает блеск стекловидный. Когда же будешь лакировать им икону, то наперед нагрей ее солнцем или, когда оно не светит, нагрей пред огнем, дабы чрез него не проходили насквозь краски, смешанные с чесночным соком. Лакируя икону, ставь ее не стоймя, а плашмя, дабы лак не потек по ней. Этот лак добывается легко, но он не очень хорош.

К началу33. О лаке желтом

Возьми 20 драм сандарака и 10 драм сариса́мбри, т. е. алоя, сотри их в мелкий порошок, просей и положи в горшок, дабы они распустились, примешай 50 драм льняного масла, сваренного солнечным жаром, и когда будешь лакировать, подлей туда нефти, дабы разжидить лак (так нужно это), и лакируй серебро. Оно будет желто.

К началу34. О лаке из водки (ρακί) просыхающем в тени

Возьми самой крепкой водки, перегнанной четыре или пять раз, отлей от нее 20 драм в глиняный кувшин, и заткнув его тестом, поставь на потухающие угли, чтобы она вскипела, а кипятя ее, подбавь 10 драм мелко истолченного сандарака; когда же он вскипятится вместе с водкою и распустится в ней, тогда примешай 5 драм пегулы и опять покипяти водку не долго, дабы из всех этих веществ образовался один состав. Потом процеди его сквозь тонкое полотно, и у тебя будет хороший лак. Когда же станешь лакировать им, то наперед выставь икону против солнца, дабы она хорошо нагрелась, а если оно не светит, то пред огнем, Нагрей так же и лак, и покрой им икону один раз, спустя же немного времени - в другой раз, а больше не нужно.

Кстати, да будет тебе известно и то, что венециане на иконы не кладут золота, а заменяют его особо приготовленным лаком, который по-немецки называется Гольд Фарбе, а по-нашему [Т. е. по-гречески.] золотистая краска (χρώμα χρυσόν).

К началу35. Как промывать старые иконы
[Современными правилами реставрации этот способ категорически запрещен]

Когда хочешь промывать старые иконы, то наперед влей воду в большое корыто, в котором икона могла бы поместиться под водою, потом положи ее туда и, взяв тепловатой золы из щелока и насыпав ее на изображение, протирай оное большою щетинистою кистью, одинаковой величины с теми кистями, кои употребляются для грунтования икон, но, протирая образ, смотри, как бы не слезли краски, ибо крепкая зола съедает не одни пятна, но и лак. Посему будь внимателен, и не мой всей иконы в один прием, а понемногу, дабы не испортить ее. Сперва кистью и золою промой малую часть ее, и тотчас погрузи всю ее в корыто, дабы нечистота вместе с золою сошла с промытого места, потом таким же способом промой другую часть ее, и опять погрузи икону в воду и обмой ее. Так очищай ее всю мало-помалу, и она не испортится. Если же будешь мыть ее всю вдруг, то ведь не скоро сделаешь это: а если зола пробудет на иконе долго, то слезут с нее краски и гипс. Посему поступай так, как я наставил тебя. Когда икона очистится, и где-нибудь сойдут с нее краски, то наведи их вновь и покрой всю ее лаком. Тогда она будет, как новая. Однако наперед сделай опыт на малой иконе, и после удачи принимайся и за большую. А не удастся, - так покинь эту работу, чтобы не портить икон и не разладить с владельцем их.

Все, что здесь написано, не принимай за басни. Ибо сам я делал опыты с большим успехом. А некто принимался за это дело без предварительного опыта и оставался с голою доскою.

К началу36. Как составлять краску лоснящуюся

Возьми клея. золы и воску по равной части и, смешав их вместе, поставь на огонь, чтобы распустились; потом вложи в них краску, смешай все это хорошенько и намазывай кистью на все, что хочешь, но дай просохнуть, и потом полируй. Если же хочешь, то накладывай и золото; и оно полируется, даже хорошо: только не покрывай лаком того места, на которое будешь накладывать золото.

К началу37. Как распускать золото

В фарфоровую чашку положи лист золота и распущенной камеди, густой как мед; хорошенько сотри их пальцем, - чем долее, тем лучше; вымой палец водою над самою чашкою; подбавь в нее свежей воды, и дай отстояться; потом слей воду осторожно, дабы с нею не стекло золото; снова налей воды во второй и в третий раз, пока она окажется совершенно чистою. Наконец собери золото в раковину и, подбавив к нему немного камеди, употребляй его для иконописания.

К началу38. Как делать золотые письмена

Возьми сулимана [Σουλιμάν ήγουν άξιφο - яд уже не вредящий] и ртути по равной части; положи их в мраморный сосуд, подбавь олова и крепкого уксусу, или свинца, или серебра; сотри все эти вещества так, чтобы они стали жидки, как вода; бери эту жидкость и пиши ею посредством выхухольной кисти; когда же письмена высохнут, то отполируй их.

К началу39. Как делать золотые заглавия

Найди улитку и извлеки из нее слюну в раковину или в другой сосуд. А как извлекается ее слюна - слушай. Поднеси ко рту ее зажженную восковую свечку - и она тотчас выпустит свою слюну. Получив ее, положи в мраморный сосуд с небольшим количеством квасцов и золота, сотри все это хорошенько, подбавь немного камеди и пиши на чем угодно. Этим ты удивишь всякого.

К началу40. Как класть золото на бумагу

Сперва намажь бумагу клеем или камедью и тотчас накладывай на нее золото, пока она влажна; дай ей просохнуть, и потом полируй. Так будет хорошо.

К началу41. Как делать наилучший лак из кармина

В вылуженный сосуд влей полтора фунта воды и вложи две с половиною драмы цугана, [Красно-желтая краска] поставь его на огонь, чтобы вскипятить этот состав; потом сними его с огня, процеди в другой сосуд и поставь на горящие угли; имея же наготове 5 драм кармина, истертого в порошок, клади его туда понемногу, мешая палочкою, и когда увидишь, что он начал кипеть, вложи туда же приготовленные заранее две с половиною драмы лотира [Корка какого-то дерева. Цвет ее желтоват. Я купил ее в Иерусалиме вместе с прочими красками, кои употребляют тамошние иконописцы.], истертого в порошок так же, как и кармин, и мешай; спустя же немного, сними сосуд с огня и подбавь полдрамы хорошо истолченных квасцов. Потом сцеди все это в два чистые сосуда (но знай, что слитое в сосуд первый бывает лучше того, что льется во второй) и дай отстояться, а воду, которая держится наверху, осторожно отлей ложкою, но не всю, и оставь еще на один день или на два отстояться, опять отлей ее немного, и сделай это в третий раз, пока увидишь, что воды осталось так мало, что нельзя убавлять ее ложкою. Или поступи так. Когда состав отстоится, тогда спряди немного шерсти и сделай из нее фитиль, смочи его и один конец опусти в сосуд, наполненный этим составом, только смотри, чтобы он касался воды, а не самого состава, иначе высосет и его, а другой конец перевесь за край сосуда, и подставь под него сосуд для стока воды с фитиля; и ее вытечет столько, что ты удивишься. После сего высуши состав в тени, и он будет хорош. А в вытекшей воде сотри грубый лак; и он будет годен. Так делается лучший лак из кармина. Однако старайся приготовлять его летом; зимний сохнет медленно, да и портится.

К началу42. Как приготовлять вардарамон

В медный сосуд положи опилки меди с крепким уксусом, накрой его и поставь в таком месте, где сильно жжет солнце в жаркое время, пока сгустится уксус. Потом вынь эти опилки и положи в другой сосуд, чтобы они просохли. Так делается вардарамон, или цингя́ри [Цингяри - венецийская ярь].

К началу43. О приготовлении киновари


кувшинчик с длинным узким горлом

Возьми 100 драм ртути, 25 драм горючей серы и 8 драм муртасанги [Кровавик, железная руда красного цвета]; сотри в порошок серу и муртасанги на отдельных мраморных плитках; потом положи их в раздельные сосуды, поставь на горящие дубовые угли, и мешай железным прутиком, пока они распустятся. После сего соедини их с ртутью, чтобы составилось одно смешение, и мешай тем же прутиком, пока увидишь, что эта мешалка почернела. Тогда вылей все это на чистую плиту и дай остыть. Но опять сотри все, как и прежде, и имея наготове кувшинчик с длинным, узким горлом, влей в него состав, прикрой и мешай железом, пока увидишь, что оно побелело.

Тогда заткни кувшинчик плотно, и зарыв его в угли по самое горло, разожги их, и дай ему калиться целые сутки. Наконец разбей этот сосуд и вынь состав. Так получишь хорошую киноварь.

К началу44. Как делать плакунти, т. е. белила

Возьми свинец и сделай из него тонкие листы; потом в горшок влей уксус, повесь в нем эти листочки, и закрыв его плотно, зарой в перегоревший навоз в теплом месте, и оставь тут на 10 или 15 дней. Потом вынь горшок, вытряси из него листочки на мраморную плиту, сотри их, переложи в широкое блюдо, чтобы высохли; и будет хорошо.

К началу45. Как делать лазурь из ниток, выщипанных из крашеного полотна

Возьми часть негашеной извести и столько же хорошей древесной золы; вскипяти воду, положи в нее золу и известь, вскипяти их хорошенько, и сняв с огня, подлей немного воды и дай отстояться. Чисто же отстоявшуюся воду вылей в новый горшок, и взяв выщипанные, крашеные нитки, сколько хочешь, положи их в этот щелок и кипяти его хорошенько, пока увидишь, что он принял цвет этих ниток. Тогда сними горшок с огня и процеди состав сквозь полотно в другой сосуд, а нитки выбрось вон. Потом вымой горшок чисто, положи а него добытую краску да толченые квасцы, сколько хочешь, и немного яичного вещества, смешай все это хорошенько, и вскипятив немного, сними с огня: тогда краска отделится. Или положи все это в чистую воду и процеди сквозь частое полотно: тогда вода сойдет, а краска останется. - Так добывается краска, хотя бы выщипанные нитки были красные или зеленые.

К началу46. Иное приготовление лазури

Возьми новый горнец с узким горлом и насыпь в него до половины или немного более гашеной извести, мелкой, как мука; налей туда крепкого уксуса по горло и прутиком сболтай оба эти вещества, чтобы они хорошо соединились; потом поставь горнец на огонь и кипяти, пока улетучится уксус; тогда сними его с огня, налей другого уксуса - столько, чтобы покрылась им известь, и замазав горнец плотно тестом с паклею, закопай его в неперебродивший конский навоз в теплом месте и чрез каждые три дня переставляй в другое место, зарывая в такой же навоз, пока пройдут 36 дней. После сего вынь горнец, раскрой его и найдешь в нем хорошую лазурь.

К началу47. О приготовлении чернил

Возьми три фунта яблоневой коры, положи ее в сосуд, наполненный четырьмя с половиною фунтами воды, и оставь на одну неделю или на две, чтобы кора размокла; если же хочешь, то выставь и против солнца. Потом отлей полтора фунта воды, натолки 10 драм чернильных орешков да 15 драм калака́нфи [Карина], положи все это в горшок или в медный котел и кипяти дотоле, пока выкипит половина; после сего процеди весь состав сквозь тонкое полотно, а остатки сполосни водою, отвесив ее 10 драм; влей ее в чернила и опять процеди сквозь тонкое полотно; затем слей чистые чернила в прежний сосуд, в котором ты варил их, натолки 12 драм самой чистой камеди, положи ее в чернила и поставь на огонь ненадолго, лишь бы распустилась камедь. Однако если ты можешь распустить ее без огня, то будет лучше. Наконец береги чернила в стеклянном сосуде и пиши, когда надобно. Ты увидишь, что они очень хороши.

К началу48. Как составить киноварь для писания на бумаге

Возьми 10 драм киновари, перетри ее на мраморе так мелко, чтобы она таяла на языке [Нельзя следовать этой рекомендации буквально, т. к. киноварь ядовита], собери с плиты в чернильницу; потом истолки 2 драмы камеди да 2 драмы сахарного леденца, смешай их с киноварью и пиши. Ежели письмена окажутся не очень красны, то поступи так. Дай киновари хорошо отстояться на дне чернильницы, а от желтоватой воды, которая окажется наверху, отлей немного в другой сосуд и береги ее; самый же отстой сболтай в чернильнице и пиши несколько времени, но ежели письмена не блестят, то возьми ту воду, которую ты отлил, влей в чернильницу и пиши смело.

К началу49. Как писать икону по-московски

Когда сделаешь рисунок святого, то сначала вызолоти венец его, потом отделай поле (фон) вот так: возьми белил и подбавь к ним лула́ки [Кубовой краски] так мало, чтобы они пересиливали это вещество, или вместо лулаки употреби персидскую лазурь, либо венецийскую ярь и немного яичного желтка, и отделывай поле. А одежды рисуй какою хочешь краскою с малою примесью желтка; проклади их тонко, вырисуй и отсвети распущенным золотом, но сначала жидким, а потом наводи его ярче, там где падает свет, и просушив, искусно отполируй костью. Точно так же отделывай золотом и надписи святого и другие узоры на поле, и отполируй их, как сказано выше. Так работают московские живописцы.

К началу50. Как писать по-критски

Одежды отделывай так: положив темную прокладку, вырисуй их и отсвети раза два-три; наконец наведи самый сильный свет белилами. А лица пиши так: возьми темной охры, немного черной краски и очень мало белил, и этим составом проклади весь облик, обрисуй черты лица темно-коричневым колером, а на ресницы глаз и на зрачки наведи чисто черную краску. Потом возьми белил, мало охры, да киновари по расчету, дабы цвет тела был не желтый, а бело-красноватый, и наводи телесный колер; но смотри, отделывай им не все лицо до самых краев его, а только одну середину его, да и ту тонко. После сего наведи телесный колер побелее на выпуклости и придай силу теням тонким освещением этих выпуклостей посредством белил. Таким же способом наводи телесный колер на руки и ноги. А волосы святых, которые не стары, рисуй так: проклади их темно-коричневым колером, вырисуй черною краскою и освети составом прокладки, потом подбавь к этому составу немного телесного колера и пройди им по освещенным местам. Волосы же и бороды старцев на прокладке вырисуй сероватым колером и потом освети их тонко белилами.

К началу51. Показание размеров человеческого тела

Ученик мой! Знай, что естественный рост человека от чела до подошвы измеряется девятью лицами, или мерами. Сперва размерь голову, разделив ее на три части: в первой из них помести чело, во второй нос, а в третьей остальную часть лица, волосы же пиши за чертою сего лица, на меру носа; кроме сего от носа до конца бородки отмеряй три ровные части, из которых две составят бородку, а одна рот. Что касается до шеи, то она имеет меру носа. Потом от подбородка до средины тела отмеряй три ровные части, и до колен две, отбавив на колена часть, равную носу. Далее еще две части отмеряй до лодыжек, и от них часть равную носу до подошвы, да до ногтей одну часть. Опять от горла до плеча отмеряй одну часть и столько же до другого плеча; на округление каждого плеча отбавь часть, равную носу; до локтя же, с внутренней стороны, отмеряй одну часть, а отсюда до ручной кисти - одну часть, и отсюда до оконечностей пальцев - одну часть. Что касается до глаз, то размер их одинаков, и расстояние между ними столько же длинно, сколько длинен глаз. Когда голова пишется наискось. пространство от глаза до уха равняется длине двух глаз; когда же пишется прямо против зрителя, тогда берется мера одного глаза. Длина уха равна длине носа; Если человек рисуется нагой, то средина его в ширь определяется четырьмя носами: а если в одежде - одним с половиною лицом. Пояс рисуется там, где оканчивается локоть.

К началу52. О приготовлении красок для натуральной живописи и о том, как писать на полотне масляными красками

Наперед хорошо сотри краски с водою и дай им просохнуть совершенно; потом сотри их с невареным льняным маслом, собери с мраморной плитки и вложи в стеклянные сосуды. Когда же тут какая краска подернется корою, а тебе надобно рисовать, то приподними всю кору за один край и бери краски сколько надобно; потом кору наклони пальцем и закрой ею краску, дабы на ней не образовалась другая кора. А белила сотри с ореховым маслом; с ним они бывают лучше. Потом сделай деревянную четырехугольную рамку, натяни на нее полотно, на котором будешь рисовать, и если оно шелковое, то загрунтуй его тотчас и работай, а если льняное или какое другое, то приготовь самую густую краску, какая бы ни была, намажь ее на полотно, разровняй широким ножом и дай ей просохнуть; потом мелом сделай очерк изображения и работай вот так: изготовь дощечку (палитру) величиною в четверть или немного более; в одном краю ее сделай отверстие, чтобы вставлять в него большой палец левой руки твоей и держать им дощечку, которая должна опираться на тросточку, доходящую под самый локоть; на нее же самую наложи краски и немного нефти, чтобы ею разводить их, и начинай рисовать. Сначала наложи тени, потом первый колер, потом второй, и наконец сделай освещение белилами, но смотри, наводи колера искусно, один подле другого, и каждый на своем месте; иначе, краски не скоро просохнут. Так же поступай и тогда, когда наводишь телесный колер: сначала клади тени, потом света́; но когда наведешь одну краску, положи икону плашмя, чтобы она немного просохла, и потом накладывай другую краску поверх другой. Когда же отделаешь икону, то, если хочешь, покрой ее лаком, и делу конец. Впрочем знай, что для каждой краски требуется особая кисть. А кисти должны быть упруги и круглы, концы же их не слишком длинны. А дабы они не запылились, клади их в гнезда твоего рисовального станка. Когда же нужно мыть их, то имей наготове жестяной ящичек, разделенный на две половины, и в одной из них держи невареное масло, и обмакнув в него кисть, растирай ее пальцами, дабы разжидить на ней краску, потом пальцем прижми ее к перегородке ящичка и потяни ее, чтобы слезла с нее обмывка в другую половину этого сосудца. (И эти обмывки можешь употреблять в дело, если хочешь). После сего вымой кисти с мылом или щелоком и они будут весьма чисты. Щелоком же вымой и мраморную плитку. Вот указание и способ рисования на полотне масляными красками.

К началу53. Наставление о стенной живописи, т. е. как историровать стену и как приготовлять кисти для стенной живописи

Знай, что стенные рисовальные кисти делаются из гривы осла, из щетки вола, из прямых козьих волос и из бороды мула. А приготовляй их так: связав волосы в пучок, вставь его в орлиное перо. Из таких волос готовятся кисти для наведения телесного колера, для освещений и всякие другие. А большие грунтовальные кисти делай из свиной щетины и навощенною ниткою привяжи их к деревянной палочке, не вставляя в перья.

К началу54. Как очищать известь

Когда хочешь историровать стену, выбери известь хорошую, жирную как сало и без каменистых крупинок. Если же она не так хороша и содержит в себе эти крупинки, то поступи так. Наперед приготовь четвероугольный деревянный ящик, а под ним глубокую яму, какую угодно; потом положи известь в этот ящик, налей воды столько, чтобы она покрыла ее всю, и хорошенько мешай лопатою, пока она распустится и останутся одни камешки. После сего под нижнее отверстие ящика подставь решето; открой это отверстие, дабы известковая влага стекла в яму и остались бы одни камешки. Там пусть она ссядется плотно, дабы тебе можно было брать ее лопаткою.

К началу55. Как приготовлять известь с соломою

Возьми очищенную известь, положи ее в большое корыто, и сыскав тонкую солому, т. е. перетертую пополам, без пыли, перемешай ее с известью заступом. Ежели эта смесь очень густа, то влей в нее воды столько, чтобы она стала годною к работе, и дай ей перебродить два или три дня, потом накладывай на стену.

К началу56. Как приготовлять известь с паклею

Возьми лучшую часть очищенной извести и положи ее в небольшое корыто; отыщи истолченную пеньку, в которой бы не было много костри́ки, скрути из нее толстую веревку, изруби ее на дереве в самые мелкие куски, растряси их так, чтобы они размотались и из них выпала бы кострика, и собрав эту паклю в решето, натряси тонкий слой ее в корыто, и лопатою или заступом перемешай с известью; опять натряси тонкий слой, и делай это пять или шесть раз, чтобы известь сгустилась и не трескалась на стене; и дай ей перебродить, как сказано выше. Так приготовляется известь с паклею или облицовка стены.

К началу57. Как покрыть стены известью


штукатурная терка

Принимаясь историровать церковь, наперед расписывай верхние части ее, а потом нижние. Посему приготовь лестницу, и налив воду в ушат, смачивай стену, поливая ее ополовником. Ежели она построена из щебня на растворе из земли, то счисти с нее этот раствор, сколько можно, железною лопаткою, особенно на сводах, дабы не отстала штукатурка, смочи стену водою и штукатурь. Если же стена построена из кирпичей, то смочи ее пять-шесть раз и накладывай известь толсто, пальца на два или более, дабы в ней держалась влажность, нужная для работы твоей. А ежели стена сложена из камней, то смочи ее один раз или два, известку же накладывай на нее тонко, потому что камень сам по себе холоден и долго не сохнет. В зимнее время штукатурь вечером, а утром накладывай известковую облицовку, дабы она держалась, летом же работай, когда тебе удобно. Наложив облицовку, угладь ее хорошенько штукатурною теркою, дай немного просохнуть, потом рисуй.

К началу58. Как делать рисунки на стене


железная лопатка

Когда хочешь делать рисунок изображения на стене, то сперва уравняй и угладь местность, потом возьми железный циркуль и к обеим сторонам его прикрепи деревянные палочки такой длины, какой хочешь, а к одному концу привяжи кисть, чтобы ею брать краску для означения размеров и округления венцов. Означив размеры, возьми охру, и делай очерк кистью сперва водянисто, потом вырисуй его тою же охрою, и если она не впилась хорошо в стену, вырисуй с известковым раствором, округли венцы; хорошенько угладь поле, и тотчас наложи черную краску; потом угладь место под одежду и прогрунтуй ее. Но смотри, после углаженья делай рисунок менее часа, а если промедлишь, то появится кора, которая не принимает в себя красок; и они впоследствии отпадут.

В случае же невольного промедления, поскобли железною лопаточкою то место, которое не вопьет в себя краски, и клади ее: тогда она не отпадет. Подобным образом угладь место и для лица и прочерти его такою же лопаткою, или мозаичным камешком, или костяным ножом; так же прочерти и одежду. Прогрунтуй лицо, обрисуй его и придай ему телесный цвет. А если промедлишь, и образуется кора, то поступи так, как мы сказали.

К началу59. Как приготовлять белила для стенной живописи

Возьми известь из старого творила и испробуй ее так: положи на язык свой, и если она не горька и не кисла, но такова, как земля, то хороша. Возьми ее, перетри, и у тебя будут хорошие белила для стены. А если не найдешь такой извести, то возьми обломки старой штукатурки [В иерусалимской рукописи прибавлено: пятидесятилетней.], на которой когда-то была живопись, и соскоблив краски, перетри ее, еще сухую, на мраморной плите, положи в сосуд, раствори водою и, дав отстояться, процеди ее раза два, дабы с водою уплыли пакля и солома. Потом перетри ее мелко и получишь хорошие белила. Если же не найдешь и такой извести, то поступи так. Возьми обыкновенную штукатурную известь, выставь ее против солнца, чтобы она просохла, потом пережги ее хорошенько в печи или на очаге, перетри и работай. Но предварительно так же испробуй ее на языке. Если она горька или кисла, то покинь ее, потому что на ней появляется кора, которая препятствует работе; если же не горька и такова, как земля, то употребляй ее в дело без опасения.

К началу60. О приготовлении состава прокладки для стенной живописи

Возьми драму зеленого камня, драму темной охры, драму стенных белил и драму черной краски; сотри все это хорошенько и грунтуй там, где будешь наводить телесный колер.

К началу61. О рисовке глаз, бровей и других членов, на кои наводится телесный цвет

Возьми умры, или черной краски, и столько же темно-коричневой; смешай их и рисуй глаза, носы, руки и ноги; на ресницы клади одну умру, или черную краску, а на зрачки тонко-черную, добываемую из сожженной кости; ибо если наведешь ту, которою покрываешь поле, то она пропадет.

К началу62. О приготовлении телесного колера и плавки для стенной живописи

Возьми драму стенных белил, драму фасоской охры и драму болюса; хорошенько сотри все это на мраморе и получишь хороший телесный колер. Подбавь к нему состава прокладки и делай плавку.

К началу63. Как наводить телесный колер на стенные изображения

На плавке наводи телесный холер так же, как ты наводил его на лучшие иконы; и если хочешь работать поскорее, то сперва клади его на выпуклости и потом утончай к краям, сливая с плавкой; тогда работа твоя пойдет скорее.

К началу64. Как наводить румянцы

Уста святых не старых рисуй чистым болюсом, а румянец наводи тонко, смешав болюс с телесным колером. Точно так рисуй и губы. А на неосвещенных местах рук и других членов клади чистый болюс весьма тонко. Так рисуй и старцев. Волосы же и бороды отделывай так, как указано тебе отделывать их на иконах.

К началу65. Как лазурью освещать стены

Положи лазурь на плиту, подбавь к ней немного синели (λουλάκι), называемой хи́нти (инди́го), чтобы лазурь не плесневела на стене, и сколько положил синели, столько же примешивай и стенных белил, сотри все это хорошенько и собери в чашку. Потом сперва прогрунтуй стену белилами, сваренными с льняным маслом, затем покрой черною краскою, и наконец освети лазурью. Отсвет ее делается и на черной умре и на темно-коричневой краске.

К началу66. Какие краски употребляются для стенной живописи и какие не употребляются

Иконные белила, ярь от меди, голубая краска (лаху́ри), лак и арсеник не употребляются для стенной живописи, а прочие краски все употребляются. Однако о киновари надобно знать тебе, что если расписываешь наружную часть храма на таком месте, где дует ветер, то не клади ее, потому что она чернеет, а замени светло-коричневою краскою. Если же расписываешь внутренность храма, то прибавь к киновари немного стенных белил и константинопольской охры, и она не почернеет.

К началу67. Как утолщать венцы на стенах


деревянное правило с прорезью

Сделав рисунок святого, округли венец его циркулем; потом возьми известь, изготовленную для облицовки стены и ею утолсти венец, но смотри, не захвати волос; наложи на него бумагу из-под листового золота, так чтобы не видна была известь и по этой бумаге еще раз прочерти венец циркулем. После сего возьми деревянное прави́ло с прорезью в середине, и, всмотревшись внимательно в циркульную черту венца, вложи в это правило маленькое долото, и молотком ударяй по нему, водя его по всей этой черте, дабы обозначился венец; потом сними наложенную бумагу, подровняй штукатурною лопаткою края облицовки венца, покрой их белилами и коричневою краскою, и, дав просохнуть хорошенько, накладывай золото на мурденте.

К началу68. Как накладывать на стену лазурь

Возьми отрубей, промой их и процеди, а процеженной воде дай отстояться, потом слей ее с отстоя, и вскипятив, смешай с лазурью, которую и клади на поле стены.

Многие живописцы вон выливают ту воду, в которой промыты были отруби, наливают на них другую и долго кипятят ее вместе с ними, потом процеживают; и от того, говорят, бывает хороший клей. И ты, если хочешь, испытай это, но смотри, чтобы стена была очень суха, когда будешь накладывать на нее лазурь.

К началу69. Как приготовлять мурдент для золочения

Возьми 30 драм сурику, 3 драмы чистой охры, 5 драм толченой раковины, одну драму медной яри и одну драму белил. Все это, сухое, сотри хорошо на мраморе без всякой примеси, собери и положи на бумагу, и, когда будешь золотить, в чашку отбавь этого состава столько, сколько нужно, смотря по твоей работе. Или, если хочешь, возьми один сухой и истолченный сурик, потом свари льняное масло так, чтобы оно стало густо как мед, и возьми его столько же, сколько и краски, смешай их хорошенько мутовкою или пальцем, дабы они соединились, и потом подмалевывай венцы святых на стене и золоти их. Таким же способом золоти и все, что хочешь: кожу, стекло, мрамор, внутри или снаружи, наложив прежде мурдент. Когда же придется золотить мягкий камень пори [Род сине-беловатого мрамора. Он добывается и на Афоне близ греко-русского монастыря св. Пантелеймона.], то сперва один раз напитай его льняным маслом на воздухе, дай ему просохнуть в течение трех дней. потом покрой его мурдентом и, просушив, золоти. Так поступай, когда такой камень находится вне храма. А если он вставлен где-либо внутри, то золоти его с клеем. Таким же способом золоти и железо, медь и свинец.

Что касается до полотна, то наперед пропитай его клеем в том месте, где надобно класть золото, потом наложи тут мурдент и золоти: так будет хорошо. Но смотри, не клади много мурдента, ибо он на другой день сгущается и становится негоден к работе.

К началу70. Как на стенах золотить венцы или что другое

Кончив стенную картину, дай ей просохнуть хорошенько; потом изготовь мурдент, сколько его нужно для твоей работы, и покрой им венцы святых. Этим же составом подмалевывай и звезды, но до наведения лазури, ибо если напишешь их после лазури, то они сначала хотя и будут хороши, но после отпадут. Когда же отделаешь звезды или что другое, дай им немного просохнуть; потом испробуй их таким образом: прижми палец к мурденту, и если он пристанет к нему и, отдернутый назад, не отлепит его, значит мурдент хорошо пристал к стене. Тогда ножницами разрежь листовое золото, вместе с бумагою его, - на столько кусков, сколько нужно, и подняв его вместе с нею, осторожно наложи на свое место, и пальцами тщательно прижми бумагу, дабы золото пристало тут ровно, потом сними ее и отполируй позолоту заячьею лапкою. Если где-нибудь окажется скважина, то возьми золото, и той же лапкою наложи его на нее. Оно пристанет, и недостаток исправится. Так золоти, что хочешь: звезды или золотистые черты. Ежели кисть не свободно движется, тогда, когда ты на мурденте отделываешь стенную златопись, то возьми на нее немного нефти, и она пойдет легко. Так отделывается стенная живопись. Но знай и то, что на стенах, как и на иконах, рисовка на чесночном соке держится только на таких местах, кои не подвержены сырости, разве они открыты и обсушиваются воздухом. Если же они отсыревают или заглушены и не обсушиваются воздухом, то смотри, не клади тут на стену красок с чесноковым соком, ибо со временем они плесневеют и портятся, а наводи их по мурденту, как указано тебе выше.

К началу71. Как поновить старинную и обветшавшую икону

Когда хочешь поновить старинную и обветшавшую икону, то поступи так. Если задняя сторона ее сгнила и источена червями, то сперва хорошенько очисти гниль и стряси прах, потом напитай доску клеем и выставь ее против солнца, дабы она просохла, но остерегайся, как бы клей не попал на лицевую сторону иконы и не испортил живописи. После сего возьми деревянные опилки, смешай их с клеем и наполни ими червоточину, когда же они высохнут, нагипсуй задок доски или заклей его полотном: так она скрепится. Если на лицевой стороне иконы повреждено поле (фон), а изображение святого цело, то наперед счисти поле и сними весь старый гипс, потом пропитай доску клеем, как сказано выше, насыпли деревянных опилок в червоточины, загипсуй это место и наложи золото и краски; поднови самое изображение, покрой его лаком; и икона будет как новая.

К началу72. Как приготовлять золото для писания

Взяв чистого червонного золота и положив его в горнец с ртутью и нашатырем, поставь этот сосуд в кучу пылающих углей, так, чтобы нельзя было и видеть его, и раздувай их, пока раскалится горнец и тебе будет заметно, что ртуть дымится и улетучивается. Когда же ты увидишь, что дым прекратился, то знай, что золото растопилось, а ртуть вся испарилась. Тогда тотчас вынь горнец, дабы золото, оставаясь в огне долее, не закипело и не отвердело по-прежнему. А когда горнец остынет, вынь из него золото, соедини его с чистою горючею серою в двойном против него количестве и оба эти вещества сотри на порфировом мраморе таким же пестиком. После того, как сотрешь их достаточно, собери и опять положи в больший горнец, раскали его по-прежнему и плавь золото с серою до тех пор, пока вся она сгорит и улетучится. Потом вынь золото из огня и из горнца, вылей его на сказанный мрамор и сильно три, пока оно превратиться в пыль. Однако при втором трении этом подливай немного воды с небольшим количеством чистой соли. После достаточного трения опять, как сказано, тщательно собери золотистую пыль и, положив ее в чистую чашку, промой несколько раз, пока отстанет от нее вся нечистота; затем собери ее в раковину и употребляй по твоей надобности.

К началуЧАСТЬ ВТОРАЯ
как изображается ветхий завет

ВЕТХИЙ ЗАВЕТ

К началу1. Девять чинов ангельских

Сонм святых ангелов, по изъяснению св. Дионисия Ареопагита, состоит из девяти чинов, кои разделяются на три лика.

Первый лик: престолы, херувимы, серафимы

Престолы изображаются как огненные колеса с многоочитыми крыльями вокруг, вставленные одно в другое и образующие собою как бы царский престол. А херувимы пишутся в виде одной головы с двумя крылами; серафимы же - с шестью крылами, из коих двумя прикрывают лица свои, двумя ноги, и двумя летают; в руках своих они держат рипиды со словами: Свят, Свят, Свят. Так видел их пророк Исаия (гл. 6).

Тетраморфон

Изображается так: iестокрылый ангел, имеющий венец вокруг головы своей, обеими руками держит Евангелие у своих персей. Среди двух крыльев, простертых вверх от головы его, пишется орел, у правого крыла подле плеча - лев, а у левого, так же подле плеча, - вол. Эти животные смотрят вверх, а когтями и стопами своими держат Евангелия. Так видел их пророк Иезекииль (гл. 1).

Второй лик, называемый Украшение, составляют гоподства, силы и власти


шар с буквою X

Они изображаются в длинных стихарях, препоясанные златозелеными орарями и в десных руках держащие золотые жезлы, а в шуйцах - шары с буквою X, означающею Христа.

Третий лик составляют начала, архангелы и ангелы

Они изображаются в воинских доспехах, препоясанные золотыми поясами, и в руках держащие древка с секирами и копьями на концах [Таких изображений не видать в афонских монастырях. Там ангелы сего лика пишутся в стихарях с посошками, кои вывершены крестиками].

К началу2. Падение денницы
Исайи гл. 14.

На небе Христос, как царь, сидит на престоле и держит Евангелие, в котором написано: "видех сатану, яко молниию с небеса спадша" (Лук. гл. 10). Вокруг Его ангельские лики стоят со страхом, а среди них Михаил указывает им на Христа, держа хартию со словами: "станем добре, станем со страхом: приидите поклонимся цареви нашему Богу". Под ними видны горы и среди них большая расселина с надписью: тартар. Полчища денницы низвергаются с неба: с верхних кругов стремглав летят ангелы, еще не темные, пониже них - другие ангелы, темные, еще ниже - темнейшие, гораздо ниже - полубесы и полуангелы, черные и страшные демоны, а ниже всех их в тартаре денница диавол, всех темнее и ужаснее, лежит ниц, а смотрит вверх.

К началу3. Сотворение Адама

Адам юный, без бороды, стоит пред Безначальным Отцом, который, блистая великим светом, держит его за руку шуйцею, а десницею благословляет. Вокруг их видны горы, дерева, разные птицы и животные, а вверху небо с солнцем и луною.

К началу4. Адам нарицает имена животным

Среди рая, наполненного разными деревами и множеством цветов, Адам сидит, простерши вперед одну руку, а другую держа на колене; пред ним стоят все звери и животные и смотрят на него.

К началу5. Сотворение Евы

В таком же раю Адам, нагой, спит, положив руку под голову: из ребра его исходит Ева, простерши руки вверх, а выше ее Безначальный Отец, весь во свете, шуйцею держит ее за одну руку, а десницею благословляет ее.

К началу6. Прегрешение Адама и Евы

В таком же раю Адам и Ева, нагие, стоят пред большим деревом, подобным смоковнице. На нем много плодов. Около его обвился змий. Голова его близ уха Евы. А она одною рукою держит яблоко и вкушает его, а другою подает тот же плод Адаму, и он принимает его (Быт., гл. 3).

К началу7. Изгнание Адама и Евы из рая

Рисуется такой же рай. Оттуда бегут Адам и Ева, нагие, имея одно препоясание на чреслах своих из смоковничных листьев. Они озираются назад, но их гонит шестокрылатый огненный ангел, держащий в руках своих два огненные меча.

К началу8. Плач Адама и Евы

Рай заключен. У двери его пламенеет меч. А напротив рая Адам и Ева сидят полунагие и рыдают, терзая волосы на головах своих.

К началу9. Адам возделывает землю

Адам заступом копает землю, а Ева сидит против него с прялкою и прядет.

К началу10. Рождение Каина

В пещере лежит Ева одетая, а Адам, у которого едва показалась борода, сидит и держит Каина, повитого пеленами (Быт. гл. 4).

К началу11. Рождение Авеля

В пещере лежит Ева одетая, а Адам обмывает Авеля в сосуде, Каин же льет ему воду из кувшина.

К началу12. Каин возделывает землю

Каин молодой, без бороды, среди нивы одною рукою держит плуг, а другою погоняет волов длинною палкою. В другом отделении этой картины он жнет пшеницу.

К началу13. Авель пасет овец

Авель, молодой, без бороды, держит жезл. Пред ним - множество овец.

К началу14. Жертвоприношение Каина и Авеля

На жертвеннике лежит сожигаемая овца. Пламя от него восходит прямо вверх. Пред ним стоит праведный Авель. Очи и руки его воздеты к небу. Вблизи на другом жертвеннике сожигаются снопы пшеницы. Пред ним стоит Каин, и руками закрывает лицо свое, к которому дугою стелется пламень с жертвенника его.

К началу15. Каин убивает Авеля

Вдали видны горы. На земле лежит убитый Авель, а у головы его стоит Каин с палицею. (1 Иоан. 3, 12).

К началу16. Адам и Ева оплакивают Авеля

Авель лежит на земле. Кровь течет из головы его. А Адам, немного поседевший, и Ева плачут над ним. Один ангел говорит Адаму на хартии: "не плачь, восстанет бо в последний день".

К началу17. Ной от Бога получает повеление построить ковчег

Ной стоит и смотрит вверх. Над ним простерто небо и оттуда стремится луч со словами в нем: "сотвори себе ковчег от древ четвероугольных. Аз же се наведу потоп". (Быт. 6, 5-7).

К началу18. Ной строит ковчег


Ной строит ковчег

Пред великим кораблем Ной держит сосуд со смолою и мажет его; а сыны его - одни конопатят это судно, другие строгают доски. Внутри ковчега видны жены их, а вне - разные люди: одни из них едят и пьют с женами и играют в органы, а другие осмеивают Ноя. Птицы и животные разных пород входят в ковчег.

К началу19. Потоп

В воде видны утопшие люди и вершины гор. На одной из них остановился ковчег, Из окна его выглядывает Ной, держа в руке голубя (Быт., гл. 8).

К началу20. Ноево жертвоприношение

На горе стоит ковчег. Из него выходят звери, животные и птицы. А у горы поставлен жертвенник, и на нем возлежат овцы и другие чистые животные и птицы. Вокруг его стоят Ной, сыны его и жены их, подняв руки к небу.

К началу21. Ной насаждает виноград

Люди раскапывают землю, а некто колом приготовляет в ней ямки; за ним виден Ной, держащий в одной руке виноградные лозы, а другою сажающий их в ямки.

К началу22. Ной упившийся и обнаженный

В храмине сидит Ной, держа сосуд, и пьет вино из чашки. В другом отделении этой картины он же спит полуобнаженный, а два сына его, Сим и Иафет, держа на плечах своих покрывало, подходят к нему задом; за ними Хам смотрит на Ноя и указывает на него пальцем.

К началу23. Столпотворение

Рисуется крепость с высочайшею башнею. На ней одни люди с молотками и с иною сбруею кладут стену, а другие несут кирпичи, иные - воду, некоторые - раствор извести; прочие обжигают кирпичи. Над башнею сгустились облака и из них стремятся огненные языки и спускаются на каждого работающего (Быт., гл. 11).

К началу24. Авраам получает от Бога повеление оставить родину

Авраам стоит и смотрит вверх; над ним простерто небо; оттуда озаряет его луч, в котором читаются слова: "изыди от земли твоея и отрада твоего" (Быт., гл. 12, 1).

К началу25. Авраам въезжает в Египет

Авраам едет на коне: позади его Сара. Впереди виден укрепленный город. У ворот стоят люди и смотрят на них.

К началу26. Устрашение Фараона, взявшего Сару, супругу Авраама

В чертоге царь Фараон спит на золотом одре. Над ним парит ангел и устрашает его мечом. А Сара в стороне молится.

К началу27. Авраам, приняв от Фараона целомудренную Сару, возвращается в пустыню

В чертоге фараон сидит на престоле, окруженный воинами. Пред ним Авраам держит Сару за руку. А Фараон указывает ему на нее. В другом отделении этой же картины Авраам едет на коне; Сара позади его; а Лот и его домочадцы с овцами и другими животными идут за ними.

К началу28. Авраам, победив царя Ходоллогомора и союзников его, освобождает племянника своего Лота

Воины преследуют воинов и царей, и поражают их. Среди них вооруженный Авраам держит Лота за руку, а позади видны кони, овцы и волы (Быт., гл. 14).

К началу29. Мельхиседек встречает Авраама

Праведный Мельхиседек в священнической одежде держит блюдо с тремя хлебами и сосуд с вином. Пред ним стоят вооруженный Авраам, Лот и воины, а за ними видны кони, овцы и волы.

К началу30. Странноприимство Авраама

В куще три ангела сидят за столом, на котором поставлены голова тельца в чаше, хлебы и другие блюда с яствами, сосуд с вином и кружка. С правой стороны ангелов Авраам несет накрытое блюдо, а с левой Сара подает на блюде печение из пшеничной муки (Быт., гл. 18).

К началу31. Истребление Содома и Гоморры

Три ангела смотрят вниз с облаков, из коих дождем льется пламень. Внизу горят разрушенные дома, и в них лежат мертвые люди. А вдали Лот и две дочери его бегут по горе: позади их Лотова жена, белая как соль, озирается назад (Быт., гл. 19).

К началу32. Жертвоприношение Исаака

Авраам на горе держит отрока Исаака, связанного на дровах, и хочет заклать его ножом. Над ним ангел указывает ему на овна, запутавшегося рогами в кустарнике и говорит на хартии: "Аврааме, Аврааме, да не возложиши руки твоея на отрочища" (Быт. 22, 11-12). Под: горою два юноши держат оседланного осла.

К началу33. Исаак благословляет Иакова

В храмине Исаак, маститый старец, сидит на постели. Подле него стоит стол со снедями. Юный Иаков преклонил пред ним свои колена. А он одну руку держит на голове этого сына своего, а другою благословляет его, Исав же вверху на горах с луком и стрелами охотится (Быт. 23).

К началу34. Лествица Иакова

Иаков, у которого показалась борода, спит. Над ним лествица утверждена в небе и по ней восходят и нисходят ангелы Божии (Быт., гл. 23).

К началу35. Сны Иосифа прекрасного

Иосиф юный, без бороды, спит. Над ним блестит солнце, луна и одиннадцать звезд; а пред ним видны двенадцать снопов, из коих один стоит прямо, а прочие, вокруг его, немного наклонены, и как бы поклоняются ему (Быт. 33).

К началу36. Братья продают Иосифа измаильтянам

Два брата извлекают юного, еще безбородого Иосифа из рва, держа его за руки. Вблизи стоят прочие братья его с овцами. А измаильтяне подле верблюдов на камне отсчитывают им деньги.

К началу37. Иосиф, оставив хитон, убегает от греха

В чертоге жена сидит на постели и влечет к себе Иосифа за одеяние, а он оставляет его в руках ее и бежит (Быт., гл. 39).

К началу38. Иосиф в темнице изъясняет сны хлебодару и виночерпию

В темнице пред Иосифом два человека стоят на коленах и как бы разговаривают с ним. Один на голове своей держит большую корзину со снедями, кои клюют налетающие птицы, другой же одною рукою держит чашку, а другою выжимает в нее сок из грозда (Быт., гл. 40).

К началу39. Иосиф изъясняет сны Фараону

В чертоге царь спит на золотом одре. Вне чертога видны горы и река. На берегу ее пасутся семь коров, тучные и рыжие, а другие семь коров, черные и тощие, выходят из реки. Тут же близко растут семь колосьев, хорошие и полные, и еще семь - негодные и пустые. В другом отделении картины тот же царь сидит на престоле и пред ним Иосиф говорит на хартии: "седмь крав добрых означают седмь лет благополучных" и пр.

К началу40. Иосиф поставлен от Фараона господином всей земли египетской

Фараон сидит на престоле, окруженный воинами. Пред ним Иосиф сидит на золотой колеснице, которую везут два коня. Впереди один человек трубит, а позади идут воины с копьями и разные люди.

К началу41. Иосифу поклоняются братья его

В чертоге Иосиф, молодой, сидит на престоле, как царь. Пред ним стоят на коленях десять братьев его. А внутри подле чертога видны кони и ослы, навьюченные мешками (Быт. 42).

К началу42. Иосиф открывается братьям своим

В чертоге Иосиф целует своих братьев. А вне чертога те же братья стоят печальные подле вьючных животных; воины развязывают мешки, поверженные на землю, а один из них из мешка Вениаминова вынимает серебряную чашу (Быт. 45).

К началу43. Иосиф встречает отца своего Иакова и братьев своих

Подле укрепленного города видны воины на конях и вельможи, а пред ними конь с золотым седлом и золотой уздою; его держат два воина в золотой одежде. Впереди них спешившийся Иосиф целует отца своего Иакова, за которым стоят братья его, женщины с детьми на колесницах и вьючные животные.

К началу44. Иаков благословляет детей Иосифа, прообразуя крест Господень

Иаков сидит на постели. Пред ним стоят справа Манассия, а слева Ефрем. На головах их Иаков держит руки свои крестообразно, правую на Ефреме, а левую на Манассии. Иосиф стоит позади их и удивляется (Быт. 48).

К началу45. Иаков благословляет двенадцать сынов своих

Иаков сидит на постели, и простирая руки благословляет детей своих, которые стоят пред ним на коленах.

К началу46. Дочь фараона находит Моисея в корзинке

Среди гор течет река; у берега ее стоит корзинка; тут же царская дочь сидит на седалище; с правой и левой стороны ее две девицы держат покрывало сзади нее, а третья девица перед нею открывает корзинку и вынимает из нее младенца (Исх., гл. 2).

К началу47. Моисей, пася овец, видит горящую купину

Моисей развязывает свои сандалии. Около него стоят овцы. Перед ним горит купина. Среди нее видна Богоматерь с младенцем, как бы под сводом. С одной стороны купины ангел смотрит на Моисея, а с другой тот же Моисей стоит простерши одну руку, и в другой держа жезл (Исх. 3).

К началу48. Моисей возвещает евреям освобождение их

Моисей стоит рядом с Аароном. Пред ним стоят иудеи и кланяются ему (Исх. 4).

К началу49. Моисей убеждает Фараона отпустить евреев

В царском чертоге фараон сидит на престоле. Пред ним стоят Моисей и Аарон; а пред ними большой змий на земле пожирает других, малых змиев. Вблизи стоят волхвы в скуфьях, повязанных платками, и держат хартии. Вне чертога евреи, одни мешают глину с соломою, другие делают кирпичи, иные обжигают их. Некоторых из них бьют египтяне.

К началу50. Десять казней египетских

  1. Казнь 1. - Аарон жезлом своим претворяет в кровь все воды египетские. Все реки и источники окровавлены. Моисей стоит, а пред ним Аарон простирает жезл свой над рекою. Египтяне, печальные, недоумевают, как будут пить воду.
  2. Казнь 2. - Аарон и Моисей, погрузив свой жезл в реку, изводят жаб.
  3. Казнь 3. - Аарон и Моисей, ударив жезлом о землю, изводят скнип.
  4. Казнь 4. - Множество песьих мух уязвляет египтян.
  5. Казнь 5. - Падеж скота египетского.
  6. Казнь 6. - Моисей и Аарон пред Фараоном, бросив в воздух пепел, наказывают египтян струпами.
  7. Казнь 7. - Моисей, простерши руку к небу, низводит град и огонь, кои губят скот и произрастения в Египте.
  8. Казнь 8. - Моисей, простерши жезл к небу, приводит саранчу.
  9. Казнь 9. - Моисей, простерши руку к небу, производит осязаемую тьму.
  10. Казнь 10. - Ангел, сошедши с неба, поражает всех первенцев египетских от человека до скота (Исх. 7).

К началу51. Моисей совершает пасху с евреями

В храмине стоит трапеза и на ней видны испеченный агнец и большие опресноки. Вокруг нее Моисей, Аарон и другие евреи стоят, обутые в сандалии, и, держа посохи, едят пасху (Исх. 12).

К началу52. Моисей, переведши израильтян чрез Чермное море, потопляет египтян

На берегу моря ликуют женщины и множество евреев, мужей и жен с детьми на руках и на плечах, а Моисей жезлом ударяет по морю, в середине которого видны воины, одни по пояс, другие по горло, там конь, там колесница.

К началу53. Моисей деревом услаждает горькие воды Мерры

Вдали - горы, вблизи - большой родник воды. Моисей погружает в него дерево. Подле него стоят Ор и Аарон. Позади их - множество евреев. Некоторые из них пьют воду (Исх. 15).

К началу54. Моисей с народом пришел в Елим, где находились двенадцать источников и семьдесят финичий

Из горы текут 12 источников, а на ней самой растут 70 финичий. У вод видны Моисей и множество евреев.

К началу55. Моисей на горе, простерши руки свои, побеждает Амалика

Моисей на горе сидит на камне; по обе стороны его стоят Ор и Аарон, и поддерживают воздетые к небу руки его; а под горою Иисус Навин, молодой, преследует иноплеменников. Их убивают евреи.

К началу56. Моисей принимает закон

На самой вершине высокой горы Моисей стоит на коленах и держит скрижали, а над ним много облаков, проникнутых светом, и трубящие ангелы. Пониже, на той же горе он сокрушает скрижали, а под горою евреи едят, пьют и пляшут вокруг высокого столпа, на котором стоит золотой телец (Исх. 20).

К началу57. Моисей и Аарон служат в скинии свидения

Поверх четырех золотых столпов натянута палатка, вытканная из золотистых ниток с изображением шестокрылатов (серафимов); под нею стоит позлащеный кивот, а выше его - золотая стамна, седмисвещный светильник и пять хлебов; над самым же кивотом видна Богоматерь, держащая Младенца у персей Своих. С одной стороны кивота Моисей держит жезл и скрижали, а с другой Аарон, в священном облачении и с митрою на голове, в одной руке держит золотую кадильницу, а в другой жезл свой прозябший; ниже кивота два сына его, Надав и Авиуд, в священнических ризах и с кадильницами лежат на земле мертвые. Вне палатки - много народа, жертвенник, и на нем сожигаемые овны и птицы (Левит 9).

К началу58. Моисей, ударив жезлом о камень, извел из него воду

Моисей, стоя, ударяет жезлом о камень, и из него течет вода. Дети черпают ее сосудами. Подле Моисея множество евреев, мужчин и женщин. Вверху камня надпись гласит: вода пререкания (Числ. 20).

К началу59. Валаам, идущий проклинать евреев, удерживается ангелом

Между двумя огражденными виноградниками Валаам едет на муле, и бьет его палкою; а мул, упав на колена, обратил к нему свою голову. Пред ним стоит архангел Михаил с обнаженным мечом; а вдали, среди двух гор, видны царские сановники на конях (Числ. 22).

К началу60. Валаам, призванный царем Валаком проклинать евреев, благословляет их

Моисей с евреями поборает моавитян. А выше, на горе видны семь жертвенников, и на каждом их них телец и овен. Подле них стоит царь Валак с сановниками, а пред ним Валаам, смотря вниз на евреев, благословляет их, говоря (на хартии): "воссияет звезда от Иакова: возстанет человек от Израиля, и погубит князи моавитские" (Числ. 24).

К началу61. Кончина Моисея

Пророк Моисей на горе лежит мертвый. У ног его стоит диавол наклонившись, а у головы архангел. Он, простерши руки к диаволу, грозит ему мечом (Втор. 33; Иуд. ст. 9).

К началу62. Двенадцать иереев, несшие ковчег завета, остановились среди Иордана, пока Иисус Навин переводил народ по суше

Двенадцать иереев, держа на раменах своих ковчег завета, стоят среди Иордана на суше. Позади их видна колесница, везомая двумя волами; их погоняет возница. Многочисленный народ с Иисусом Навином переходит чрез Иордан (Иис. Нав., гл. 3).

К началу63. Иисус Навин видит архистратига Господня

Чиноначальник Михаил в военных доспехах держит в руке обнаженный меч. Пред, ним преклонил колено Иисус Навин, начинающий седеть, и, смотря на него, развязывает ремни обуви своей (Иис. Нав. 5).

К началу64. Ангел Господень, явившись Гедеону во время жатвы, укрепляет его на битву с мадиамлянами

На ниве люди жнут пшеницу, и стоит жертвенник с огнем. А Михаил, держа в руке свой жезл, прикасается им к жертвеннику. Пред ним Гедеон на коленях простирает к нему руки свои. Подле него лежит серп (Суд. 6).

К началу65. Гедеон выжимает орошенное руно, из которого течет роса в сосуд

У гор среди гумна молится Гедеон. Пред ним распростерто руно; с неба сходит на оное роса. Тот же Гедеон, в стороне от гумна, выжимает из руна воду в сосуд.

К началу66. Маною и жене его ангел предвозвещает рождение Сампсона

Маное, плешивый старец, и жена его рядом стоят на коленах, воздев очи и руки к небу. Пред ними жертвенник и на нем сожигаемый козленок. А архангел в пламени возносится на небо (Суд. 13).

К началу67. Сампсон убивает льва

Сампсон стоит и ногою попирает льва, а руками разрывает пасть его, закинув ему голову (Суд. 14).

К началу68. Сампсон, ввязав в хвосты трехсот лисиц зажженные веревочки, сжег хозяйство иноплеменников

Горят стоги хлеба, виноградники, масличные деревья и нивы; среди них бегут лисицы с ввязанными в хвосты их горящими веревочками. А Сампсон держит одну лисицу и ввязывает в хвост ее такую веревочку.

К началу69. Сампсон ослиною челюстью убивает тысячу иноплеменников

Сампсон, держа в руках своих ослиную челюсть, поражает ею иноплеменников. Позади его лежат многие убитые им.

К началу70. Сампсон, сняв ворота города Газы, несет их на гору

Крепость без ворот стоит растворенная. Сампсон, неся двери на своих плечах, восходит на гору.

К началу71. Сампсон, ослепленный филистимлянами

Сампсон связан цепями. Филистимляне исторгают очи его. А блудная Далида стоит позади и смотрит на него.

К началу72. Сампсон, поколебав два столпа храмины, разрушает ее и таким образом умерщвляет иноплеменников

В разрушенной храмине лежат мертвые люди. Среди них Сампсон, мертвый, держит в руках своих два потрясенные столпа.

К началу73. Самуил, служащий в храме Господнем

В храме у жертвенника стоит отрок Самуил в стихаре с кадильницею. Пред ним первосвященник Илий благословляет его. А мать его Анна и отец Елкана смотрят на него (1 Царств 1).

К началу74. Самуил получает откровение от Бога о смерти первосвященника Илия и сынов его

В храме первосвященник Илий, маститый старец, спит. А отрок Самуил будит его, дотрагиваясь до него рукою, и говорит с ним. В другом отделении этой картины тот же Самуил сидит на постели и смотрит вверх. Над ним виден ангел, благословляющий его (Цар. 3).

К началу75. Смерть Илия и сынов его

Рисуется крепость и подле нее маститый первосвященник Илий, лежащий навзничь, после падения, вместе с седалищем. Голова его разбита. Пред ним стоит удивленный юноша. А вне крепости филистимляне гонят евреев, и держат на руках своих кивот завета. Подле него на земле лежат мертвые сыны Илия, Офни и Финеес, в священническом облачении (1 Цар. 4).

К началу76. Иноплеменники, много пострадавшие за кивот завета, возвращают его евреям

Две коровы везут колесницу, на которой стоит кивот завета. Позади его, вдали, иноплеменники смотрят на эту святыню. А впереди видны нивы, жнецы и иереи, встречающие кивот (1 Цар. 5).

К началу77. Самуил помазывает Давида на царство

Старец Самуил из рога льет елей на чело юного Давида, за которым стоят Иессей, отец его, старец, и семь братьев его разного возраста и удивляются (1 Цар. 16).

К началу78. Давид, играя пред Саулом на киннире, отгоняет от него злого духа

Царь Саул, старый, сидит на престоле. Руки его простерты к Давиду. Подле него стоят воины. А юный Давид держит кинниру и играет на ней пред царем [Киннира - вид Кифары, или лиры, с десятью струнами. Звуки извлекались из нее смычком (Евфимий Зигазин, писатель XI века)].

К началу79. Давид убивает Голиафа

Давид, юный, без бороды, прицепив пращу к поясу и перевесив суму за плечо, в левой руке держит голову, а в правой меч. Пред ним иноплеменник Голиаф лежит на земле, вооруженный и обезглавленный. Вдали евреи гонят филистимлян, а еще далее девицы пляшут под звуки кифар и тимпанов.

К началу80. Давид со всем народом переносит ковчег завета в Иерусалим

Два вола везут колесницу, на которой стоит кивот, как золотой ящик. На нем видны два золотых херувима. А пред ним Давид в белой одежде бряцает в кинниру, сопровождаемый священниками, из которых одни держат тимпаны, другие кифары, иные трубы. У кивота на земле лежит Оза мертвый. Позади идет народ (2 Цар. 6) [Эта картина хорошо изображена в алтаре соборного храма Иверского монастыря на Афоне].

К началу81. Давид, обличенный Нафаном, покаялся в грехе своем

В царском чертоге у золотого престола Давид преклонил колена. Пред ним стоит пророк Нафан и говорит ему на хартии: "отьял Господь грех твой." Подле него ангел влагает меч свой в ножны (2 Цар. 12).

К началу82. Когда Давид исчислил народ свой, тогда прогневанный Господь послал ангела, который истребил 70 тысяч и ради жертвы прекратил пагубу

Среди гумна стоит ангел с мечом в простертой руке. Вокруг него видны нивы и многие умершие люди. На одном конце гумна стоит жертвенник, и на нем сгорают два вола, снопы пшеницы и обломки плуга. Пред жертвенником стоит на коленах Давид; лицо его обращено к ангелу. Позади жертвенника видны два воина. А между ангелом и Давидом стоит пророк Гад и, смотря на сего царя, указывает ему ангела. Близ них видна крепость Иерусалимская (2 Цар. 24).

К началу83. Помазание Соломона на царство

Давид сидит на престоле. Пред ним стоит Соломон, а один иерей помазывает его елеем из рога. В другом отделении этой картины, Соломон сидит на златоубранном коне; позади него стоят священники и народ, играющий на разных инструментах, а впереди пророк Нафан (3 Цар. 1).

К началу84. Построение храма Соломоном

Рисуется великий храм с многими куполами. Его достраивают многие работники. Одни из них несут известь, а другие обтесывают дерева и камни. Близ них стоит Соломон с раскрытою книгой. Около него сановники и воины (3 Цар. 5, 6, 7).

К началу85. Жены Соломона поклоняются идолам, кои поставлены этим царем

В большом храме расставлены идолы и жертвенники. Им поклоняются женщины. Среди их стоит Соломон (3 Цар. 11).

К началу86. Ворон питает Илию в пещере

В пещере сидит пророк Илия, приложив правую руку к щеке и склонившись на свое колено. Сверху пещеры смотрит на него ворон, держа хлеб в клюве (3 Цар. 17).

К началу87. Илия благословляет муку и елей вдовицы

В доме одна женщина держит в руках своих два сосуда. Пред нею стоит Илия и благословляет их (3 Цар.).

К началу88. Илия воскрешает сына вдовицы

Рисуется высокая горница и на плоской крыше ее - одр с сидящим на нем отроком. Илия держит его за руку и дышит в уста его. Позади одра стоит женщина (3 Цар.).

К началу89. Илия разговаривает с царем Ахаавом

Вдали видны горы. Царь Ахаав, старый, сидит на златоубранном коне. Позади его воины, а впереди Илия разговаривает с ним.

К началу90. Илия молитвою низводит огонь с неба на жертву

Илия стоит перед жертвенником. Руки его воздеты к небу и он говорит на хартии: "Господи Боже, послушай мене днесь огнем". На жертвеннике возлежит телец. А с неба сходит огонь и попаляет жертву. Тут же множество мужей приникли челом к земле (3 Цар, 5).

К началу91. Илия избивает жрецов Вааловых

В устье потока воины держат связанных жрецов Ваала. А Илия посекает их мечом.

К началу92. Илию, уснувшего под кустарником, будит ангел и предлагает ему пищу

Илия спит под большим кустом (Ре́тем). У головы его хлеб и кувшин с водою. Ангел рукою прикасается к голове его.

К началу93. Илия помазывает Елиссея и так посвящает его в сан пророка

Люди засевают ниву. При них - 12 пар волов. Тут же Елиссей, прелонив колена, держится за милоть Илии. А сей пророк благословляет его стоя. - Вдали тот же Елиссей стоит пред жертвенниками, на которых сгорают волы и сломанные плуги.

К началу94. Илия низводит огонь с неба и попаляет двух пятидесятиначальников

Илия стоит на высокой горе и смотрит вниз. У подошвы ее лежат многие мертвые воины, попаленные огнем, сходящим с неба. Вдали другие воины на коленах умоляют пророка пощадить их (4 Царств 1).

К началу95. Илия переходит через Иордан, ударив его милотию

Илия ударяет по Иордану своею милотию. Подле него стоит Елиссей. А издали на них смотрят пятьдесят учеников пророческих (4 Царств гл. 2).

К началу96. Вознесение Илии на небо

В средине огненной колесницы с огненными конями Илия возносится к небу. Под ним стоит Елиссей и, смотря на него, одною рукой принимает милоть, спущенную Илиею, а в другой держит хартию со словами; "отче, отче, колесница Израилева и кони его!"

К началу97. Елиссей, приняв милоть Илиину, ударил ею по воде иорданской и перешел по суху

Елиссей в одной руке держит свитую милоть Илии и ударяет ею по Иордану, а в другой - хартию с словами: где есть Бог Илии, Απφώ? [Απφώ значит теперь, по толкованию Никиты Сеида, жившего при царе Алексие Комнине в 1116 году и издавшего свое сочинение под заглавием: Τής γραφής ή σΰνοψις τής θεοπνέυσου, παλαιάς όμοΰ καί καινής διοθήκης, πρός Μιχαήλ προέδρον τόν Γυρήν άυτη άυτοσχεδίως καί οίωλώς έκδοθείσα ("Обозрение боговдохновенных изображений, как Ветхаго так и Нового Завета...") Рук. in 4° magno не пергамине в библиотеке Афоно-Иверског монастыря]

К началу98. Елиссей солью врачует неплодные воды

Елиссей сыплет соль в поток и говорит на хартии, которую держит в руке: сице глаголет Господь: исцелих воды сия. Подле него стоят многие мужи. Некоторые из них пьют воду.

К началу99. Елиссей, осмеянный детьми, проклял их. Тогда явились медведи и пожрали их

Близ высокого и густого леса два медведя пожирают многих детей. Некоторые их них влезают на деревья. А Елиссей стоит и смотрит на них грозно.

К началу100. Елиссей благословляет елей вдовицы

В храмине стоят глиняные кувшины; женщина вливает в них елей из малого чванца, а Елиссей стоит и благословляет их. Два юноши несут еще два кувшина (4 Цар. 4).

К началу101. Елиссей воскрешает сына Соманитины

В верхней горнице дома на смертном одре лежит отрок; к нему склонился Елиссей лицом к лицу, и по рукам его простер свои руки. Вне горницы стоит мать отрока и плачет.

К началу102. Елиссей повелел Нееману омыться в Иордане. Он омылся и очистился от проказы

Нееман нагой моется в Иордане. На берегу стоят воины, кони и колесницы. У самой воды лежит одежда Неемана (4 Царств, гл. 5).

К началу103. Гиезий, проклятый Елиссеем, покрылся проказою

Елиссей стоит грозный и суровый и на хартии говорит: проказа Нееманова да прильпнет к тебе и к семени твоему. Пред ним стоит Гиезий, прокаженный, в недоумении.

К началу104. Сеннахирим осаждает Иерусалим. Ангел Господень сходит с неба и поражает 185 тысяч воинов

На вершине горы стоит крепость. У подошвы ее множество воинов: одни лежат на земле мертвые, другие падают с коней, иные бегут и с трепетом оглядываются назад. А на облаках стоит архангел в ярком свете, держа в деснице огненный меч (4 Цар., 14).

К началу105. Видение пророка Исайи

На непокрытой площадке дома меж горниц видны облака и яркий свет. Тут, посреди, на высоком престоле сидит Христос, как царь, благословляющий правою рукою, а левою держащий хартию со словами; кого послю, и кто пойдет к людем сим? Вокруг Его шестикрылатые серафимы взывают: свят, свят, свят Господь Саваоф: исполнь вся земля славы Его. По правую сторону Его пророк Исаия, весь трепетный, говорит на хартии: о, окаянный аз, яко человек сый, и нечисты устне имый, и царя Господа Саваофа видех очима моима. А один из серафимов, держа в деснице своей клещи с горящим углем, подносит оный к устам его, а в шуйце держит хартию со словами: се, прикоснуся сие устнам твоим, и отъимет беззакония твоя и очистит. На левой стороне тот же Исаия стоит пред Господом в страхе и говорит на хартии: се аз есмь, посли мя (Исаии гл. 6).

К началу106. Пророк Исаия претренный пилою

Пророк Исаия привязан к дереву. Два воина перепиливают его деревянною пилою. А напротив его царь Манассия сидит на престоле, окруженный многими евреями, идолами и жертвенниками.

К началу107. Пророк Иеремия ввергается в ров

Рисуется глубокий ров и в нем пророк Иеремия. У рва стоят евреи, ввергшие его туда.

К началу108. Иеремия извлекается из рва Авимелехом

Рисуется ров. На его краю стоят люди и веревкою тащат Иеремию из глубины. А Авимелех берет его за руку.

К началу109. Второе взятие Иерусалима

Рисуется разрушенная и горящая крепость. Вне ее многие воины держат связанных иудеев и царя их Седекию. А Иеремия и Варух стоят подле крепости, смотрят на них и плачут.

К началу110. Даниил и три отрока, питавшиеся одними овощами, стали благообразнее сверстников своих, вкушавших роскошную пищу

За столом юноши едят мясо и пьют вино. А вдали Даниил и три отрока вкушают коливо и разные овощи. - В другом отделении этой картины в чертоге царь Навуходоносор сидит на высоком престоле, окруженный копьеносцами. Пред ним стоят три отрока, Даниил и другие юноши. А один начальник указывает ему на них (Даниил, гл. 1).

К началу111. Даниил избавляет Сусанну

Пред юным Даниилом стоит Сусанна. Руки ее связаны сзади. Два старика, в широкой одежде и в головном уборе из платка, указывают на нее Даниилу. Вблизи стоит муж ее Иоаким и множество народа. А вдали этих же стариков народ побивает камнями (Дан., гл. 13).

К началу112. Даниил, изъясняет Навуходоносору первое сновидение его

В чертоге царь спит на золотой кровати. А вне чертога у подошвы горы стоит истукан. Голова у него золотая, грудь и руки серебряные, чрево и бедра медные, голени железные, ступни полужелезные и полуглиняные. С горы падает камень на голову этого истукана. - В другом отделении картины тот же царь сидит на престоле. Пред ним стоит Даниил и указывает ему на истукан (Дан. 2).

К началу113. Три отрока, не поклонившиеся истукану, ввержены в огненную печь, но там орошает их ангел

Среди печи стоят три отрока в одеждах своих. Очи и руки их воздеты к небу. Среди них архангел Михаил. А у печи видны воины, умерщвленные пламенем, исторгшимся из нее, и вблизи золотое изображение царя (гл. 3).

К началу114. Даниил изъясняет Навуходоносору второе сновидение его

Рисуется высокое и многоветвистое дерево. На ветвях его сидят различные птицы, а у корня бегают разные звери. Ангел подрубает его секирою. В ближнем чертоге царь спит на золотой кровати. А в другом отделении чертога тот же царь сидит на престоле. Пред ним стоит Даниил и указывает ему на то дерево.

К началу115. Даниил изъясняет письмена, начертанные невидимою рукою на стене чертога царя Валтасара

На стене царского чертога видна кисть руки, пишущая слова: Мани, Факел, Фарес. Царь стоит и ужасается. Даниил указывает ему эти письмена. Подле них стоят волхвы и мудрецы, стол со снедями, и позади них женщины (Дан., гл. 5).

К началу116. Видение пророка Даниила

В дома Даниил спит на кровати. Вне дома видно море. На четырех сторонах его дуют четыре ветра; и из моря выходят четыре зверя. Первый зверь - лев с крыльями орла; на нем сидит держащий скипетр (вавилонский царь Навуходоносор). Второй зверь - медведица, держащая в зубах своих три ребра: на ней сидит (персидский царь Дарий) держащий обнаженный меч. Третий зверь - пестрокожий леопард с четырьмя крыльями и с четырьмя головами; на нем сидит держащий копье (македонский царь Александр). Четвертый зверь - как бы черный лев с железными зубами и с десятью рогами на голове, из коих три сломаны, и среди них вырос один рог малый, имеющий очи и уста человеческие: на этом звере сидит держащий драгоценный камень топаз (римский император Август). Остальное рисуется сходно с картиной, представляющей второе пришествие Христово.

К началу117. Даниил, обнаружив обман жрецов, сжигает жилище их и сокрушает Ваала

В капище стоит большой истукан, Пред ним на столе лежат хлебы и разные снеди. У выхода из капища виден царь с копьеносцами, А Даниил держит сито и рассевает пепел по полу. В другой части этой картины тот же Даниил, зажегши капище, сокрушает истукана Ваала. А воины умерщвляют жрецов, их жен и детей (Дан. 14).

К началу118. Даниил убивает дракона

В пещере огромный дракон разинул пасть свою. Пред ним стоит Даниил и бросает в пасть его черные хлебы. Позади него стоят царь и многие люди.

К началу119. Даниил в львином рве получает пищу от Аввакума, которого принес из Иерусалима ангел Господень

Даниил в темном рве воздел очи и руки к небу. Около него лежат семь львов. А над ним архангел Михаил держит Аввакума, прикоснувшись десницею своею к темени головы его. Аввакум же держит корзину с хлебами и подает ее Даниилу.

К началу120. Иона, убежавший от лица Господня, ввергается в море

В море плывет корабль, обуреваемый грозными волнами. Корабельщики, взяв Иону, ввергают его в пучину. Но великая рыба из-под корабля хватает его в пасть (Ион. 1).

К началу121. Кит изрыгает Иону

У крепости волнуется море и чудовищная рыба извергает Иону на берег. А этот пророк на хартии говорит: возопих в скорби моей ко Господу (Ион. 2).

К началу122. Иона проповедует в Ниневии

Рисуется великий и многолюдный город и среди него Иона со словами на хартии: еще три дни, и Ниневия превратится. Пред ним стоят мужи, жены и дети; одни из них плачут, другие молятся, а царь лежит на земле в волосяном вретище, и терзает волосы на обнаженной голове своей. Подле него на земле лежат царские одежды и венец, а позади стоит высокий престол его (гл. 3).

К началу123. Иона скорбит об иссохшем над ним растении

На подставках из сухих сучков висит изсохшее растение в роде тыквицы. Под ним сидит Иона, печальный, и одною рукою защищает голову от лучей солнца, а в другой держит хартию со словами: зело опечалихся аз о тыкве даже до смерти. Над ним распростерто небо, и оттуда сходит на него луч, в котором написано: ты опечалился еси о тыкве: Аз же не пощажу ли Ниневии, града великого. Солнце над головою Ионы жжет его своими лучами (Ион. 4).

К началу124. Иов, лишенный детей и имения, благодарит Бога

В чертоге Иов стоит на престоле и, смотря на небо, раздирает ризы свои. По обе стороны его стоят три человека и извещают его о бедствиях. Вне чертога видна разрушенная храмина и в ней мертвые сыны и дочери его, вдали - поля, овцы и волы, и разбойники, убивающие пастухов и угоняющие стада; а еще далее - верблюды и кони, и другие разбойники, убивающие пастухов (гл. 1).

К началу125. Иов на гноище

У крепости Иов, весь загноенный, сидит на гноище; с ним беседуют три царя, а жена говорит ему: благослови Бога и умри. Он смотрит на нее сурово и говорит: вскую яко едина от безумных жен возгласила еси? Аще благая прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим? Яко Господеви изволися, тако и бысть... Буди имя Господне благословенно (гл. 2).

К началу126. Иов за терпение вознагражден вдвойне

В храме на жертвеннике сожигаются овцы и телец. Пред ним Иов в царской одежде молится. Подле него стоят жена, семь сынов и три дочери его, одетые в златошвенные одежды. Вне чертога, вдали на горах и полях, пастухи пасут овец, волов, верблюдов и коней.

К началу127. Праведная Иудифь убивает Олоферна

На горе видна крепость. А внизу на поле раскинуты шатры и в них спят воины. Среди этого стана поставлен шатер весь позлащенный и в нем на золотой кровати лежит обезглавленный Олоферн. Подле него стоит Иудифь, одетая нарядно, и в одной руке держит окровавленный меч, а другою влагает голову Олоферна в мешок, который держит перед нею служанка ее. В другом отделении картины видна та же крепость; на стенах ее стоят люди с распущенными знаменами подле длинного копья, на котором торчит голова Олоферна. А вне крепости иудеи преследуют и убивают иноплеменников (Иудифь, 3).

К началу128. Святые праотцы по родословию

  • 1. Праотец Адам, старец с седою бородою и с длинными волосами.
  • 2. Праведный Авель, сын Адама, юный, без бороды.
  • 3. Праведный Сиф, сын Адама, старец с дымчатою бородою.
  • 4. Праведный Энос, сын Сифа, старец с раздвоенною бородою.
  • 5. Праведный Каинан, сын Эноса, старец с окладистою бородою.
  • 6. Праведный Малелеил, сын Каинана, старец плешивый.
  • 7. Праведный Иаред, сын Малелеила, старец с бородою, разделенною на три пряди.
  • 8. Праведный Энох, сын Иареда, старец с остроконечною бородою.
  • 9. Праведный Мафусал, сын Эноха, старец плешивый.
  • 10. Праведный Ламех, сын Мафусала, старец с круглою бородою.
  • 11. Праведный Ной, сын Ламеха, старец с остроконечною бородою, с длинными волосами, держащий челн.
  • 12. Праведный Сим, сын Ноя, старец с раздвоенною бородою.
  • 13. Праведный Иафет, сын Ноя, старец кудрявый, с круглою бородою.
  • 14. Праведный Арфаксад, сын Иафета, старец с длинною бородою.
  • 15. Праведный Каинан, сын Арфаксада, старец с окладистою бородою дымчатого цвета.
  • 16. Праведный Сала, сын Каинана, старец с бородою, разделенною на пять прядей.
  • 17. Праведный Евер, сын Салы, по имени которого иудеи названы евреями, старец плешивый с остроконечною бородою.
  • 18. Праведный Фалек, сын Евера, плешивый с остроконечною бородою.
  • 19. Праведный Рагав, сын Фалека, старец с раздвоенною бородою.
  • 20. Праведный Серух, сын Рагава, старец с широкою бородою.
  • 21. Праведный Нахор, сын Серуха, старец с бородою, разделенною на три пряди.
  • 22. Праведный Фара, сын Нахора, старец с остроконечною бородою.
  • 23. Патриарх Авраам, сын Фары, с длинными волосами и с бородою до пояса.
  • 24. Патриарх Исаак, сын Авраама, старец с остроконечною бородою и с длинными волосами.
  • 25. Патриарх Иаков, сын Исаака, старец с длинными волосами и с длинною раздвоенною бородою.

К началу129. Двенадцать сынов Иакова и их потомки

  • 26. Патриарх Рувим, старец плешивый, с остроконечною бородою.
  • 27. Партиарх Симеон, старец с раздвоенною бородою.
  • 28. Патриарх Левий, старец с круглою бородою
  • 29. Патриарх Иуда, старец с широкою бородою.
  • 30. Партиарх Завулон, старец с длинною бородою.
  • 31. Партиарх Иссахар, старец с закрученною бородою.
  • 32. Патриарх Дан, старец с поднявшимися волосами.
  • 33. Патриарх Гад, старец кудрявый.
  • 34. Патриарх Ассир, старец с бородою, разделенною на пять прядей.
  • 35. Патриарх Неффалим, старец с длинною широкою бородою.
  • 36. Патриарх Иосиф, старец с длинною бородою, в венце.
  • 37. Патриарх Вениамин, старец курчавый с дымчатою бородою.

***

  • 38. Праведный Зара, сын Иуды, старец с редкою бородою.
  • 39. Праведный Фарес, сын Иуды, старец с длинною бородою.
  • 40. Праведный Есром, сын Фареса, старец плешивый с круглою бородою.
  • 41. Праведный Арам, сын Есрома, старец с остроконечною бородою.
  • 42. Праведный Аминадав, сын Арама, с проседью.
  • 43. Праведный Наассон, сын Аминадава, старец с раздвоенною бородою.
  • 44. Праведный Салмон, сын Наасона, старец с широкою бородою.
  • 45. Праведный Вооз, сын Салмона, старец с круглою бородою.
  • 46. Праведный Овид, сын Вооза от Руфи, старец плешивый.
  • 47. Праведный Иессей, сын Овида, старец с остроконечною бородою.
  • 48. Царе-пророк Давид, сын Иессея, старей с круглою бородою.
  • 49. Царе-пророк Соломон, сын Давида, юный без бороды.
  • 50. Царь Ровоам, сын Соломона, с бородою едва показавшейся.
  • 51. Царь Авия, сын Ровоама, молодой, с круглою бородою.
  • 52. Царь Аса, сын Авии, старец с остроконечною бородою.
  • 53. Царь Иосафат, сын Асы, старец с круглою бородою.
  • 54. Царь Иорам, сын Иосафата, юный с остроконечною бородою.
  • 55. Царь Озия, сын Иорама, с проседью в круглой бороде.
  • 56. Царь Ирафам, сын Озии, молодой, с раздвоенною бородою.
  • 57. Царь Ахаз, сын Иоафама, старец с широкою бородою.
  • 58. Царь Иезекия, сын Ахаза, старец с остроконечною бородою.
  • 59. Царь Манассия, сын Иезекии, старец с широкою, раздвоенною бородою.
  • 60. Царь Аммон, сын Манассии, с проседью.
  • 61. Царь Иосия, сын Аммона, старец с бородою, разделенною на пять прядей.
  • 62. Царь Иехония, сын Осии, молодой, с круглою бородою.
  • 63. Праведный Салафиил, сын Иехонии, юный с бородою едва показавшеюся.
  • 64. Праведный Зоровавель, сын Салафииля, с проседью.
  • 65. Праведный Авиуд, сын Зоровавеля, старец плешивый.
  • 66. Праведный Элиаким, сын Авиуда; старец с раздвоенною бородою.
  • 67. Праведный. Азор, сын Элиакима, старец с широкою бородою дымчатого цвета.
  • 68. Праведный Садок, сын Азора, с проседью в раздвоенной бороде.
  • 69. Праведный Ахим, сын Садока, юный, с едва опушенною бородою.
  • 70. Праведный Элиуд, сын Ахима, старец плешивый с круглою бородою.
  • 71. Праведный Элеазар, сын Элиуда, старец с длинными волосами.
  • 72. Праведный Матфан, сын Элеазара, старец с бородою, разделенною на три пряди.
  • 73. Праведный Иаков, сын Матфана, старец с остроконечною бородою.
  • 74. Праведный Иосиф, сын Иакова, обручник Богородицы, с круглою бородою, старец.

К началу130. Иные праотцы и праведники

  • 75. Праведный Мельхиседек, старец с длинною бородою, в священнической одежде с митрою на голове, держит блюдо с тремя хлебами.
  • 76. Праведный Иов, старец с круглою бородою, в венце, держит хартию со словами: Буди имя Господне благословенно от ныне и до века.
  • 77. Пророк Моисей, с проседью в редкой бороде, в священнической одежде и митре, из-под которой виден платок на голове, держит две скрижали закона.
  • 78. Пророк Аарон, старец с длинною бородою, а священнической одежде и митре, держит стамну златую и жезл процветший.
  • 79. Пророк Ор, старец с раздвоенною бородою, в священнической ризе, держит свиток.
  • 80. Праведный Иисус, сын Навин, старец с круглою бородою в венце и в военных доспехах, держит скипетр.
  • 81. Пророк Самуил, старец с длинною бородою, в священнической одежде и митре, держит рог с елеем и кадильницу.
  • 82. Праведный Товит, старец с длинною раздвоенною бородою, держит хартию со словами: языки многи от далече приидут ко имени Господа Бога, дары имуще в руках (Тов. гл. 13, ст. 11).
  • 83. Праведный Товия, сын его, старец курчавый, держит хартию со словами: Благословен еси, Боже отец наших, и благословенно имя Твое святое и славное во веки (Тов. гл. 8, ст. 5).
  • 84. Святые три отрока - Анания, Азария и Мисаил, юные, без бород.
  • 85. Праведный Иоаким, отец Богородицы, с проседью в круглой бороде.
  • 86. Праведный Симеон Богоприимец, старец с длинными волосами.

К началу131. Ветхозаветные святые жены

  • 1. Праматерь Ева, престарелая, с седыми волосами.
  • 2. Праведная Сарра, жена Авраама, престарелая.
  • 3. Праведная Ревекка, жена Исаака, престарелая.
  • 4. Праведная Лия, первая жена Иакова, престарелая,
  • 5. Праведная Рахиль, вторая жена Иакова, юная.
  • 6. Праведная Асенефа, жена Иосифа прекрасного, юная.
  • 7. Праведная Мариам, сестра Моисея, престарелая.
  • 8. Праведная Деввора, судившая Израиля, престарелая, в венце.
  • 9. Праведная Руфь, юная.
  • 10. Пророчица Олда, престарелая.
  • 11. Праведная Сараффия, к которой был послан пророк Илия, вдовица престарелая.
  • 12. Праведная Саманитина, пропитавшая Елиссея, престарелая.
  • 13. Праведная Юдифь, умертвившая Олоферна, юная.
  • 14. Праведная Есфирь, избавившая израильтян, юная.
  • 15. Праведная Анна, мать пророка Самуила, престарелая.
  • 16. Праведная Сусанна, юная.
  • 17. Святая Анна, матерь Богородицы, престарелая.

К началу132. Святые пророки. Внешний их вид и пророчества

  • 1. Пророк Моисей, с проседью в редкой бороде, говорит: возвеселитеся небеса купно с ним, и да поклонятся ему вси ангели (Втор. гл. 32, ст. 43).
  • 2. Царе-пророк Давид, старец с круглою бородою, говорит: яко возвеличишася дела Твоя Господи (Псал. 91, 5).
  • 3. Царе-пророк Соломон, юный, безбородый, говорит: премудрость созда себе дом (Притч. 19, 1).
  • 4. Пророк Илия, старец с седою бородою, говорит; жив Господь Бог сил, Бог израилев (3 Цар. 17, ст. 1).
  • 5. Пророк Елиссей, молодой, плешивый, с закрученною бородою, говорит: жив Господь и жива душа моя, аще оставлю тя (4 Цар. 2, ст. 4).
  • 6. Пророк Исая, старец с длинною бородою, говорит: слыши небо, и внуши земле, яко Господь возглагола (Ис. гл. 1).
  • 7. Пророк Иеремия, старец с небольшою бородою, говорит: бысть слово Господне глаголя: прежде неже мне создати тя во чреве, познах тя (Иерем. гл 1, ст. 4).
  • 8. Пророк Варух, старец с круглою бородою, говорит: Господи, призри из дому святаго Твоего на нас (Варух гл. 2).
  • 9. Пророк Иезекииль, старец с остроконечною бородою, говорит: сия глаголет Господь, се Аз взыщу овец (Иезек. гл. 34, ст. 10).
  • 10. Пророк Даниил, юный, безбородый, говорит: восставит Бог небесное царство (Дан. гл. 2, ст. 24).
  • 11. Пророк Осия, старец с круглою бородою, говорит: милости хощу, а не жертвы, и уведения Божия (VI, 6).
  • 12. Пророк Иоиль, с черною раздвоенною бородою, говорит: Господь от Сиона воззовет, и от Иерусалима даст глас свой (III, 16).
  • 13. Пророк Амос, старец с круглою бородою, говорит: увы люте желающим дне Господня и пр. (5, 18).
  • 14. Пророк Авдий, старец с проседью, говорит: в той день, глаголет Господь, погублю и проч. (1, 8).
  • 15. Пророк Иона, старец плешивый, с круглою бородою, говорит: возопих в скорби моей ко Господу (2, 3).
  • 16. Пророк Михей, старец с остроконечною бородою, говорит: в той день, глаголет Господь, соберу сокрушенную и отриновенную прииму (4, 6).
  • 17. Пророк Наум, старец с короткою бородою, говорит: от лица Господня кто постоит (1, 6).
  • 18. Пророк Аввакум, юный безбороды, говорит: Господи, услышах слух Твой и убояхся (3, 1).
  • 19. Пророк Софония, старец с седою бородою, говорит: близ день Господень великий, близ и скоро зело (гл. 1, ст. 14).
  • 20. Пророк Аггей, старец с круглою бородою, говорит: положите сердца ваша в пути ваши (1, ст. 7).
  • 21. Пророк Захария, юный без бороды, говорит: сице глаголет Господь Вседержитель, се Аз спасу люди моя (гл. 8, ст. 7).
  • 22. Пророк Малахия, с проседью в круглой бороде, говорит: от восток солнца до запад прославися имя мое во языцех (1, ст. 11).
  • 23. Пророк Гедеон, старец плешивый с круглою бородою, говорит: аще будет роса на руне точию, и по всей земли суша (Суд. гл. 6, ст. 37).
  • 24. Пророк Захария, отец Предтечи, старец с длинною бородою, в священнической одежде, говорит: благословен Господь Бог Израилев, яко посети (Лук. 1, 68).
  • 25. Пророк Нафан, старец плешивый, с круглою бородою.
  • 26. Пророк Ахия, старец с длинною широкою бородою.
  • 27. Пророк Самей, старец с круглою бородою.
  • 28. Пророк Иоад, умерщвленный львом, с бородою едва показавшеюся.
  • 29. Пророк Азария, сын Адоя, старец курчавый.
  • 30. Пророк Анина, старец с раздвоенною бородою.

К началу133. Пророчества, кои пишутся на изображениях Господских праздников, чудес и страданий Господа

К началуО рождестве Христове

Не оскудеет князь от Иуды и вождь от чресл его, дондеже приидут отложенная ему, и той чаяние языков. - Быт., гл. 49, ст. 10. Пророчество патриарха Иакова.

Снидет, яко дождь на руно, и яко капля каплющая на землю, - Псал. 71, ст. 6.

Отроча родися нам, сын и дадеся нам, и нарицается имя Его велика совета Ангел. - Исаии. 9, 6.

Бог от юга приидет, и святый из горы приосененныя чащи. - Аввакума 3, 3.

И ты, Вифлееме, земле Иудова, ничимже меньши еси во владыках Иудовых: из тебе бо изыдет вождь, иже упасет люди моя Израиля. - Мат. гл. 2, 6; пророчество Михея.

Воссияет вам боящимся имене Моего солнце правды, и исцеление в крилех Его. - Малахии гл. 4, 2.

Сей Бог наш, не вменится ин к нему, на земли явися и с человеки поживе. - Варуха 3, 36-38.

К началуОб обрезании Господа

И младенец осьми дней обрежется вам. - Быт. гл. 17, ст. 12; пророчество Моисея.

К началуО сретении

Всяк младенец мужска полу, разверзаяй ложесна, свят Господеви наречется. Лук. 2, 23. Или: освяти ми всякого первенца, перворожденного. Исх. 13, 2.

К началуО бегстве в Египет

Се Господь седит на облаце легце, и приидет во Египет, и потрясутся рукотворенная египетская. - Исаии 19, 7.

От Египта воззвах сына Моего. - Осии у Матф. гл. 2, ст. 18; Осии 11, 1.

К началуОб избиении младенцев

Глас в Раме слышан бысть, плач и рыдание и вопль мног. - Матф. гл. 4, ст. 18; Иерем. 31, 11.

К началуО крещении Господнем

Видеша тя воды, Боже, видеша тя воды и убояшася. Псал. 76, ст. 13.

Измыйтеся и чисти будете, отымите лукавства от душ ваших. Исаии гл. 1, ст. 16.

Омый от лукавства сердце твое, Иерусалиме. Иерем. 4, 14.

Сия глаголет Господь: воскроплю на вы воду чисту и очиститеся. Иезекииль 36, ст. 25.

Сия глаголет Господь: обладаяй водами многими. Наум гл. 1, ст. 12.

Се Аз посылаю ангела моего, и призрит на путь пред лицем Моим. Малахии гл. 3, ст. 1.

В день он изыдет вода жива из Иерусалима. Захарии гл. 14, ст. 8.

К началуО чудесах Христовых

Он болезни наша приял. Исаии.

К началуО притчах Христовых

Отверзу в притчах уста моя. Псал. 77, ст. 2.

К началуО преображении Господнем

Фавор и Ермон о имени Твоем возрадуются. Псал. 88 ст. 13.

К началуО воскресении Лазаря

От руки адовы избавлю я, и от смерти искуплю я. Осии гл. 13, ст. 14.

К началуО входе в Иерусалим

Из уст младенец и ссущих совершил еси хвалу. Псал. 8, 3.

Радуйся зело, дщи Сионя. Се Царь твой грядет к тебе, всед на осля и жребя. Матф, 21, 5. Захарии.

К началуО изгнании из храма продающих и покупающих

Дом мой, дом молитвы наречется всем. Исаии 56, ст. 7.

К началуО тайной вечери

Се дние грядут, глаголет Господь, и завещаю дому Израилеву и дому Иудину завет нов. Иерем. гл. 31, ст. 31.

К началуО соглашении Иуды предателя

И поставиша мзду мою тридесять сребреник. Захарии гл. 11, ст. 12.

К началуО предании Господа Иудою

Ядый хлебы моя возвеличи на Мя запинание. Псал. 40, ст. 10.

К началуО суде Анны и Каиафы

Восташа на Мя свидетеле неправеднии. Псал. 26, ст. 12.

К началуО суде Пилата

Вскую шаташася языцы и людие поучишася тщетным. Псал. 2, ст. 1.

К началуО бичевании Господа

Плещи моя вдах на раны и ланите мои на заушение. Исаии гл. 50, ст. 6.

К началуО поругании

От всех враг моих бых поношение. Псал. 30, ст. 12.

К началуО крестном пути

Аз же яко ягня незлобивое ведомое на заколение. Иеремии 11, ст. 19.

К началуО вознесении на крест

Яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим его безгласен. Исаии 53, ст. 7.

К началуО распятии

И будет живот твой висящ пред очима твоима. Второзакония гл. 38, ст. 66.

Ископаша руце мои и нозе мои. Псал. 21, 17.

Предана бысть на смерть душа Его, и со беззаконными вменися. - Исаии 53, ст. 12.

К началуО снятии со креста

От лица неправды взяся праведный. Исаии 57, 1.

К началуО положении во гроб

Возлег, уснул еси, яко лев и яко скимен: кто возбудит Его? Быт. 49, ст. 9, Пророчество Иакова.

Востани, вскую спиши, Господи. Псал. 43, ст. 24.

Аз сплю, а сердце мое бдит. Песнь Песней гл. 5, ст. 2. Пророчество Соломона.

Будет с миром погребение Его. Псал. гл. 57, ст. 2.

К началуО сошествии во ад

Ад доле огорчися, срет Тя. Исаии гл. 14, ст. 9.

В день третий воскреснем. Осии гл. 6, ст. 3.

К началуО воскресении

Да воскреснет Бог и расточатся врази Его. Псал. 67, 1.

Потерпи Мене, глаголет Господь, в день воскресения моего во свидетельство. Софонии гл. 3, ст. 8.

К началуО мироносицах

Жены грядущия с позорища, приидите. Исаии 27, ст. 11.

К началуО вознесении

Взыде на херувимы, и лете, лете на крилу ветреню. Псал. 17, ст. 11.

Взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне. Псал. 46, ст. 6.

Станут нозе Его на горе Елеонстей, яже есть прямо Иерусалиму на восток. Захарии 14, 4.

К началуО сошествии Святого Духа

Излию от Духа моего на всяку плоть, и прорекут сынове ваши и дщери ваши. Иоиля гл. 2, ст. 28.

Излию на дом Давидов и на сущия в Иерусалиме Дух благодати и щедрот. Захарии 12, ст. 10.

К началу134. Пророчества, кои пишутся на изображениях Богородичных праздников

К началуО рождестве Богородицы

Сия врата заключена будут, и не отверзутся, и никтоже пройдет ими. Иезекииля гл. 44, ст. 2.

К началуО Введении во храм

Приведутся Царю девы в след Ея, искренния ея приведутся Тебе. Псал. 44, ст. 15.

К началуО Благовещении

Слыши дщи, и виждь, и приклони ухо твое. Псал. 44, ст. 11.

Многи дщери стяжаша богатство, многи сотвориша силу: ты же предуспела и превознеслася еси над всеми. Притчей Соломона 31, ст. 30.

Се дева во чреве приимет, и родит сына, и наречеши имя Ему Еммануил. Исаии гл. 7, ст. 14.

К началуОб Успении

Воскресни, Господи, в покой Твой, Ты и кивот святыни Твоея. Псал. 131, 8.

К началу135. В паперти храма изображаются греческие философы с изречениями на хартиях

К началуО воплощении Христовом

1. Аполлоний, старец с длинною раздвоенною бородой, повязанный платком, держит хартию со словами "Я возвещаю единого в троице, царствующего на небеси, Бога, которого нетленное Слово воплотится во чреве чистой Девы. Оно, подобно огненной стреле, быстро протечет пространство, оживотворит весь мир и принесет его в дар Отцу".

2. Солон афинский, старец с круглою бородою, держит хартию со словами: "В последние времена приидет некто на сию многопревратную землю, и явится во плоти без недостатка. Определение Божества неизменно. Он уничтожит пагубу неисцельных страстей, послужит предметом зависти неверного народа, и будет повешен высоко, но все претерпит кротко и добровольно".

3. Фукидид, с проседью в бороде, разделенной на три пряди, говорит: "Бог есть единый умный Свет, и Ему хвала! ибо Он в уме своем содержит все, как единицу. Не иной Бог, не ангел, не иная Мудрость, не демон, не природа, а один Господь и Творец всего, Слово всесовершенное, рожденный от раждающего, низшедши к естеству, создал плодотворную воду".

4. Плутарх, старец плешивый, с остроконечною бородою, говорит: "Превысшему из всех не придумывается никакое начало. Слово из него, а не из другого кого-либо. И ясно открылось, что Божия премудрость и Слово содержит пределы земли".

5. Платон, старец с длинною широкою бородою, говорит: "Ветхий денми юн, и юный исконен. Отец в Сыне и Сын во Отце. Единое тройственно и тройственное едино".

6. Аристотель, старец с курчавою бородою, говорит: "Не трудно рождение Бога, ибо в Нем само собою осуществляется Слово".

7. Хилон филолог, старец плешивый, с длинною раздвоенною бородою, говорит: "Он выше великого неба, превосходнее неугасающего света и непотухающего огня. Пред ним трепещут небеса, земля и море, бездна, тартар и демоны. Он - сам Отец без отца, преблаженный".

8. Софокл, старец плешивый, с бородою разделенною на пять прядей, говорит: "Есть Бог безначальный. Существо Его не сложно. Он сотворил небо и землю".

9. Фул, царь египетский, старец с широкою бородою, говорит: "Отец в Сыне и Сын во Отце. Бесплотный воплотился, пребывая яко Бог".

10. Валаам, прорицатель, старец с круглою бородою, повязанный платком, говорит: "возсияет звезда от Иакова, восстанет человек от Израиля, и погубит князи моавитские" (Числ. гл. 24).

11. Мудрая Сивилла говорит: "приидет с неба Царь веков судить всяку плоть и весь мир. Из неневестной Матери и непорочной Девы имеет явиться единородный Сын Божий, безначальный, неприступный, един Бог - Слово, которого трепещут небеса".

К началу136. Как изображается корень Иессеев

Праведный Иессей спит. Из-под плеча его выходят три ствола с ветвями; из них два малые обвились около него, а третий, великий, растет вверх, и на нем в ветвистых кругах видны еврейские цари от Давида до Христа: - первый - Давид с арфою; выше его Соломон с книгою закрытою, выше Соломона прочие цари, по порядку, со скиптрами в руках; а на вершине ветвистого ствола - рождество Христово, и по обе стороны его, в ветвях, пророки с пророчествами взирают и указывают на Христа.

К началуЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
как изображается новый завет

К началуI. Как изображаются Господские праздники, дела и чудеса Христовы по священному Евангелию

К началу1. Благовещение Богородицы

В храмине пресвятая Дева стоит, немного наклонив голову, в левой руке держа клубок шелку, а правую простерши к ангелу. Пред нею стоит Гавриил и правою рукою благословляет ее, а в левой держит расцветшую лилию. Над храминою видно небо. Оттуда на главу пресвятой Девы струится луч, означающий осенение Святого Духа.

К началу2. Целование Богородицы и Елисаветы

В храмине Богородица и Елисавета приветствуют одна другую. Вне храмины Иосиф и пророк Захария разговаривают. Позади их стоит отрок (погонщик), держа на плече трость с привязанною к концу ее корзинкою. Вдали видны ясли и кормящийся осел.

К началу3. Вопрос волхвов

Во дворце царь Ирод сидит на престоле под балдахином; пред ним стоят три волхва, подняв к небу руки; а в другом отделении дворца иудеи, книжники и фарисеи разговаривают.

К началу4. Рождество Христово

Среди пещеры в яслях лежит повитый пеленами младенец Христос; справа стоит на коленах Богородица; а слева Иосиф также на коленах, скрестив руки на груди. Из-за яслей вол и осел смотрят на Христа. Позади Иосифа и Пресвятой Девы пастыри, держа жезлы, с удивлением взирают на Христа. Вне пещеры с одной стороны видны овцы и пастыри, - один играющий на свирели, а другие в страхе смотрящие на небо, откуда благословляет их ангел; - с другой стороны волхвы, в царских одеждах, сидящие на конях и указывающие друг другу звезду. А над пещерою множество ангелов в облаках держат хартию со словами: Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение. Над ними же сияет звезда; от нее длинный луч струится к голове божественного Младенца.

К началу5. Поклонение волхвов

В пещере Пресвятая Богородица сидит на скамье и держит на руках младенца Христа, благословляющего. Пред ними стоят три волхва, держащие дары в золотых сосудах. Первый из них, старец с длинною бородою, непокрытый, на коленах, смотрит на Христа и держит в одной руке дар, а в другой венец свой. Второй с бородою едва показавшеюся, и третий без бороды, смотрят друг на друга и указывают на Христа. Позади Богоматери стоит Иосиф и удивляется. А вне пещеры юноша держит трех коней за узды. Вдали на горах видны те же волхвы, сидящие на конях и возвращающиеся в страну свою. Пред ними ангел указывает им путь.

К началу6. Сретение Христово

В храме под сению, вывершенной куполом, стоит трапеза; на ней видна кадильница златая. Тут святой Симеон Богоприимец держит на руках своих младенца Христа, благословляющего его. Напротив него близ трапезы стоит Богоматерь и простирает к нему руки. Позади нее Иосиф держит двух голубей. Подле него Анна пророчица указывает на Христа и держит хартию со словами: Сей младенец сотворил небо и землю.

К началу7. Иосиф с Богородицею бежит в Египет

Вдали рисуются горы, а на первом плане - Богоматерь с младенцем, сидящая на осле, Иосиф идущий за нею и держащий на плече посох с навитою на него одеждою, и отрок, ведущий осла за веревку, в руках держащий корзинку и озирающийся на Пресвятую, а пред ними - крепость и идолы, падающие со стен ее.

К началу8. Избиение младенцев

Рисуется крепость. Тут в чертоге царь Ирод сидит на престоле. За ним стоят два воина с копьями, а пред ним другие воины со знаменем. Вдали на горах видны селения: среди них женщины с младенцами, одни бегут, другие таят их в сумах за спинами своими и руками препятствуют воинам убивать их, иные сидят и оплакивают лежащих пред ними убитых детей; а воины, одни исторгают младенцев из объятий матерей их, другие пронзают их мечами, некоторые обезглавливают. Многие младенцы убитые лежат на земле, некоторые в пеленах, некоторые в рубашечках. Елисавета держит на руках своих младенца Предтечу, ее преследует воин с обнаженным мечем: но пред нею разверзлась скала, чтобы принять ее в свою расселину.

К началу9. Двенадцатилетний Христос, сидящий среди учителей

В храме Христос сидит на возвышенном седалище и в одной руке держит неразвернутый свиток, а другую протянул. По обе стороны его сидят книжники и фарисеи и, смотря друг на друга, недоумевают. За седалищем стоят Иосиф и Богородица. Она указывает ему на Христа.

К началу10. Христос, грядущий креститься в Иордане

У гор течет река Иордан. На одной из них виден идущий Христос. Предтеча указывает Его народу, держа хартию со словами: се Агнец Божий, вземляй грехи мира. В другом отделении изображения Христос виден на берегу Иордана, и пред Ним Предтеча с хартиею, на которой написано: аз требую Тобою креститися, и Ты ли грядеши ко мне. Христос благословляет ему на хартии: пророче, остави ныне: тако бо подобает нам исполнити всяку правду.

К началу11. Крещение Христово

Христос стоит среди Иордана неодетый. На берегу этой реки, одесную Христа, Предтеча смотрит в небо, подняв кверху левую руку, а правую держит над главою Христа. Над ними видно небо, и оттуда сходит Дух Святой; в луче написано: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих. С левой стороны ангелы стоят благоговейно, простерши руки, скрытые под одеждами. Поодаль от Иоанна среди Иордана в воде лежит старик, обратясь лицом назад, и со страхом смотрит на Христа, а сам льет воду из кувшина [Он означает Иордан, возвратившийся вспять (Псал. 113, 3-5).]. Подле Христа плавают рыбы.

К началу12. Христос, искушаемый от диавола

В первом отделении картины изображается Христос, стоящий в пустыне, приосененной несколькими деревами. Диавол указывает ему на камни и говорит: аще Сын еси Божий, рцы камению сему, да хлебы будут, а Христос отвечает ему (на хартии): не о хлебе едином жив будет человек. Во втором отделении рисуется Христос, стоящий на краю кровли храма. Тут диавол говорит ему на хартии: аще Сын еси Божий, верзися долу; а Он отвечает ему на хартии: не искусиши Господа Бога твоего. В третьем отделении рисуется Христос, стоящий на высокой горе; пред Ним стоит диавол и, показывая Ему все царства мира, говорит: сия вся дам Ти, аще пад поклониши ми ся; а Христос отвечает ему: иди за мною, сатано, писано бо есть: Господу Богу твоему поклонишися. У горы видны города и крепости, цари, сидящие за трапезами и вокруг них воины со знаменами. В четвертом отделении изображается Христос, окруженный ангелами, из которых одни стоят на коленах, а другие держат над ним рипиды; диавол бежит, озираясь назад.

К началу13. Свидетельство Иоанна о Христе пред учениками Его

Предтеча указывает Христа Иоанну и Андрею; вдали тот же Андрей ведет ко Христу Петра, а Филипп Нафанаила.

К началу14. Христос призывает учеников во время ловли рыб

Среди моря зыблются две ладьи. На одной сидит Христос; пред Ним Петр стоит на коленах, а Андрей вытаскивает сеть. На другой - Иоанн, Иаков и отец их вытаскивают ту же сеть, которую Андрей тянет с другой ладьи; в ней видно множество рыб, проторгающих мрежу.

К началу15. Христос благословением претворяет воду в вино на браке в Кане

За трапезою сидят книжники и фарисеи. Один из них, более знатный, держит чашу с вином и недоумевает. В середине между ними сидят жених и невеста в венцах, сплетенных из цветов. Позади них юноша держит кувшин, и из него наливает вино в чашу. Ниже трапезы стоят шесть глиняных кувшинов. Два юноши вливают в них из мехов воду. А Христос сидит у конца трапезы и благословляет их. Подле Него сидят Пресвятая Дева и Иосиф. Апостолы стоят позади Его.

К началу16. Христос, вопрошаемый Никодимом

В храмине Христос и Никодим сидят друг против друга. Позади первого видны апостолы.

К началу17. Христос беседует с женою самарянкою

Христос сидит на камне. Позади Его стоят удивленные апостолы. Пред ними виден кладезь. У устья его стоит женщина. В левой руке она держит бадью, а правую простерла ко Христу, поставив пред собою водонос. Христос благословляет ее.

К началу18. Христос исцеляет сына некоего царедворца

В городе пред Христом, благословляющим и окруженным апостолами, стоит человек, одетый богато, с повязкою на голове и умоляет Его. Позади сего царедворца три воина смотрят на Христа и указывают на великолепный дом, в котором, среди горниц, на одре лежит юноша, опоясанный поясом.

К началу19. Христос читает книгу в синагоге

Среди синагоги Христос сидит и, держа в обеих руках раскрытую книгу, читает: Дух Господень на Мне, Егоже ради помаза Мя, благовестити нищим посла Мя. Стоящий подле Него юноша простер руку, чтобы принять книгу. В синагоге книжники и фарисеи сидят и указывают на Христа друг другу, а прочие иудеи смотрят на Него с удивлением.

К началу20. Христос исцеляет бесноватого в синагоге

В храмине пред Христом, окруженным апостолами, лежит на земле человек, точающий слюну. Из уст его выходит бес. По сторонам стоят книжники, фарисеи и другие иудеи и удивляются.

К началу21. Христос исцеляет прокаженного

У подошвы горы стоит Христос с апостолами. Пред Ним преклонил колена человек обнаженный, и весь покрытый проказою. Христос возлагает руку свою на голову его, и от тела его отпадает проказа, как бы чешуя рыбы.

К началу22. Христос исцеляет раба некоего сотника

Пред Христом, сопровождаемым апостолами, стоит на коленах человек в воинском одеянии. Вдали виден дом. Между горницами его молодой человек встает с одра; вокруг него столпились мужи и жены; а один человек, стоящий близ сотника, указывает ему на дом.

К началу23. Христос воскрешает сына вдовицы

За воротами укрепленного города стоят люди и среди них четыре носильщика ставят смертный одр на землю. На нем лежит юноша, обвитый саваном; он приподнял голову свою и смотрит на Христа, который одною рукою прикасается к одру, а другою благословляет юношу. Позади Его стоят апостолы. У ног Его жена плачет и терзает волосы на голове своей.

К началу24. Христос исцеляет тещу Симона Петра

В доме престарелая теща Петрова лежит на одре. Христос держит ее за руку. Позади Его стоят апостолы.

К началу25. Христос исцеляет болящих разными недугами

Христос стоит и благословляет. Позади Его видны апостолы. Пред Ним многие недужные: одни лежат на одрах, другие оперлись на посохи, иные поддерживаются родственниками их, - слепые, глухие, немые, расслабленные.

К началу26. Христос запрещает ветрам и морю

Среди взволнованного моря плывет судно. На передней части его спит Христос. Подле Его стоят Петр и Иоанн и в ужасе простирают к Нему руки свои. Андрей держит кормило судна. Филипп и Фома спускают паруса, Пробужденный Христос стал среди судна и простер руки против ветров, кои из облаков дуют в паруса.

К началу27. Христос исцеляет бесноватых и посылает бесов в стадо свиней

За укрепленным городом видны скалы и в них множество погребальных пещер. Из них вышли двое бесноватые; и одною рукою касаются земли, а другую простирают к Христу. Он стоит с апостолами и благословляет бесноватых. Многие бесы, вышедшие из уст их, бегут к пасущимся там свиньям, и одни из них садятся на них верхом, а другие входят в их пасти. Свиньи бросаются в море. Пастухи бегут к городу, озираясь назад.

К началу28. Христос исцеляет расслабленного в одном доме

В доме Христос сидит с апостолами, фарисеями и многими иудеями, а с полураскрытого потолка два человека спускают перед Ним одр, на котором лежит человек, приподняв голову. Вдали, среди народа, этот же человек несет на раменах своих одр.

К началу29. Христос призывает Матфея с мытницы

Христос стоит с апостолами. Пред Ним Матфей преклонил колена; позади его видны сундуки, бумаги, чернильницы и весы.

К началу30. Христос обедает с мытарями

В доме за трапезою сидят Христос и мытари, одни в колпаках, другие в повязках из платков, иные с непокрытыми головами. Матфей и две женщины несут снеди. Юноша подносит гостям вино. А вне дома фарисеи разговаривают с апостолами, указывая на Христа.

К началу31. Христос исцеляет жену кровоточивую

Христос, остановившись, оглядывается назад на апостолов, а женщина, стоя на коленах и обхватив ногу Его, смотрит к небу. Христос благословляет ее. Вокруг видно множество народа.

К началу32. Христос воскрешает дочь Иаира

В доме отроковица сидит на позлащенном одре. Пред нею стоит Христос и правою рукою благословляет ее, а левою держит за руку. Позади Его стоят Петр, Иаков и Иоанн. По одну сторону одра виден человек престарелый, в шубе и повязке из платка, а по другую - жена его плачущая. Вне дома толпится народ.

К началу33. Христос исцеляет двух слепых

Христа сопровождают апостолы. Пред Ним стоят два слепца с посохами. Он руками прикасается к очам их.

К началу34. Христос исцеляет бесноватого глухого

Христос, сопровождаемый апостолами, влагает перст десной руки в ухо глухого, в присутствии книжников, фарисеев и многих других.

К началу35. Христа вопрошают ученики Предтечи

Христос, сопровождаемый учениками, благословляет и говорит на хартии: рцыте Иоаннови, яже слышите и видите и проч. Около Его толпятся слепые, немые, прокаженные и бесноватые; а напротив Его стоят ученики Иоанновы, держа хартию со словами: Ты ли еси грядый, или иного чаем?

К началу36. Христос проходит посреди нив, и ученики Его исторгают колосья

За укрепленным городом видны нивы с выколосившейся пшеницей. Тут апостолы, одни срывают колосья, другие растирают их, иные едят. На краю нивы стоит Христос, держа хартию со словами: Не весте ли, что сотвори Давид, егда взалка и проч. У ворот города фарисеи смотрят на Него; один из них держит хартию со словами: что творите, егоже недостоит творити в субботу.

К началу37. Христос исцеляет сухорукого

Среди храма стоит Христос с учениками и благословляет человека, одною рукою поддерживающего другую руку свою, сухую, и Ему показывающего ее. Позади сего недужного стоят иудеи.

К началу38. Христос исцеляет слепого и вместе глухого.

Христос, сопровождаемый апостолами, благословляет слепого, который в одной руке держит посох, а другую приложил к уху. Из уст его выходит бес.

К началу39. Христа ищут Матерь и братья Его

Среди дома Христос в присутствии апостолов учит иудеев. У дверей стоят Пресвятая, брат Господень Иаков и Симеон, брат его, и еще два мужа и две женщины, Подле Христа один человек указывает Ему на Пресвятую.

К началу40. Христос исцеляет расслабленного при овчей купели

Рисуется купель в земле среди пяти притворов (портиков). В воде ее ангел держит свои руки. С правой стороны стоит Христос с апостолами и благословляет человека, держащего на плече одр с одеялом. Этот человек, с круглою бородою, рисуется в короткой одежде до колен, с рукавами до локтей. Близ него другие больные лежат на одрах.

К началу41. Христос благословляет пять хлебов

Рисуются горы. У подошвы их отрок держит корзину с пятью хлебами и двумя рыбами. А Христос, стоя и зря на небо, правою рукою благословляет ее, а левою поддерживает. Подле Него стоят Филипп и Андрей. А народ сидит в пяти местах. Три апостола, несколько наклоненные, подняли на свои плечи корзины, а другие три ставят их пред сидящим народом; прочие также держат корзины и разделяют хлебы народу.

К началу42. Христос ходит по морю

Среди моря, изборожденного страшными и свирепыми волнами, плывет судно. В нем сидят устрашенные апостолы. А Петр вне корабля стоит в воде по колени и простирает руки. Христос идет к нему по волнам и спасает его, держа за руку.

К началу43. Христос исцеляет многих больных, прикоснувшихся к краю риз Его

Христос в присутствии апостолов благословляет многих больных, одержимых разными недугами и прикасающихся к краю риз Его.

К началу44. Христос исцеляет дочь жены хананейской

Христос в присутствии апостолов благословляет жену, падшую к ногам Его. А вдали, позади ее, на одре сидит исцеленная девица.

К началу45. Христос исцеляет гугнивого

Это чудо изображается так же, как и исцеление бесноватого немого.

К началу46. Христос благословляет семь хлебов

На земле стоит корзина с семью хлебами и с несколькими малыми рыбами. Христос, зря на небо, благословляет их. А апостолы разносят их народу, держа двое одну полную корзину, другие же разделяют их.

К началу47. Христос исцеляет слепого в Вифсаиде

За воротами укрепленного города Христос, в присутствии апостолов и народа, прикасается десною рукой к очам стоящего пред Ним с посохом слепца и исцеляет его.

К началу48. Преображение

Изображается гора с тремя высями. На средней выси Христос стоит в белых ризах и благословляет. Из Него исходит свет с лучами. По правую сторону Его Моисей, держащий скрижали, а по левую - Илия, стоят на высях, оба в молитвенном расположении души и зрят на Христа. Ниже Его Петр, Иаков и Иоанн припали к горе, но смотрят вверх в изумлении. По этой же горе Христос восходит стремя апостолами и указывает им на вершину ее. По этой же горе, с другой стороны апостолы сходят со страхом и озираются назад. Позади их идет Христос и благословляет их.

К началу49. Христос исцеляет лунатика

Христос стоит с апостолами. У ног Его юноша, связанный цепями, лежит навзничь, как бы мертвый; и источает лену из уст; а отец его на коленах простирает руки ко Христу.

К началу50. Христос и Петр платят подать

У воды на камне сидит Петр босой и в обнаженных руках держит поднятую вверх камышовую трость. На привязанной к ней удочке висит рыба. Вдали тот же Петр и Христос дают воину статир.

К началу51. Христос благословляет отрока

Христос, сидящий, одною рукой прикасается к стоящему пред Ним отроку, а другою благословляет его и говорит апостолам: иже смирится яко огроча сие, той есть болий в царствии небесном. Апостолы с удивлением смотрят друг на друга.

К началу52. Христа вопрошает законник

Христос сидит. За Ним видны ученики Его. Пред Ним стрит законник, старец, в повязке из платка. Он держит в руке закрытую книгу и вопрошает Христа.

К началу53. Христос в доме Марфы и Марии

В доме Христос сидит на скамье. За Ним стоят апостолы. Мария сидит у ног Его и смотрит на Него внимательно. Напротив Его приготовлен стол; Марфа ставит на него покрытое блюдо и другие снеди, смотря на Христа.

К началу54. Христос исцеляет в синагоге жену согбенную

В синагоге согбенная женщина, опираясь на посох, стоит пред Христом; а Он одну руку держит на голове ее, другую же протянул к фарисеям и смотрит на них. Начальник синагоги протянул к Нему руку, а сам смотрит на предстоящих иудеев. Апостолы позади Христа стоят в изумлении.

К началу55. Христос исцеляет страждущего водяною болезнью

В храмине Христос в присутствии апостолов благословляет страждущего водяною болезнью. Он стоит пред Ним без рубашки, в одной исподнице, весь распухший, опираясь на два костыля, и смотря на Него. Подле этого недужного стоят иудеи.

К началу56. Христос исцеляет десять прокаженных

Близ укрепленного города Христос идет с апостолами. Вдали от дороги стоят десять прокаженных в одних исподницах, изъязвленные с головы до ног. Христос благословляет их.

К началу57. Христос благословляет детей

Христос сидит. К Нему матери ведут детей своих. Апостолы останавливают их. А Христос благословляет детей.

К началу58. Христос и богатый юноша

Христос сидит в доме. Позади Его стоят апостолы. А перед Ним богатый юноша преклонил колени и вопрошает Его с благоговением.

К началу59. Христос поучает сынов Заведеевых не искать первенства

Христос сидит. Пред Ним стоят Иаков и Иоанн, протянув к Нему руки. Мать их тут же стоит на коленах и смотрит на Христа, протянув к Нему руки. А Он простер одну руку, а в другой держит хартию со словами: не веста, чесо просита. Прочие апостолы, позади Его, смотрят на Иакова и Иоанна с негодованием.

К началу60. Христос исцеляет слепого, входя в Иерихон

У ворот укрепленного города Христос, сопровождаемый апостолами, благословляет стоящего пред Ним слепца с посохом.

К началу61. Христос призывает Закхея со смоковницы

Среди города у смоковницы видно множество народа, а на этом дереве виден человек малого роста, в коротком, узком платье и в повязке из платка. Он смотрит на Христа, который, проходя тут с апостолами, видит его и одною рукою благословляет его, а в другой держит хартию со словами: Закхее, потщався слези: днесь бо подобает Мне в дому твоем быти.

К началу62. Христос, выходя из Иерихона, исцеляет слепого Вартимея

Исцеление слепого Вартимея изображается так же как и вышеописанное, только различны черты лиц слепцов.

К началу63. Христос прощает блудницу

В храме Христос сидит и пишет на земле, держа хартию со словами: иже есть без греха, прежде верзи камень на ню. За Ним видны апостолы. Пред Ним стоит женщина, скрестив руки на груди. Книжники и фарисеи уходят из храма, озираясь назад.

К началу64. Христос в опасности от иудеев, хотящих побить Его камнями

Христос учит в присутствии апостолов, а иудеи стоят с камнями в руках.

К началу65. Христос исцеляет слепорожденного

У вымощенной дороги, вне города Иерусалима, стоит слепой юноша, опираясь на посох. На нем висит сума; персты ног его видны из сандалий. Христос стоит пред ним и одною рукою прикасается к голове его, а другою кладет брение на глаза его. За Господом видны апостолы, а вдали купель с водою и слепец, промывающий глаза свои.

К началу66. Второе намерение иудеев побить Христа камнями

Изображается сходно с предыдущим.

К началу67. Воскрешение Лазаря

Рисуется гора с двумя вершинами. Между ними вдали немного видна крепость. Из ворот ее выходят евреи плачущие; но они видны только до половины. В горе иссечен погребальный вертеп с мертвенным ложем. Один человек отвалил от вертепа камень. На сказанном ложе стоит Лазарь. Некто развязывает саван его, а Христос стоит пред ним и одною рукою благословляет его, в другой же держит хартию со словами: Лазаре, гряди вон. Позади Его видны апостолы, а у ног Его - Марфа и Мария, кланяющиеся Ему.

К началу68. Мария, сестра Лазаря, помазывает миром ноги Христовы

В доме за трапезою сидят Христос, апостолы, Лазарь и Симон, отец его. Мария, преклонив колени пред Христом, отирает волосами головы своей ноги Его и целует их. Подле нее стоит стеклянный сосуд с узким горлом. Против нее Марфа, с блюдом в руке, в удивлении смотрит на Христа. Апостолы также удивлены, а Иуда с негодованием указывает им на миро.

К началу69. Вход в Иерусалим

Рисуется город и вне его гора. Христос едет по ней на жребяти осла и благословляет. За Ним идут апостолы. Пред Ним на горе же видно дерево, и на нем дети срезают ветви серповидными ножами и бросают их на землю, а один отрок влезая на дерево, смотрит на Христа. Подле осла Его другие дети, - одни держат ветви, некоторые теснятся, иные вынимают занозы из ног своих. У ворот Иерусалима иудеи, мужчины и женщины с детьми на руках и на плечах, держат также ветви; другие со стен и из окон города смотрят на Христа.

К началу70. Христос изгоняет из храма продающих и покупающих

В притворе храма видны ниспроверженные сундуки и разбросанные по полу деньги, а люди уводят иные волов, иные овец, иные коров, иные держат голубей; одни в колпаках, другие в скиадиях, другие в повязках из платков, иные бегут и со страхом озираются назад; а Христос, разгневанный, держит бич и гонит их. За Ним следуют апостолы.

К началу71. Христос исцеляет слепых и хромых в храме

В храме стоит Христос. За Ним видны апостолы, а пред Ним слепые и хромые - одни на костылях, другие с посохами. Христос благословляет их.

К началу72. Христос проклинает смоковницу

За крепостью видны горы и бесплодная смоковница с сухими листьями. Христос смотрит на нее и простирает к ней руки. За Ним стоят удивленные апостолы.

К началу73. Христос, вопрошаемый другим законником

Христос сидит с апостолами; пред Ним книжники и фарисеи рассуждают между собою; а один из них, обратившись ко Христу, говорит с Ним.

К началу74. Христос похваляет лепты вдовицы

В храме виден ковчежец. Фарисеи и князья кладут в него, кто золотые монеты, кто сребренники. Между ними видна вдовица, влагающая две лепты. Христос сидит тут напротив ковчежца и, указывая на нее апостолам, говорит на хартии: воистину глаголю вам, яко вдовица сия убогая множае всех вверже.

К началу75. Блудница помазует миром главу Христову в доме Симона

В доме Христос сидит за трапезою с Симоном и апостолами, им прислуживает юноша. Позади Христа блудница держит над головою Его разбитый стеклянный сосуд.

СТРАДАНИЯ ХРИСТОВЫ

К началу76. Соглашение Иуды с иудеями

В доме Анна и Каиафа сидят на возвышенных седалищах. По обе стороны их сидят книжники и фарисеи. Перед ними стоит сундук. Один из них отсчитывает на нем сребренники. Анна указывает их Иуде, а этот предатель простирает к ним свои руки.

К началу77. Священное умовение ног

Рисуется храмина. Тут апостол Петр сидит на скамье, одною рукой указывая на ноги свои, а другую держа на голове своей. Пред ним Христос стоит на коленах в хитоне без верхней одежды, опоясанный полотенцем, и одною рукою поддерживает ногу Петра, а другую простер к нему. У колен Его стоят умывальница с водою и кувшин. Прочие апостолы сидят позади Его [В протатской церкви на Афоне они изображены стоящими позади Петра и внемлющими собеседованию его со Христом.]. Одни из них разговаривают между собою, другие завязывают сандалии свои. В другом Отделении картины Христос сидит в одеждах своих, одну руку простерши к апостолам, а в другой держа хартию со словами: аминь глаголю вам, яко един от вас предаст Мя. Пред Ним стоят апостолы и, смотря на Него, разговаривают между собою.

К началу78. Тайная вечеря

В доме за трапезою, на которой поставлены хлебы, блюда со снедями, сосуд с вином и чаша, Христос сидит с апостолами; с левой стороны Иоанн припал к персям Его, а с правой Иуда простирает руку свою к блюду и смотрит на Христа.

К началу79. Христос, молящийся в Гефсимании

Среди вертограда с деревами Христос стоит на коленах, возведши руки и очи к небу. С лица Его каплет на землю кровавый пот. Над Ним во свете виден ангел, простерший к Нему руки. Позади Христа Петр, Иаков и Иоанн спят: но к ним подошел Спаситель, и одною рукою будит Петра, а в другой держит хартию со словами: тако ли не возмогосте и единаго часа побдети со Мною.

К началу80. Предательство Иуды

Среди вертограда Иуда обнимает и целует Христа. Позади сего предателя Петр мечом отсекает ухо стоящему на коленах молодому воину. Вокруг Христа видны воины, иные с обнаженными мечами, иные с копьями, некоторые с факелами и фонарями; одни держат Его, другие ругаются над Ним.

К началу81. Христос на суде Анны и Каиафы

В чертоге Анна, старец с длинною бородой, в широкой одежде и в высокой раздвоенной митре стоит на престоле и раздирает одежды свои. Подле него Каиафа, с проседью в длинной бороде, негодует. Пред ними стоит Христос, связанный. Один слуга заушает Его, а воины держат со всех сторон. Книжники и фарисеи присутствуют на суде. Два человека, стоя пред Христом, указывают на Него Анне.

К началу82. Троекратное отречение Петра

Ниже чертога Анны, где судят Христа, в углу двора стоит Петр. С ним говорит служанка, протянув к нему руку. В другом месте двора разведен огонь; около него греются два воина и расспрашивают Петра. В третьем месте у двери чертога стоит тот же Петр, устрашенный и простерший руки. Одна отроковица указывает ему на Христа. Над ним в окне поет петух. Вне чертога тот же Петр плачет горько.

К началу83. Христос на суде Пилата

В чертоге сидит на престоле Пилат, молодой, с едва показавшейся бородою, в богатой одежде и повязке с золотым пером. Пред ним стоит Христос, связанный; Его держат воины; а книжники и фарисеи указывают на Него Пилату.

К началу84. Раскаяние и удавление Иуды

В храме Анна и Каиафа, книжники и фарисеи сидят на своих местах. Пред ними стоит сундук. Иуда, немного склонившись, повергает на него сребренники обеими руками. А они одну руку держат на груди своей, другую простерли к Иуде. Вне храма видна гора, и тут Иуда висит на дереве, которое наклонилось так, что персты ног сего предателя касаются земли.

К началу85. Христос на суде Ирода

В царском чертоге Ирод, старый, с круглою бородою, сидит на престоле в царской одежде. Позади него стоят воины, а перед ним Христос и два воина, одевающие Его в белую одежду. Позади Христа толпятся иудеи.

К началу86. Пилат умывает руки

В чертоге Пилат сидит на престоле и смотрит на иудеев. Пред ним человек держит умывальницу и из кувшина льет воду на руки его. За ним стоит юноша и говорит ему на ухо, а у престола его другой юноша пишет на хартии: Иисуса Назарянина, как развращающего народ, как хулителя кесаря и лжеца, выдающего себя за Мессию, что свидетельствовано старейшинами народа, отведите на общее место казни и повесьте на кресте среди двух разбойников. Пред Пилатом стоит Христос. Его держат воины. А Анна и Каиафа и другие иудеи, поставив пред собою детей своих и положив на головы их руки свои, смотрят на Пилата и показывают ему свой ответ (на хартии): кровь Его на нас и на чадех наших.

К началу87. Бичевание

Два воина бичуют Христа, привязанного к колонне. По телу Его течет кровь.

К началу88. Поругание

Христос, обнаженный и прикрытый красною хламидою, в терновом венце, держит трость в деснице; а над Ним ругаются воины. Из них одни преклоняют пред Ним колени, а другие бьют Его тростью по голове.

К началу89. Христос под крестом

Вдали видны горы. А на равнине воины, пешие и конные, ведут Христа, несущего на раменах своих крест. Один из них держит знамя. Христос, истощенный, падает и одною рукою опирается о землю. А Симон киринейский, с проседью в круглой бороде, в короткой одежде, берет крест с рамен Его. Позади Христа идут Богоматерь, Иоанн Богослов и жены плачущие, Один воин останавливает их жезлом.

К началу90. Пригвождение ко кресту

На холме среди иудеев и воинов лежит на земле крест. На нем распростерт Христос. Три воина веревкою привязывают к кресту руки и ноги Его, а прочие держат гвозди и вонзают их в руки и ноги Его, ударяя по ним молотом. Но в другом отделении этой картины Христос стоит у креста; и тут один воин подносит к устам Его сосуд полный вина; но Он не хочет пить и отвращает лицо Свое.

К началу91. Распятие Христово

На холме водружен крест с распятым Христом. По обе стороны Его распяты два разбойника. Один одесную, с проседью в круглой бороде, говорит Христу: помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Твоем; а другой ошуюю, молодой, без бороды, отвратив лицо от Иисуса, говорит: аще Сын еси Божий, спаси Себе и наю. На верхнем конце креста Христова прибито титло с письменами: I. Н. Ц. I. Пониже креста, справа, воин, сидящий на коне, копьем пронзает правый бок Господа, и из него истекают кровь и вода. Позади сего воина стоит Богоматерь, изнемогшая от великой скорби. Ее поддерживают мироносицы. Подле Нее стоит Иоанн Богослов, скорбя. Он приложил руку к ланите своей. Тут же сотник Лонгин смотрит на Христа и, подняв руку, благословляет Бога. На левой стороне у креста другой воин, сидящий на коне, держит губку, вонзенную на трость, и подносит ее к устам Христовым. У холма другие воины, книжники и фарисеи и множество народа, одни разговаривают между собою и указывают на Христа, другие смотрят на Него, зевая, иные, простерши руки говорят: иныя спасе, Себе ли не может спасти; а три воина, сидя, мечут жребий об одежде Христовой; один из них в средине, с закрытыми глазами влагает руки свои в руки товарищей своих. Под крестом, в холме видна малая пещера, и в ней голова Адама на двух костях, орошенная кровию Господа, излившеюся из язв пречистых ног Его.

К началу92. Иосиф у Пилата просит тела Господня

В чертоге Пилат сидит на престоле, за ним виден воин с мечом в ножнах; а пред ним стоит Иосиф, наклонившись и простерши к нему руки свои; а сотник говорит Пилату.

К началу93. Снятие со креста

На холме водружен крест. К нему приставлена лестница. На ней стоит Иосиф и из объятий своих передает умершего Христа Богоматери, которая, стоя внизу, принимает Его на руки свои и лобызает лицо Его. Позади Ее видны мироносицы. Мария Магдалина держит левую руку Христа и целует ее, а Иоанн Богослов лобызает десницу Его. Никодим, подставив колено под ноги Его, извлекает из них гвозди клещами. Подле него стоит корзина. Под крестом виден череп Адама на двух костях.

К началу94. Надгробный плач

На большом четырехугольном камне, покрытом белою простынею, распростерт Христос, обнаженный. Богоматерь, стоя на коленах, лобызает лицо Его. Иосиф целует ноги Его, а Богослов десницу. Позади Иосифа Никодим, опершись на лестницу, смотрит на Христа, Подле Богоматери Мария Магдалина плачет, подняв высоко руки свои, а другие мироносицы терзают волосы свои. Позади них виден крест с надписанием. У ног Христа стоит Никодимова корзина с гвоздями, клещами и молотом, и другой сосуд, как бы малое ведро.

К началу95. Положение Христа во гроб

В холме иссечен погребальный вертеп. Внутри него Никодим держит голову повитого плащаницею Христа, а Богоматерь, стоя в самом входе туда, обнимает и лобызает Его; Иосиф поддерживает Его колени, а Иоанн ноги, все несколько наклонившись. Мироносицы плачут. Крест виден позади холма.

К началу96. Кустодия стерегущая гроб

Наружная дверь погребального вертепа запечатана четырьмя печатями. Тут воины дремлют, склонив головы к щитам, к коленам, на грудь. Среди их Лонгин сотник сидит и недоумевает. Против вертепа сидят мироносицы и плачут, держа в руках своих которая ковчежец, которая стеклянный сосуд.

К началу97. Сошествие во ад

Под скалами видна мрачная пещера. Тут ангелы в светлых ризах связывают цепями веельзевула - князя тьмы, и гонят бесов копьями; а люди, нагие, связанные цепями, смотрят вверх. На дне ада видны разломанные замки и поверженные ворота его. Христос, стоя на них, держит правою рукою Адама, а левою Еву; одесную Его стоят Предтеча, Давид, другие праведные цари, в венцах и коронах, а ошуюю пророки, Иона, Исаия, Иеремия, праведный Авель и многие другие, все в венцах. Вокруг Христа сияет великий свет и стоят ангелы.

К началу98. Воскресение Христово

В погребальном вертепе два светозарных ангела, в белых ризах, сидят на краях того камня, который привален был ко гробу. А Христос является над самым вертепом в великом свете, благословляя правою рукою, а в левой держа знамя с золотым крестом. Стражи вертепа одни бегут, другие лежат на земле, как мертвые. Вдали видны мироносицы с алавастрами мира.

К началу99. Ангел, явившийся мироносицам, благовествует воскресение Господа

Погребальный вертеп открыт и в нем на камне, закрывавшем его, сидит ангел в белых ризах, держа в одной руке копье, а другою указывая на свитую плащаницу и сударь среди гроба. Пред ним стоят мироносицы, держащие сосуды с миром.

К началу100. Христос, явившийся мироносицам, говорит им: радуйтеся

Христос стоит и благословляет обеими руками. С правой стороны Его Богоматерь, а с левой Мария Магдалина. Обе на коленах, лобызают ноги Его.

К началу101. Петр и Иоанн, вшедшие в погребальный вертеп, уверяются в воскресении Христа

Внутри погребального вертепа Петр, наклонившись осязает руками сударь; Иоанн смотрит внутрь вертепа с удивлением; а вблизи Мария Магдалина плачет.

К началу102, Христос, явившийся Магдалине

В погребальном вертепе сидят два ангела в белых ризах. Подле него стоит Христос, одною рукой поддерживающий одежду свою, а в другой имеющий хартию со словами: не прикасайся Мне. Пред Ним Мария стоит на коленах, желая обнять ноги Его.

К началу103. Христос в Еммаусе узнан Лукою и Клеопою в преломлении хлеба

В доме за трапезою, на которой поставлены снеди, сидят Лука и Клеопа; среди них Христос держит хлеб и благословляет его.

К началу104. Христос, явившийся апостолам и пред ними ядущий

В доме Христос стоит среди апостолов. Пред Ним Петр держит блюдо с половиною рыбы и с сотом меда. Христос правою рукою благословляет эти снеди, а левою берет часть рыбы с медом.

К началу105. Осязание Фомы

Среди храмины стоит Христос, подняв правую руку, а левою открыв прободенный бок Свой и поддерживая одежду свою. Фома стоит подле Него со страхом, и перст правой руки Своей влагает в язву Его, а в левой держит хартию со словами: Господь мой и Бог мой. Прочие апостолы стоят вокруг и удивляются.

К началу106. Христос, явившийся апостолам на море Тивериадском

На море зыблется большая ладья. В ней десять апостолов тащат из воды сеть со множеством рыб. А Христос стоит у устья моря и благословляет их. Петр нагой подплывает к Нему. Позади Христа горят угли, и на них печется рыба.

К началу107. Христос троекратно вопрошает Петра

На краю моря стоит ладья. Близ нее видны апостолы. Пред ними стоит Христос и, взирая на Петра, держит хартию со словами: Симоне Ионин любиши ли Мя? Петр, стоящий пред Ним со страхом, отвечает на хартии: Господи, Ты вся веси, Ты веси, яко люблю Тя.

К началу108. Христос, явившийся апостолам на горе в Галилее

На горе стоит Христос и благословляет обеими руками Петра и прочих апостолов, простерших к Нему руки свои.

К началу109. Вознесение Христово

На горе, покрытой масличными деревами, стоят апостолы и с удивлением смотрят вверх, подняв свои руки. Среди них Богородица смотрит также вверх. По обе стороны Ее два ангела в белых одеждах указывают апостолам возносящегося на небо Христа, держа хартии, на которых написано, - у первого ангела: мужие галилейстии, что стоите зряще на небо? а у второго: сей Иисус, вознесыйся от вас на небо, такожде приидет, имже образом видесте Его идуща на небо. Над ними Христос, сидящий на облаках и, дориносимый ангелами трубящими и ликующими, возносится на небо.

К началу110. Сошествие Святого Духа

В храмине двенадцать апостолов сидят полукругом. Под ними видна небольшая пещера, и в ней маститый старец в венце держит пред собою на обеих руках развернутое полотенце, на котором лежат двенадцать свитых хартий. Над ним начертана надпись: мир. На верху храмины виден Св. Дух в виде голубя. Вокруг Его блистает великий свет и из него исходят двенадцать огненных языков и спускаются на каждого апостола.

К началуII.Как изображаются притчи

К началу1. Притча о семени
Изыде сеяй сеяти семене своего (Матф. 13, 3-8)

изображается так: Христос, держа Евангелие, стоит и учит людей, разделенных на четыре ряда. В первом ряду стоят иже при пути, - люди, разговаривающие между собою и на Христа не взирающие; во втором - иже на камени, - люди с радостью слушающие слово Божие, но забывающие его и поклоняющиеся идолам, которые стоят позади их, где один тиран и воины устрашают их обнаженными мечами; в третьем - иже в тернии, - люди ядущие и пиющие с женщинами; в четвертом - иже на добрей земли, - монахи, диаконы, иереи и миряне в молитвенном предстоянии пред Богом.

К началу2. Притча о плевелах
Уподобися царствие небесное... (Матф. 13, 24-30)

изображается так: пред Христом, держащим Евангелие, стоят иерархи, мученики, преподобные, праведные, в венцах, а близ них ангелы: но среди них видны и еретики, с бесами на плечах. В другом отделении картины ангелы ведут в рай православных, а диаволы мучат в аду еретиков, связанных цепями.

К началу3. Притча о горчичном зерне
Подобно есть царствие небесное зерну и проч. (Матф. 13, 31-32)

изображается так: у погребального вертепа Христова выросло сеннолиственное дерево. На ветвях его видны апостолы с развернутыми хартиями. На них смотрят многие люди.

К началу4. Притча о закваске
Подобно есть царствие небесное квасу... (Матф. 13, 35)

изображается так: Христос держит раскрытое Евангелие, в котором написано: шедше научите вся языки и проч. Пред Ним апостолы одних крестят, других учат; и их проповеди внимают многие люди.

К началу5. Притча о сокровище
Подобно есть царствие небесное сокровищу... (Матф. 13, 44)

изображается так: святой апостол Павел держит хартию со словами: глаголем премудрость Божию в тайне сокровенную (1 Кор. 2, 7). Пред ним стоят мужи и жены, а позади них разбросаны по земле драгоценные вещи, книги и деньги. Некоторые из них сокрушают идолов.

К началу6. Притча о купце, ищущем добрых бисеров
Подобно есть царствие небесное человеку купцу и проч. (Матф. 13, 46).

изображается так:пред Христом благословляющим, благоговейно стоят преподобный Иоасаф, царь индийский, в монашеском одеянии, и преподобный Варлаам, указывающий ему перстом на Христа и держащий хартию со словами: вот многоценный бисер! Позади них разбросаны по земле корона, царские одежды, серебро, золото и обломки идолов. В другом отделении этой картины стоят еллинские философы с хартиями. Над главою Христа написано: Иисус Христос - многоценный бисер.

К началу7. Притча о неводе
Подобно есть царствие небесное неводу... (Матф, 13, 47-50)

изображается так:разноплеменные люди окружены апостолами. По правую сторону их виден рай и в нем Петр со многими святыми, а по левую - ад и в нем множество людей, мучимых диаволами.

К началу8. Притча о ста овцах
Аще будет некоему человеку сто овец... (Матф. 18, 12)

изображается так:на небе видны девять ликов ангельских и среди них престол, никем не занятый. На земле изображается сошествие Господа во ад. (См. выше).

К началу9. Притча о драхмах
Некая жена имущи десять драхм... (Луки 15, 8-9)

изображается так:у распятия Христова, окруженного великим светом, люди - одни сокрушают идолов, другие крестятся, иные молятся, некоторые поклоняются кресту, над которым распростерто небо. А на небе среди девяти ангельских ликов, Христос сидит на престоле и одною рукой держит Адама, а другою - хартию со словами: радуйтеся со Мною, яко обретох драхму погибшую.

К началу10. Притча о должнике тмы талант
Уподобися царствие небесное человеку царю... (Матф. 18, 24-25)

изображается так:Христос сидит на престоле, как царь, и благословляет. Его окружают ангелы. Пред Ним стоит человек на коленах и говорит: потерпи на мне, и вся ти воздам. Позади сего человека диаволы держат многие исписанные хартии. В другом отделении картины тот же человек ведет другого в темницу и говорит ему: отдаждь ми, имже еси должен. В третьем отделении Христос сидит на престоле, а два ангела, взирая на Него, показывают перстом на этого человека. В четвертом отделении пред Христом диаволы связывают цепями этого же человека и влекут его в ад.

К началу11. Притча о нанятых делателях
Подобно есть царствие небесное человеку и проч... (Матф. 20, 1-16)

изображается так: Христос стоит; позади Его ветхозаветные праведники разделены на четыре сонма. В первом сонме Энох приносит жертву, Ной смотрит на радугу, с ними молятся другие старцы; над ними написано: первого часа делатели. Во втором сонме Авраам приносит в жертву сына своего; Исаак благословляет Иакова; Иаков благословляет двенадцать сынов своих; над ними написано: третьего часа делатели. В третьем сонме Моисей держит скрижали и поучает народ Божий; подле него стоит Аарон и другие праведники; над ними написано: восьмого часа делатели. В четвертом сонме изображаются пророки: иные побиваемые камнями, другие перепиленные, иные биемые; над ними написано: девятого часа делатели. А пред Христом стоят апостолы и разные племена и поклоняются Ему; над ними написано: одиннадцатого часа делатели. В другом отделении картины Христос сидит в раю, окруженный множеством ангелов и всеми ликами святых; близ Него сидят апостолы, а праведный Энох с сонмом своим говорит Христу, указывая на апостолов: сии последние единый час делали, и равных нам сотворил еси их, понесшим тяготу дне и вар. Христос отвечает ему с кротостью; друже, не обижу тебе, не по пенязю ли совещал еси со Мною? возьми твое и иди.

К началу12. Притча о двух сынах
Человек некий име два сына и проч. (Матф, 21, 28-31)

изображается так: стоит Христос. По одну сторону Его видны иудеи, фарисеи и книжники, не смотрящие на Него и не принимающие учения Его, а по другую мытари, блудницы и язычники, поклоняющиеся Ему.

К началу13. Притча о делателях убийцах
Человек некий бе домовит и проч. (Марк. 21, 33-45)

изображается так: рисуются город, храм и в нем жертвенник, и книжники, держащие хартии и учащие стоящих пред ними евреев. Близ жертвенника воин убивает пророка Захарию. Вне храма царь заушает пророка Михея, а близ него иудеи побивают камнями пророка Захарию, сына Иодаева. За городом на холме распят Христос.

К началу14. Притча о краеугольном камне
Камень, егоже небрегоша и проч. (Матф. 21, 42)

изображается так: в церкви апостолы, святители и преподобные крестят и учат еллинов и евреев, которые лобызают друг друга. Христос свыше благословляет их. Вдали горит Иерусалим. Вне его воины убивают иудеев, а пророк Исаия, указывая на Христа, держит хартию со словами: се аз полагаю в основание Сиону камень многоценен, избран, краеуголен, честен, и веруяй в он не постыдится (Исаии гл. 28, ст. 16).

К началу15. Притча о царе, сотворившем браки сыну
Уподобися царствие небесное человеку царю и проч. (Матф. 22, 2-14).

изображается так: рисуется церковь. Вне ее, на одной стороне, иудеи - одни отсчитывают деньги за волов и за другие товары, кои стоят подле них, другие пируют с женами, слушая мусикийские органы, иные перепиливают пророка Исаию, некоторые ввергают Иеремию в тинный ров. На другой стороне церкви апостолы учат язычников, мытарей и блудниц, из коих одни припадают к ним, а другие сокрушают идолов. Среди церкви на трапезе видны потир и дискос. Вокруг нее стоят ангелы и все святые в белых одеждах, со светильниками в руках. Поодаль от них бесы связывают по рукам и ногам человека, одетого в рубище, и влекут его в ад; а Христос в царской одежде стоит близ него и говорит ему (на хартии): друже, како вшел еси семо, не имый одеяния брачна.

К началу16. Притча о вечери
Человек некий сотвори вечерю... (Лук. 14)

изображается так: Христос стоит и благословляет. Справа от Него видны иудеи, книжники и фарисеи, одни ядущие и пиющие, другие торгующие, а некоторые из простолюдинов поклоняются Ему. На левой стороне припадают к Нему язычники, а прочих поучают апостолы.

К началу17. Притча о талантах
Человек некий отходя, призва и проч. (Матф. 25, 14-29)

изображается так: пишется рай и вне его Христос, как царь, сидящий на престоле, окруженный ангелами. На правой стороне его святой архиерей и св. иерей, держа евангелия и взирая на Него, указывают на множество святых мужей и жен, стоящих позади них. Христос благословляет их. На левой стороне его учитель без учеников одною рукою отдает Ему Евангелие, а другою указывает на оное и говорит: се мнас твоя. За ним стоят бесы, связывают его и тащат в ад.

К началу18. Притча о строящих домы на камне и песке
Всяк, иже слышит словеса моя... (Матф. 7, 24-27)

изображается так: пред Христом, позади которого видны апостолы, стоят два человека, один старый, другой молодой, и оба слушают Его с вниманием. Вдали тот же старец молится в пещере, а блудницы и бесы мечут в него стрелы, некоторые же люди тянут с него одежду. Поодаль тот же юноша сидит за трапезою, ест и пьет с женщинами, а над ним смеются бесы.

К началу19. Притча о двух слепцах
Слепец слепца аще водит и проч. (Матф. 15, 14)

изображается так: архиереи, книжники и фарисеи учат народ. На их плечах стоят бесы и платками завязывают им глаза. Стоящие пред ними иудеи как бы слушают их, но и им бесы завязывают глаза. В другом отделении картины бесы, связав всех их одним вервием, тащат в ад. Христос стоит вдали и, указывая на них апостолам, говорит (на хартии): слепец слепца аще водит, оба а яму впадут.

К началу20. Притча о десяти девах
Уподобися царствие небесное десяти девам и проч. (Матф. 25, 1-11)

изображается так: в раю пять дев мудрых стоят позади Христа, держа возженные светильники. А вне рая пять дев юродивых, с погасшими светильниками, ударяют в двери рая и говорят: Господи, Господи отверзи нам. Но Христос отвечает им: аминь, аминь глаголю вам, не вем вас. В другом отделении этой картины видны гробницы. Из них выходят десять дев по трубному гласу парящего над ними ангела.

К началу21. Притча о впадшем в разбойники
Человек некий сходя от Иерусалима в Иерихон и проч. (Лук. 10, 30)

изображается так: рай заперт. На вратах его рдеет огненный меч. Вне рая Адам и Ева, нагие, плачут. В стороне другие люди - одни поклоняются идолам, другие котам, иные псам, некоторые приносят им в жертву людей и волов, иные едят и пьют с бесчестными женщинами. В некотором отдалении от них Моисей, со скрижалями закона и позади него Аарон, и особо пророк Исаия смотрят на них, удаляясь от беззаконных. На другой стороне картины, в церкви, апостолы одних учат, других крестят, иных приобщают св. таин. Пред всеми ними Христос одною рукою подает св. Павлу Евангелие и скрижали закона, а другою держит крест на раменах своих, смотря на упомянутых грешников.

К началу22. Притча о неправедном судии
Судия бе некий в некоем граде и проч. (Лук. 18, 2)

изображается так: на небе виден Христос. Ему молится святитель, стужаемый еретиками. Но их гонит мечом ангел. В другом отделении картины стоит юный святой в огне. С неба сходит вода и орошает его, укрепляемого двумя ангелами. В третьем отделении преподобный молится на коленах; бесы пускают в него стрелы, но ангел Господень отстраняет их.

К началу23. Притча о блудном сыне
Человек некий име два сына и проч. (Лук. 15)

изображается так: в храме виден жертвенник. У храма старший сын молится, а вдали юнейший сын ест и пьет с блудницами. В самом храме Христос приобщает блудного св. таин; апостолы помазывают его миром и вручают ему крест. Вокруг жертвенника стоят радующиеся ангелы с кифарами, органами и трубами. В другом отделении картины Христос, призвав старшего сына, говорит ему (на хартии): чадо, ты всегда со мною еси, и вся моя твоя суть; а он обращается назад, однако смотрит на Него.

К началу24. Притча о богатом
Человеку некоему богату угобзися нива (Лук. 12)

изображается так: подле нескольких домов человек в красной одежде и повязке стоит и недоумевает, смотря на стоги пшеницы. А люди его обтесывают камни и строят житницы. В другом отделении картины он же на золотом одре лежит мертвый, окруженный бесами.

К началу25. Притча о богатом и бедном Лазаре
Человек некий бе богат и проч. (Лук. 16)

изображается так: в чертоге за трапезою, на которой видны разные снеди, сидит человек в богатых и многоценных одеждах и держит чашу в руке. Слуги несут ему разные блюда. В другом отделении картины на одре лежит мертвый, и его оплакивают жены и дети. У двери чертога на земле лежит человек нагой, покрытый язвами. Псы облизывают раны его. Над ним видны Давид с арфою и сонмы ангелов, несущие душу его. В третьем отделении картины оный богач горит в адском огне и говорит: отче Аврааме, помилуй мя. Напротив него в раю сидит Авраам, держа на лоне своем Лазаря, и отвечает ему: чадо, помяни, яко приял еси благая в животе твоем.

К началу26. Притча о крепком
Никтоже может сосуды крепкого и проч. (Марк. 3, 27)

изображается так: пред Христом, благословляющим, стоят Матфей мытарь и апостол Павел, Мария Магдалина и блудница. А другие покаявшиеся грешники припадают к стопам Его. В другом отделении картины ангелы связывают диавола и повергают его в ад.

К началу27. Притча о светильнике
Никтоже светильника вжег и проч. (Лук. 8, 16)

изображается так: в храме святой архиерей поучает народ с амвона. Ангел говорит ему на ухо. Вокруг его блистает свет. У амвона люди слушают его с усердием. Всех их свыше благословляет Христос, держа раскрытое Евангелие, в котором написано: тако да просветится свет ваш пред человеки и пр. (Матф. гл. 5, 16).

К началу28. Притча о бесплодной смоковнице
Смоковницу имеяше и проч. (Лук. 13)

изображается так: среди храма стоит человек с проседью, скрестив руки на груди. Близ него смерть держит косу. Христос повелевает ей подкосить его; но ангел хранитель жизни человека, на коленах, умоляет Христа помиловать его, говоря: Господи, остави его на лето и проч.

К началу29. О намеревающемся построить столп
Кто от вас хотяй столп создати и проч. (Лук. 14, 28)

изображается так: святой Павел поучает, держа хартию со словами: основание положих Иисуса Христа. Вокруг него стоят люди и усердно слушают его. В другом отделении картины эти же люди едят, пьют и торгуют. Над ними смеются бесы. Вверху их написано: верующие, но не исполняющие учения.

К началу30. Притча о мытаре и фарисее
Человека два внидоста и проч. (Лук. 18)

изображается так: в храме виден жертвенник. Напротив него на верхней ступени лестницы, ведущей во святилище, стоит фарисей, старик с длинною бородою, в широкой одежде, покрытый платком, и смотрит на небо, подняв вверх одну руку, а другою указывая на мытаря. Над ним темно. Поодаль от него мытарь смотрит вниз и бьет перси свои. Над ним светло.

К началу31. Притча о рабах верных и разумных
Кто есть верный раб и разумный и проч. (Матф. 24, 45)

изображается так: в храме святой архиерей старец, св. иерей, держащий в руках потир, и св. диакон, имеющий на главе дискос, клирики со светильниками и кадильницами, иноки и многие христиане обоего пола - все молятся; а Христос благословляет их свыше.

К началу32. Притча о рабах злых
Аще ли речет злый раб той и проч. (Матф. 24, 48)

изображается так: в домах священники, монахи и миряне едят, пьют и потешаются музыкою. Над ними парят смерть с косою и ангелы с серпами. В другом отделении картины пылает ад, содержащий в себе неверных и еретиков. Туда бесы ведут людей из этих же домов.

К началу33. Притча о соли
Добро есть соль: аще же соль обуяет и пр. (Лук. 14, 34)

изображается так: в храме архиерей, в присутствии священников и клира, с амвона поучает народ. А в стороне святой Павел держит хартию со словами: слово ваше да бывает всегда во благодати, солию растворено (Колос. 1, 4, ст. 6).

К началу34. Притча о свете и тьме
Свет прииде в мир и возлюбиша и проч. (Иоан. 3, 19)

изображается так: на одной стороне стоит Христос, окруженный великим светом, и держит раскрытое Евангелие, в котором написано: Аз есмь свет миру; Его слушают апостолы. На другой стороне в дальнем мраке виден князь тьмы: около него стоят книжники, фарисеи и многие неверующие, косо посматривая на Христа.

К началу35. Притча о брашне
Делайте не брашно гиблющее и проч. (Иоан. 6, 27)

изображается так: в доме люди едят и пьют. А в ближней церкви иные приобщаются св. тайн, иные молятся. Христос указывает на них и говорит апостолам (на хартии): делайте не брашно гиблющее и проч.

К началу36, Притча о двери и дворе овчем
Не входяй дверьми и проч. (Иоан. 10)

изображается так: в дверях церкви стоит Христос, держа раскрытое Евангелие, в котором написано: Аз есмь дверь: Мною аще кто внидет, спасется. За Ним виден Моисей со скрижалями закона. Близ церкви, напротив Христа стоят святые архиереи, держа евангелия. Над ними написано: входящие дверьми. Они поучают стоящих направо и налево от них христиан, которые слушают их с усердием. Позади этих служителей стоят разные еретики и раскольники и смущают их. Над ними написано: не входящие дверьми.

К началу37. Притча о лозе
Аз есмь лоза, вы же рождие... (Иоан. 15)

изображается так: Христос благословляет обеими руками. На персях Его само собою держится Евангелие, в котором написано: Аз есмь лоза. От Него в обе стороны простираются виноградные ветви и обхватывают апостолов.

К началу38. Притча о лицемере
Что видиши сучец иже во оце брата и проч. (Матф. 7, 3-5)

изображается так: стоит человек, имеющий у глаза сучок; напротив его стоит фарисей, имеющий у глаза бревно, и говорит ему: брате остави, да изъиму сучец из очесе твоего. Над ними Христос грозно смотрит на фарисея и говорит (на хартии): лицемере, изми первее бревно из очесе твоего.

К началу39. Притча о добрых и худых деревах
Не может древо добро и проч. (Матф. 7, 18)

изображается так: на одной стороне стоят люди среди садовых дерев. Над ними светло. Напротив них стоят люди среди диких дерев. Над ними темно. Христос свыше указывает на них, держа хартию со словами: всякое дерево от плода познается [Признаюсь, что я по-своему переделал изображение сей притчи, потому что оно в подлиннике - нелепо. Судите о нем по французскому переводу Дидрона: Description. - Des hommes debout. Il leur sort de la bouche, à l'un le Saint Esprit, à un autre un ange, à un autre une petite flamme, à un autre une rose, à d'autres différentes choses précieuses. Vis-à-vis d'eux, d'autres hommes debout, de la bouche desquels sortent: un demon, un serpent,un pourceau, des épines et d'autres choses de cette nature... (Manuel d'iconographie chrétienne, par. M. Didron. Paris. 1845.)].

К началу40. Притча о тесных вратах
Внидите узкими враты и проч. (Матф. 7, 13)

изображается так: в горных пещерах молятся иноки. Их искушают бесы. Вдали видны мученики, различно мучимые тиранами. Вверху Христос на облаках благословляет их и держит у персей своих раскрытое Евангелие, в котором написано: подвизайтеся внити сквозь тесныя врата (Лук. 13, 24).

К началуБОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТУРГИЯ

На восточной стене алтаря высоко рисуется сень и под нею святая трапеза, с лежащим на ней Евангелием. На правой стороне трапезы стоит Христос в архиерейской одежде и благословляет. От Него ангелы всех ликов, в священнических одеждах идут с великим выходом до левой стороны святой трапезы; и тут опять стоит Христос и принимает дискос с головы одного ангела, одетого в диаконский стихарь; а два ангела кадят пред Ним и два держат подсвечники. За ними иной ангел, в ризе иерея, держит потир, а за этим прочие ангелы держат в руках, один лжицу, другой копие, третий трость с губкою, четвертый крест, прочие - свечи [Подобную икону имею я в числе прочих св. образов старинных, собранных мною на Востоке. (А. Порфирий), А Дионисий Фурноаграфиот видел такое изображение на алтарных стенах Никольского придела в соборном храме лавры св. Афанасия афонского. Тут оно бойко и прекрасно написано кистью Фралга в 1560 году. (А. П.)].

К началуПреподание тела и крови Христовой апостолам

Под изображением великого выхода особо рисуется святая трапеза с дискосом, на котором видны частицы хлеба. За нею изображается Христос, до пояса, с распростертыми в обе стороны руками и держащий в правой руке хлеб, а в левой потир. Пред Ним лежит раскрытое Евангелие, в котором написано справа: приимите, ядите, сие есть тело Мое, слева: пийте от нея вси, сия есть кровь Моя. По обе стороны от Христа стоят двенадцать апостолов и смотрят на Него, наклонившись немного. С правой стороны Петр, впереди других пяти апостолов, причащается из потира, приложив руки к персям. Позади них Иуда обращен лицом назад; в уста его входит бес.

К началуВСЯКОЕ ДЫХАНИЕ
(В притворе церкви)

Рисуется небо с солнцем, луною и звездами. Посреди его Христос сидит и держит хартию со словами: Господь созда Мя начало путей своих в дела своя, прежде век основа Мя (Прит. 8, 29). Около Него на четырех сторонах видны четыре евангелиста, в образе человека, тельца, льва и орла, а справа и слева Богоматерь и Предтеча, молящиеся; вокруг же девять ликов ангельских, именно: престолы, херувимы и серафимы, глаголющие: Свят, Свят, Свят, а прочие лики с хартиями, на которых написано, - у господств: слава Тебе, несозданная красота господств! У сил: слава Тебе, крепкая держава сил! у властей: слава Тебе, неприступное сияние светлых властей! у начал: слава Тебе, пресветлый свете всесветных начал! у архангелов: слава Тебе, неизреченная красота архангелов! у ангелов: слава Тебе, божественное благолепие ангелов! Вокруг неба написано: всякое дыхание да хвалит Господа, хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних, Тебе подобает песнь Богу. Под небом рисуются лики всех святых на облаках с хартиями, именно: святые праотцы и впереди них Адам, говорящий: слава Тебе, праотцев светлое веселие! пророки, и впереди них Моисей, говорящий: слава Тебе, пророков и закона исполнение! апостолы, и впереди них Петр, говорящий: слава Тебе, апостолов немолчная проповедь! иерархи, и впереди них Златоуст, говорящий: слава Тебе, иерархов украшение и благолепие! мученики, и впереди них Георгий, говорящий: слава Тебе, мучеников крепосте и победо! преподобные, и впереди них Антоний, говорящий: слава Тебе, подвижников и преподобных похвало! праведные цари, и впереди них Константин, говорящий: слава Тебе, православных царей утверждение! мученицы, и впереди них Екатерина, говорящая: слава Тебе, дев женише небесный! преподобные жены, и впереди них Евпраксия, говорящая: слава Тебе, инокинь веселие вечное! Внизу под святыми изображаются горы и на них дерева с плодами и без плодов; на деревах различные птицы; под деревами звери кроткие и лютые.

К началуIII. Как изображается апокалипсис святого Иоанна Богослова
(В паперти)

Слова Иоанна
Глава 1, 9

Бых во острове, нарицаемом Патмос... и слышах за собою глас велий, яко трубы глаголющия: Аз есмь Алфа и Омега, первый и последний, и еже видиши, напиши в книгу.

Изображение
В пещере святой Иоанн Богослов сидит изумленный, обратив голову в сторону. Позади него виден Христос на облаках, в белом стихаре, опоясанный золотым поясом и держащий в правой руке семь звезд. Из уст Его исходит обоюдоострый меч. Вокруг Его стоят семь светильников. А от Него струится великий свет.

Слова Иоанна
Глава 4, 1

По сих видех: и се двери отверсты на небеси и глас говорящий: взыди семо, и покажу ти, емуже подобает быти по сих. И абие бых в дусе: и се престол стояше на небеси, и на престоле седящ... И окрест престола двадесять и четыре престоли... И видех в деснице седящаго книгу написану.

Изображение
На облаках безначальный Отец сидит на престоле, держа в деснице книгу, закрытую и запечатанную семью печатями. Агнец, имеющий семь рогов и семь очес, двумя передними ногами упирается в эту книгу. А пред престолом горят семь светильников и расстилается море; вокруг же видны четыре знамения евангелистов. По обе стороны престола двадцать четыре старца сидят на золотых седалищах, все в белых одеждах и в золотых венцах, держа в правой руке золотые фиалы с курением, а в левой цитры. У ног безначального Отца ангел с растростертыми в обе стороны руками как бы принимает молитвы святых.

Слова Иоанна
Глава 6

И видех, егда отверзе Агнец едину от седми печатей, и слышах единаго от четырех животных глаголюща, якоже глас грома: гряди и виждь. И видех, и се конь бел, и седяй на нем имеяше лук... И егда отверзе печать вторую... изыде другий конь рыж, и седящему на нем дан бысть мечь великий. И егда отверзе третью печать... и видех, и се конь ворон, и седяй на нем имеяше мерило в руце своей... И егда отверзе четвертую печать... и видех, и се конь блед, и седящий на нем, имя ему смерть.

Изображение
Рисуются горы и люди, одни мертвые, а другие живые, но в ужасе повергшиеся на землю, а выше них коронованный человек, сидящий на белом коне, держащий лук и пускающий стрелу в людей; позади него другой человек, сидящий на рыжем коне и держащий в руке великий меч; за ним иной человек, сидящий на вороном коне и держащий в руке весы; а за ним смерть, сидящая на бледном коне и держащая большой серп.

Слова Иоанна
Глава 6, 9

И егда отверзе пятую печать, видех под олтарем души избиенных за слово Божие.

Изображение
Под жертвенником рисуются души святых мучеников в белых одеждах, с воздетыми к небу руками и очами, и два ангела, беседующие с ними.

Слова Иоанна
Глава 6, 12

И видех, егда отверзе шестую печать, и се бысть трус велий, и солнце мрачно бысть, яко вретище власяно, и луна бысть яко кровь, и звезды небесныя спадоша на землю... и небо отлучися, яко свиток свиваемо.

Изображение
Рисуются горы, покрытые мраком, и множество людей, - одни как цари, другие как вельможи, иные как простолюдины, скрывающиеся в пещерах, и над ними небо, свившееся подобно хартии, солнце омраченное, луна как кровь, и звезды, падающие на землю.

Слова Иоанна
Глава 7, 1

И посем видех четыре ангелы, стоящыя на четырех углех земли, держащыя четыре ветры земския, да не дышет ветр на землю, ни на море, ни на всяко древо. И видех инаго ангела, восходяща от восхода солнца, имуща печать Бога живаго.

Изображение
Рисуется земля и море. На четырех углах земли дуют четыре ветра, а четыре ангела устрашают их мечами, чтобы они не дули. Один ангел держит северный ветр, другой южный, третий восточный, четвертый западный, На восточной стороне еще один ангел восходит на облаках, в одной руке держа печать Бога живого ХС, а другую протянув к четырем ангелам. Под ним еще один ангел помазывает миром множество людей на челе их.

Слова Иоанна
Глава 7, 9

По сих видех, и се народ мног, егоже исчести никтоже может, от всякого языка и колена и племен и людей, стояше пред престолом и пред агнцем, облечены в ризы белы, и финицы в руках их.

Изображение
Среди облаков безначальный Отец сидит на престоле, на четырех сторонах которого видны четырезрачные знамения евангелистов, а вокруг все лики ангелов. Агнец отверзает книгу с семью печатями, которую держит Отец на коленах своих. Под престолом видно множество людей в белых одеждах, с финиковыми ветвями в руках. А по обе стороны престола сидят двадцать четыре старца, из которых один указывает близ стоящему Иоанну Богослову на одетых в белые одежды.

Слова Иоанна
Глава 8, 1 и далее

И егда отверзе седмую печать, бысть безмолвие на небеси яко полчаса. И видех седмь ангелов, иже пред Богом стояху: и дано бысть им седмь труб. И другий ангел прииде, и ста пред олтарем, имеяй кадильницу злату... И первому ангелу вострубившу, бысть град и огнь, смешены с кровию, и падоша на землю: и третья часть древа погоре, и всяка трава злачная погоре. И вторый ангел воструби... и бысть третья часть моря кровь... и третья часть кораблей погибе. И третий ангел воструби, и паде с небесе звезда велика на третью часть рек и на источники водныя. И имя звезде глаголется Апсинфос... и мнози от человек умроша от вод, яко горьки беша. И четвертый ангел воструби, и уязвена бысть третья часть солнца, и третья часть луны, и третья часть звезд.

Изображение
На небе безначальный Отец, в белой одежде, сидит на престоле; вокруг Его семь ангелов держат трубы и поклоняются Ему; а иной ангел держит пред Ним золотую кадильницу, из которой исходит курение. Под этим ангелом стоят облака и среди них четыре ангела смотрят на землю и трубят; под ними иной ангел одну руку протянул, а в другой держит хартию со словами: горе, горе живущим на земли от прочих гласов трубных триех ангелов, хотящих трубити. С одной стороны него видно померкшее солнце, а с другой - кровавая луна, которой лишь четвертая часть светла, и многие звезды, из коих третья часть померкла. Под ними видны море и огонь, смешанный с волнами его. Среди моря огнедышащая гора, разбитые корабли и вверх дном обращенные барки, а на земле многие деревья и злаки горящие, близ них река и среди нее великая звезда с лучами, а у реки люди, из которых одни пьют, другие же лежат на земле мертвые.

Слова Иоанна
Глава 9, 1

И пятый ангел воструби, и видех звезду с небесе спадшу на землю, и дан бысть ей ключ студенца бездны. И отверзе студенца бездны, и взыде дым от студенца, яко дым пещи велики... И от дыма изыдоша прузи на землю, и дана бысть им область... да вредят человеки точию, иже не имут печати Божия на челех своих... пять месяцей.

Изображение
С облаков ангел смотрит на землю и трубит, держа ключ в руке. Под ним из глубокого кладезя исходит густой дым и помрачает солнце и воздух. Среди кладезя блестит великая звезда; а из дыма вылетает саранча: головы ее мужеские, а волосы женские, зубы львиные; на головах ее блестят золотые венцы; тела покрыты железными бронями; хвосты похожи на скорпионов; в оконечностях хвостов торчат жала; а крылья ее, как крылья аспидов. По обе стороны кладезя видны горы, и в них скрываются люди.

Слова Иоанна
Глава 9

И шестый ангел воструби, и слышах глас един от четырех рогов олтаря златаго сущаго пред Богом, глаголющий шестому ангелу, имеющу трубу: разреши четыри ангелы связаны при реце велицей Евфрат. И разрешены быша четыри ангелы, и проч.

Изображение
На небе безначальный Отец, в белом одеянии, сидит на престоле. Пред Ним стоит золотой жертвенник. У правой стороны жертвенника ангел, смотря на землю, трубит. Под ним видны горы и четыре ангела, посекающие людей, а среди них воины в железных бронях, в порфировых мантиях и в железных шлемах: они сидят на конях, у которых головы львиные, а хвосты со змеиными головами, из уст же исходят огонь и дым. Под ногами их и перед ними многие люди, одни лежат мертвые, а другие бегут, и в страхе озираются назад.

Слова Иоанна
Глава 10

И видех инаго ангела крепка сходяща с небесе, оболчена во облак, и дуга над главою его, и лице его яко солнце, и нозе его яко столпы огненны. И имеяше в руце своей книгу разгибену. И постави ногу свою десную на мори, а шуюю на земли... и идох ко ангелу глаголя ему: даждь ми книжицу, и рече ми: приими, и снеждь ю... и приях книгу и снедох ю.

Изображение
Рисуются небо, море, земля и дивный ангел. Он одет в облако; лицо его, как светлое солнце, испускает лучи; ноги у него огненные; правою ногою он стоит на море, а левою на земле, в одной руке держит книгу, а другую простер к небу. Пред ним Иоанн стоит на коленах и принимает книгу из руки его.

Слова Иоанна
Глава 11

И дана ми бысть трость подобна жезлу, глаголя: востани и измери церковь Божию и олтарь, и кланяющияся в ней: а двор сущий внутрь церкви изнеси внеуду, ниже измери его, зане дан бысть языком: и град святый поперут четыредесять и два месяцы.

Изображение
Иоанн тростью измеряет храм, в котором виден жертвенник. Ниже его стоит крылатый зверь с венцом на голове. Энох и Илия возносятся на небо на облаках. Близ храма видны домы. Некоторые из них разрушены, и в них люди, иные лежат мертвые, а другие смотрят на небо, подняв руки.

Слова Иоанна
Глава 11

И седмый ангел воструби, и быша гласи велицы на небесех глаголюще: бысть царство мира Господа нашего, и Христа Его, и воцарится во веки веков.

Изображение
Господь Иисус Христос сидит на высоком престоле, под которым густятся облака. Вокруг Его видны лики ангелов, а пред Ним двадцать четыре старца на коленах поклоняются Ему. По правую сторону Его стоит храм с золотым ковчегом, а под ним видны толпы людей. На них с неба падают молнии и град.

Слова Иоанна
Глава 12

И знамение велие явися на небеси, жена облечена в солнце и луна под ногама ея, и на главе ея венец от звезд двоюнадесяте.

Изображение
Всесвятая стоит на облаках в пурпуровой одежде с ангельскими крыльями. Вокруг венца Ее блестят двенадцать звезд; а сама Она от головы до ног окружена солнечными лучами. Подножием Ей служит луна. Пред Нею виден красный дракон с семью головами, с семью венцами и десятью рогами. Он из уст своих испускает воду как реку, которую поглощает разверзшаяся земля. За хвостом его видно множество звезд. Над Всесвятою два ангела держат на пелене Христа, яко младенца. Они окружены облаками.

Слова Иоанна
Глава 13

И видех из моря зверя исходяща, имуща глав седмь и рогов десять, на розех его венец десять, а на главах его имена хульна. Зверь, его же видех, бе подобен рыси, и нозе ему яко медведи, и уста его яко уста львова... И видех инаго зверя, восходящаго от земли, и имеяше рога два, подобна агнчим, и глаголаше яко змий.

Изображение
Рисуется земля и море. Из вод его выходит семиглавый зверь, и ему поклоняются знатные люди. Пред ним стоит на земле иной меньший зверь с двумя рогами овна. На них с неба сходят огонь и град.

Слова Иоанна
Глава 14

И видех, и се Агнец стояше на горе сионстей, и с ним сто и четыредесять и четыре тысящы, имуще имя Отца Его написано на челех своих... Сии суть, иже с женами не осквернишася: зане девственницы суть: сии последуют Агнцу, аможе аще пойдет.

Изображение
На высокой горе водружен престол, и на нем стоит агнец, имеющий на главе венец и ногою придерживающий красное знамя, с крестом на вершине знамени. У четырех сторон престола видны четырезрачные знамения евангелистов, а пред престолом - двадцать четыре старца, множество ангелов с цитрами и многие девственники в белых одеждах, взирающие на агнца и простершие к нему руки свои. Под ними с облаков три ангела смотрят на землю. Один из них держит раскрытое Евангелие, в котором написано: убойтеся Бога, и дадите Ему славу, яко приидет час суда Его. другой, с правой стороны, одною рукою указывает на землю, а в другой держит хартию со словами: паде, паде Вавилон град великий; третий, с левой стороны, одну руку простер, а в другой держит хартию со словами: иже аще кто поклоняется зверю и иконе его и приемлет начертание на челе своем, или на руце своей, и той имать пити от вина ярости Божия. Под ними виден город Вавилон разрушенный.

Слова Иоанна
Глава 14

И видех, и се облак светел, и на облаце седяй подобен сыну человеческому, имея на главе своей венец злат и в руце его серп остр.

Изображение
На облаках стоит Христос в венце, держа в руке большой острый серп и готовясь повергнуть его на землю для жатвы. На земле ангел серповидным ножом срезает виноград и кладет его в точило, из которого вместо вина течет кровь. Над ним распростерто небо. Из дверей храма выходит ангел и, смотря на Христа, простирает к Нему одну руку, а в другой держит хартию со словами: посли серп твой и жни, яко прииде час пожати. А от жертвенника исходит другой ангел и, смотря на ангела срезывающего виноград, одною рукою указывает на грозды, а в другой держит хартию со словами: посли серп твой острый, и объемли грозды винограда земнаго...

Слова Иоанна
Глава 15

И видех ино знамение на небеси велие и чудно, седмь ангел, имущих седмь язв последних, зане в тех скончается ярость Божия.

Изображение
У гор многие люди лежат на земле, обессиленные и изъязвленные, и смотрят на небо. Среди них антихрист сидит на престоле, а подле него стоит крылатый зверь в короне и семиглавый дракон; из уст их исходят три нечистые духа, подобные жабам. Вблизи видны разрушенный город, море и иссохшая великая река Евфрат, а над ними - небо и солнце, испускающее длинные лучи на людей, и градины, летящие с неба. На самом небе водружена скиния свидения, и из нее исходят семь ангелов в белых одеждах, опоясанные золотыми поясами. Первый ангел изливает фиал свой на землю и на людей; второй изливает фиал на море, третий на реки, четвертый на солнце, пятый на престол антихриста, шестой на реку Евфрат, а седьмой на воздух.

Слова Иоанна
Глава 17

И видех жену седящу на звери червлене, исполнением имен хульных, иже имеяше глав седмь и рогов десять. И жена бе облечена в порфиру и червленицу, и позлащена златом и камением драгим и бисером, имущи чашу злату в руце своей, полну мерзости и скверн любодеяния ея.

Изображение
Рисуются семь горных вершин и на них семиглавый зверь с десятью рогами. На нем сидит жена, имеющая на голове тройную корону и одетая в златотканные одежды, и держит в правой руке золотую чашу, которую и подносит десяти царям, стоящим пред зверем и смотрящим на нее. А позади зверя видны князи и вельможи и великое множество людей. Над женою написано: Вавилон великий, мати любодейцам и мерзостем земным.

Слова Иоанна
Глава 18

И по сих видех ина ангела сходяща с небесе, имуща область велию: и земля просветися от славы его: и возопи в крепости гласом велиим, глаголя: паде, паде Вавилон великий, и бысть жилище бесом и хранитель всякому духу нечисту... И слышах глас ин с небесе, глаголющ: изыдите из нея, людие мои, да не причаститеся грехом ея, и от язв ея да не вредитеся.

Изображение
Пылают горы, земля, море и город. Пламя восходит к небу. Вдали стоят цари, вельможи и многие люди и, видя этот город, одни из них плачут, другие терзают волосы на головах своих, иные ударяют перси свои, некоторые, подняв руки, смотрят на небо, а оттуда сходит ангел, окруженный ярким светом, и правою рукою указывает на город, а в левой держит хартию со словами: паде, паде Вавилон великий. Близ него другой ангел, парящий на облаках, повергает в море камень, как большой жернов, и держит хартию со словами: тако стремлением ввержен будет Вавилон град великий, и не имать обрестися ктому. Ниже этих ангелов из других облаков, темных, падают градины и огонь на море и землю. А на небе безначальный Отец сидит на престоле, подле которого стоят два ангела и держат хартии со словами - у первого с правой стороны: хвалите Бога вси раби Его, а у второго, с левой стороны: и боящиеся Его малые и великие. Вокруг престола видны четырезрачные знамения евангелистов, лики ангельские и многочисленные души в белых одеждах с хартиями, на которых написано: аллилуиа: спасение и слава и честь и сила Господу нашему: яко судил есть любодейцу велику, и отмстил кровь рабов своих от руки ея, аллилуиа, и так же двадцать четыре старца, поклоняющиеся Богу и говорящие: аминь, аллилуиа (Гл. 19, ст. 1, 4).

Слова Иоанна
Глава 19, 11

И видех небо отверсто, и се конь бел, и седяй на нем верен и истинен... и нарицается имя Его Слово Божие и воинства небесная идяху в след Его на конех белых, облечени в виссон бел и чист. И из уст Его изыде оружие остро, да тем избиет языки... И видех единаго ангела стояща на солнце: и возопи гласом велиим, глаголя всем птицам, парящим посреде небесе: приидите и соберитеся на вечерю великую Божию, да снесте плоти царей и плоти крепких и плоти тысящников...

Изображение
С отверстого неба сходит Христос на облаках, сидя на белом коне. Одеяние у Него багряное, на голове сияет венец, из уст исходит меч острый и великий. Над Ним написано: Иисус Христос, Слово Божие, Царь царей и Господь господей. За Ним следуют воины Его на белых конях, в белых одеждах с золотыми поясами, в шлемах, и с острыми мечами. Пред Ним цари, вельможи и воины на черных конях, вооруженные мечами, бегут как побежденные, озираясь назад; другие лежат на земле, как убитые; иные падают с коней своих. Плотоядные птицы клюют тела их. Над ними ангел, стоя на солнце и смотря на птиц, говорит (на хартии): приидите и соберитеся, да снесте плоти царей, и плоти крепких и плоти тысящников. Близ побежденных течет огненная река. Два ангела повергают в нее семиглавого зверя и антихриста.

Слова Иоанна
Глава 20, 1

И видех ангела сходяща с небесе, имеюща ключ бездны.

Изображение
С неба сходит ангел, в одной руке держа ключ, а другою повергая связанного цепью диавола во всепожирающий ад.

Слова Иоанна
Глава 20, 11

И видех престол велик бел, и седящаго на нем, егоже от лица бежа небо и земля, и место не обретеся им. И видех мертвецы малыя и великия стоящя пред Богом, и книги разгнушася.

Изображение
Христос сидит на белом престоле. Вокруг Его стоят лики ангелов. Прочее будет показано в изображении второго пришествия Христова.

Слова Иоанна
Глава 21, 2

И аз, Иоанн, видех град святый Иерусалим нов сходящ от Бога с небесе, приготован яко невесту украшену мужу своему. И слышах глас велий с небесе глаголющ: се скиния Божия с человеки...

Изображение
Рисуется город Иерусалим, украшенный многоценными каменьями и позлащенный, четырехугольный, с двенадцатью воротами, из коих три от востока, три от севера, три от полудня и три от запада. В каждых воротах стоит ангел, в правой руке держа золотой жезл, а в левой печать Бога живого X. Иоанн стоит на высокой горе и смотрит на Иерусалим. Над этим городом в отверстом небе Христос сидит на престоле, от которого исходит яркий свет и озаряет Иерусалим. Вокруг Христа стоят все лики ангелов и святых и двадцать четыре старца. Один ангел с неба смотрит на Иоанна и указывает ему на город, держа хартию со словами: се скиния Божия. А другой ангел золотою тростью измеряет святой град Иерусалим.

К началуIV. Как изображается второе пришествие Христово

Христос в белом одеянии, восседая на огнезрачных и херувимских престолах и блистая как молния среди солнца, луны и звезд, имея пред Собою знамение свое, т. е. крест, а одесную Себя - Матерь Свою, приснодеву Богородицу, яко царицу, и окружаемый всеми архангельскими и ангельскими небесными воинствами, с псалмами и песньми и органами в славе грядет на облаках небесных и благословляет святыми руками Своими. На персях Его держится святое Евангелие, в котором написано: приидите благословеннии Отца моего, наследуйте уготованное вам царствие, - также: идите от Мене проклятии во огнь вечный. Над Ним написано: Иисус Христос, слава и радость святых. - Все святые, божественною силою Его воспарившие от земли на небо, на облаках встречают Его в таком порядке: во-первых, лик апостолов; во-вторых, лик праотцев, в-третьих, лик патриархов; в-четвертых, лик пророков; в-пятых, лик иерархов; в-шестых, лик мучеников; в-седьмых, лик преподобных; в-осьмых, лик благочестивых царей; в-девятых, лик мучениц и преподобных жен. Ниже их ангел на воздухе летит и трубит в последний раз. Под ним земля, с городами и селениями, и море с кораблями отдают скоро мертвецов своих, которые выходят их гробов и из вод в великом изумлении, отдельно один от другого, и потом все возносятся на облаках; из числа их святые идут в сретение Господа, а грешники отходят на место осуждения. Вдали стоят пророки с хартиями, на которых написано - у Исаии: Господь на суд приидет со старейшины людей и с князи их (гл. 3, ст. 14); у Иоиля: да востанут и взыдут вси языцы на юдоль Иосафатову (гл. 3, ст. 12); у Даниила: мнози от спящих в земней персти востанут, сии в жизнь вечную, а онии во укоризну и стыдение вечное (гл. 12, ст. 2).

К началуВсеобщий и нелицемерный суд Господа нашего Иисуса Христа

На высоком престоле сидит Христос в белом одеянии, сияя паче солнца, окруженный всеми ангельскими силами, предстоящими со страхом и трепетом, и десницею своею благословляет святых, а шуйцею указывает грешникам на свои язвы гвоздинные. Вокруг Его блистает великий свет. Над Ним написано: Иисус Христос праведный судия. Близ Него стоят Богоматерь и Предтеча и умоляют Его. А двенадцать апостолов сидят на двенадцати престолах и с ними все святые, в трех ликах, стоят одесную Его.

  • - Первый лик составляют праотцы, патриархи и пророки.
  • - Второй - святители, мученики и подвижники.
  • - Третий - праведные цари, мученицы и преподобные жены.

Ошуюю Его все грешники отходят от Него, быв осуждены с бесами и Иудою предателем, как-то: цари мучители, идолопоклонники, антихристы, еретики, человекоубийцы, предатели, воры, хищники, немилосердые, любостяжатели, скупцы, лжецы, чародеи, пьяницы, блудники, сластолюбцы и все скверные и нечистые, а впереди всех - нечестивые и неблагодарные книжники и фарисеи и все иудеи, из которых одни рыдают, другие терзают волосы свои, смотря на Христа, на святых и на пророка Моисея, указывающего им перстом на Христа и говорящего (на хартии): пророка восставит Господь Бог от братии нашея, якоже мене, того послушайте по всему (Втор. 18, 15). Пред престолом видно знамение креста с кивотом завета Господня, с книгами закона и пророков, с открытым святым Евангелием и с двумя хартиями, из коих на одной, с правой стороны креста, написано: и суд прияша мертвецы от написанных в книгах по делом их, а на другой, с левой стороны, читается: и иже не обретеся в книзе животней написан, ввержен будет с езеро огненное (Апок. 20, 12-15). От ног Христовых исходит река огненная. Злые и немилосердые демоны ввергают в нее грешников и жестоко мучат их разными мучительными орудиями, острогами, копьями; другие, как огненные драконы, обвившись около них, терзают их безжалостно и низвергают в преисподнюю, где их ожидают тьма кромешная, узы нерушимые, скрежет зубов, червь неусыпающий и огнь неугасимый, да мучатся и наказуются вечно. Все эти грешники видны в разных безднах: связанные железными цепями, и весьма темные, жалостно скрежещущие зубами, палимые огнем, и непрестанно поедаемые червями, они с немилосердым богачом издалека видят лоно Авраама и рай со всеми святыми, веселящимися в нем, огражденный отовсюду кристаллом и чистым золотом и драгоценными камнями и украшенный великолепными деревами и разнородными птицами. По обе стороны страшного суда видны пророки с хартиями, на которых написано, - у Даниила: зрях дондеже престоли поставишася и Ветхий денми седе (гл. 7, ст. 9); у Малахии: се день грядет горящ, яко пещь и попалит вся иноплеменницы и вся творящия беззакония (гл. 4, ст. 1); у Иудифи: Господь Вседержитель отметит им вдень судный, дая огнь и червие на плоти их (гл. 15, ст. 17),

К началуV. Как изображаются праздники Богородичные

К началу1. Зачатие Богородицы

Близ дома в саду, наполненном разными деревами, молится святая Анна. Свыше благословляет ее ангел. За садом видна гора. На ней молится Иоаким, благословляемый ангелом.

К началу2. Рождество Богородицы

В доме святая Анна возлежит на постели под одеялом, приподнявшись и опершись на изголовье. Две девицы поддерживают ее сзади, а спереди третья девица обвеивает ее опахалом из павлиньих перьев. Служанки, одни выходят из двери горницы и несут снеди, другие же, сидя на полу, обмывают новорожденную в купели, а одна готовит Ей колыбель.

К началу3. Богородица, благословляемая иереями

В доме пред трапезою, на которой расставлены снеди, Иоаким держит на руках своих новорожденную. Св.Анна стоит позади его. Три иерея сидят за трапезою и, смотря на пресвятую Марию, благословляют Ее.

К началу4. Введение Богородицы во храм

В глубине храма в дверях с тремя ступенями стоит пророк Захария в иерейской одежде, протянув руки к пресвятой Марии, которая, будучи трех лет, восходит по ступеням, протянув одну ручку к Захарии, а в другой держа свечу. Позади Нее Иоаким и Анна смотрят друг на друга и указывают на Нее, а подле них стоят девицы со свечами. - В одной горнице храма под благолепною сению сидит Пресвятая и принимает хлеб от архангела Гавриила, который, подавая Ей эту снедь, благословляет Ее.

К началу5. Иосиф принимает Богородицу из храма

Внутри храма стоит пророк Захария благословляющий. Позади его некоторые иереи указывают друг другу на пресвятую Марию, а пред ним Иосиф принимает Ее за руку. Позади его видны разные люди.

К началу6. Успение Богородицы

В доме между горницами Всесвятая лежит на одре мертвая. Руки Ее сложены крестообразно. У обоих концов одра стоят подсвечники с возженными свечами. У ног Пресвятой апостол Петр кадит кадильницею. У главы Ее стоит святой Павел, а Иоанн Богослов лобызает Ее. Вокруг видны прочие апостолы, святые иерархи - Дионисий Ареопагит, Иерофей и Тимофей, держащие евангелия, и жены плачущие. Близ Нее стоит Христос, держа в руках святую душу Ее, облеченную в белую одежду. Вокруг Его сияет великий свет и стоят многие ангелы. Вверху иконы видны двенадцать апостолов, несомые облаками. У правой стороны горницы Иоанн Дамаскин держит хартию со словами: достойно, яко одушевленное небо, Всесвятая, прияша Тя божественная небесная селения; а в левой, святой Косма песнотворец держит хартию со словами: жену Тя смертную, преестественно же и Матерь Божию видевше, Пречистая. Пред одром стоит еврей на коленах. Отсеченные кисти рук его прильнули к одру. Пред ним стоит ангел с обнаженным мечом.

К началу7. Погребение Богородицы

Внутри погребального вертепа апостол Петр поддерживает главу Пресвятой Богородицы, а вне Павел поддерживает ноги Ее; Иоанн же лобызает Ее; вокруг них прочие апостолы со свечами стоят и плачут.

К началу8. Восхождение Богородицы на небо

В отворенном погребальном вертепе вокруг опустевшей гробницы стоят изумленные апостолы. Среди них Фома держит и показывает им пояс. Над ними Пресвятая на облаках восходит на небо. Близ Нее Фома, несомый на облаке, принимает из рук Ее пояс.

К началу9. Живоносный источник

В золотой купели видна Богородица; руки Ее подняты вверх; у груди Ее Христос благословляет на обе стороны, а на персях Его держится раскрытое Евангелие, в котором написано: Аз есмь вода живая. Два ангела держат корону над головою Ее и хартии со словами, у одного: радуйся, чистый и живоносный источниче, у другого: радуйся, крине чистый и богоприятный. Под купелью виден водоем. В нем плавают три рыбки. По обе стороны него стоят патриархи, архиереи, иереи, диаконы, цари и царицы, князья и княгини, умываются и пьют воду из кружек и чаш. То же делают и многие больные и расслабленные руками и ногами, а один священник осеняет их крестом. Тут же держат некоего бесноватого, а один хозяин корабля льет воду на ожившего фессалийца.

К началу10. Свыше пророцы тя предвозвестиша

Пресвятая Богородица сидит на престоле и держит Христа младенца. На подножии престола написано: свыше пророцы тя предвозвестиша. Вокруг Нее стоят пророки со знамениями их:

  • Патриах Иаков держит лествицу и говорит (на хартии): аз во сне лествицу видех Тя, от земли досязающую до свода небеснаго.
  • Моисей держит купину и говорит (на хартии): аз купину нарекох Тя, Дево Богородице: тайну бо видех в купине странно.
  • Аарон держит жезл прозябший и говорит: мне же жезл прозябший предвозвести, Дево чистая, яко процветет от Тебе цвет - Творец.
  • Гедеон держит руно и говорит на хартии: руно Тя преднарекох, чистая Дево: рождества бо Твоего видех на руне чудо.
  • Давид держит кивот и говорит на хартии: аз кивот освященный, Отроковице, преднарекох Тя, видя благодать храма.
  • Соломон держит одр и говорит на хартии: аз же одр Царя Отроковице, преднарекох Тя, проповедуя твое чудо.
  • Исаия держит лжицу и говорит на хартии: аз же лжицу угленосную преднарекох Тя, чистая, и престол Царя.
  • Иеремия указывает на Богородицу и говорит: аз Тя видех, отроковице Дево, новаго Израиля путеводящую по стезям жизни.
  • Иезекииль держит врата и говорит на хартии: яко врата Божия видех Тя заключенная, имиже пройде единый Бог всяческих.
  • Даниил держит подобие горы и говорит на хартии: гору мысленную, от неяже отсечеся камень, преднарекох Тя, чистая Матеро-Дево.
  • Аввакум держит подобие горы, приосененной деревами, и говорит на хартии: презрительный дар, в духе нося, видех Тя чащу и приосененную гору.
  • Захария держит семисвещный светильник и говорит на хартии: аз светильник седмисвещный видех Тя: от неяже свет мысленный воссия мирови.

К началу11. О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь

На небе между солнцем и луною Пресвятая сидит на престоле с Христом-Младенцем. Вокруг нее написано: о Тебе радуется, благодатная, всякая тварь, ангельский собор и человеческий род. Выше, по обе стороны ее, видно множество святых ангелов, из которых четыре держат хартии со словами:

  • У первого на правой стороне: радуйся, слава ангелов, радуйся, покров человеков!
  • У второго ангела, там же: радуйся, храме божественный, радуйся, престол Господа!
  • У третьего на левой стороне: радуйся, раю сладости, радуйся, древо жизни!
  • У четвертого тут же: радуйся, священный чертог и престол великого Царя!

Ниже их видны все лики святых на облаках, именно:

  • Пророки и впереди них Иоанн Предтеча, держащий хартию со словами: радуйся, пророков исполняющая проповедь!
  • Апостолы и впереди них Петр с письменами на хартии: радуйся, апостолов немолчная уста!
  • Святители и впереди них Иоанн Златоустый с письменами на хартии: радуйся, иереев честь и архиереев слава!
  • Мученики и впереди них Георгий с письменами на хартии: радуйся, слава мучеников и крепость страстотерпцев!
  • Преподобные и впереди них Антоний с письменами на хартии: радуйся, слава иноков и светлость преподобных!
  • Праведные цари, и впереди них Константин с письменами на хартии: радуйся, царей держава и венец, о Дево!
  • Мученицы и впереди них Екатерина с письменами на хартии: радуйся, слава дев, укрепление и стена!
  • Преподобные жены и впереди них Евпраксия с письменами на хартии: радуйся, инокинь сладкое утешение!

Под ними рисуется эдемский рай, наполненный птицами и разными животными, украшенный цветущими сеннолиственными деревами и огражденный стеною, сложенною из золота и камней многоценных; среди рая патриарх Авраам; вокруг него множество невинных детей и с ним все праотцы и праведные, с женами и чадами, зрящие горе и радостно веселящиеся; и, наконец, благоразумный разбойник, держащий крест на раменах своих.

К началуVI. Как изображается акафист Пресвятой Богородице

К началу1. Ангел предстатель

В храмине Пресвятая Мария сидит на скамье и прядет червленый шелк. Свыше архангел сходит к Ней на облаке и правою рукою благословляет Ее, а в левой держит цветущую ветвь.

К началу2. Видящи святая

В храмине Пресвятая стоит изумленная и держит хартию со словами: како будет сие, идеже мужа не знаю? Гавриил стоит пред Нею и правою рукою благословляет Ее, а в левой держит хартию со словами: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.

К началу3. Разум недоразуменный

В храмине архангел стоит благоговейно и правою рукою указывает на небо, а в левой держит хартию со словами: Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя. Пред ним стоит Пресвятая, правую руку приложив к персям своим, а в левой держа хартию со словами: се раба Господня, буди Мне по глаголу твоему.

К началу4. Сила Вышняго

Всесвятая сидит на престоле. По сторонам Ее стоят два ангела и позади Нее держат большую и широкую пелену развернув ее от верху до низу. Над Нею Дух Святый сходит в великом сиянии и во многих облаках.

К началу5. Имущи богоприятную

В доме Пресвятая Мария и Елисавета целуются. Немного в стороне Иосиф и Захария разговаривают между собою. Позади их стоит отрок в короткой одежде, держа на плече трость, на которой висит корзина.

К началу6. Бурю внутрь имея

В доме Пресвятая Мария, непраздная, стоит изумленная. Пред Нею Иосиф, опершись на жезл и протянув к Ней правую руку, смотрит на Нее сурово.

К началу7. Слышаша пастырие

Этот икос изображается так же, как и Рождество Христово, кроме волхвов.

К началу8. Боготечную звезду

С неба сходит светлая звезда среди луча. Под нею видны горы и волхвы на конях, указывающие ее друг другу на нее.

К началу9. Видеша отроцы халдейстии

В пещере Пресвятая сидит на седалище и держит на руках Христа Младенца. Пред Нею волхвы стоят на коленах и подносят дары. Иосиф виден позади Нее. Звезда свыше сходит в пещеру, подле которой юноша держит за узды коней волхвов.

К началу10. Проповедницы богоноснии

У ворот укрепленного города стоит привратник и смотрит вдаль; а там на горах видны волхвы на конях и ангел, указывающий им дорогу.

К началу11. Возсиявый во Египте

Этот икос изображается так же, как и бегство в Египет.

К началу12. Хотящу Симеону

Изображается, как Сретение Господне.

К началу13. Новую показа тварь

Христос, восседая на облаке, благословляет обеими руками. С четырех сторон облака видны четырезрачные знамения евангелистов, а внизу апостолы, мученики, святители и прочие лики всех святых.

К началу14. Странное рождество

В небе Пресвятая сидит на престоле с младенцем, и на Нее взирает лик преподобных, стоящих на земле.

К началу15. Весь бе в нижних

На небе Христос, сияющий чистейшим светом, окружен ликами ангелов, а под небом Он же благословляет обеими руками апостолов и людей, стоящих по обе стороны Его.

К началу16. Всякое естество ангельское

Христос сидит на престоле и благословляет; над Ним отверсто небо, и все лики ангелов в удивлении нисходят оттуда к Нему и восходят от Него.

К началу17. Ветия многовещанныя

Пресвятая сидит на престоле с Младенцем. По обе стороны Ее стоят мужи и старцы, одни в наглавиях, повитых у чела платками, другие в повязках из платков и удивляются. У ног их на земле лежат книги их, раскрытые и закрытые.

К началу18. Спасти хотя мир

Рисуются небо с солнцем, луною и звездами и исходящие из него два ангела, а под небом - горы, испещренные деревами и цветами, и на них селения. Наконец, Христос, идущий с апостолами, которые следуют за Ним, изумленные, и разговаривают между собою.

К началу19. Стена еси девам

В доме Пресвятая стоит и держит на руках Господа, яко младенца. На Нее взирают многие девы (три коронованные ошуюю).

К началу20. Пение всякое побеждается

В небе Христос сидит на престоле и благословляет. Вокруг Его стоят ангелы. А внизу святители и преподобные держат раскрытые книги и свитки. Среди них престол, и на нем сосуд с курящимся фимиамом.

К началу21. Светоприимную свещу

Пресвятая стоит на облаке и держит (у груди) Господа, яко младенца. Вокруг Нее блистает великий свет и лучи струятся на землю. Тут же, в темной пещере, люди стоят на коленах и взирают на Пресвятую.

К началу22. Благодать дати восхотев

Среди горниц стоит Христос и руками своими раздирает хартию с письменами еврейскими, в конце которой написано: рукописание Адама. По обе стороны Его на коленах стоят мужи и старцы.

К началу23. Поюще твое рождество

В храмине Пресвятая сидит на престоле и держит на руках Господа, яко младенца. Пред Нею стоят архиереи и священники, держащие, кто Евангелие, кто кадильницу, а позади них певцы, одни в скиадах на голове, другие в высоких и белых клобуках. Они поют. Среди них стоят диаконы и сказывают стихиры, держа развернутые хартии.

К началу24. О всепетая Мати

Пресвятая сидит на высоком престоле; стопы Ее покоятся на подножии с тремя ступенями; пред Нею стоят цари, священники, архиереи, преподобные и многие другие молящиеся, одни на коленах, другие стоят и держат хартии, на которых написано: аллилуиа.
Шар в руке архангела [По обе стороны ее стоят архангелы, держа в руках шары такого вида (в Ивере на Афоне).]

К началуVII. Святые апостолы и евангелисты и внешний вид их

  • 1. Петр, старец с круглою бородою, держит послание со словами: Петр, апостол Иисуса Христа.
  • 2. Павел, плешивый, с проседью в закрученной бороде держит четырнадцать свитков, которые связаны вместе. Это послания его.
  • 3. Иоанн Богослов, старец плешивый с длинною бородою, держит евангелие.
  • 4. Матфей евангелист, старец с длинною бородою, держит евангелие.
  • 5. Лука евангелист, не старый, кудрявый, с длинной, малою бородою, изображает икону Богородицы.
  • 6. Марк евангелист, с проседью в круглой бороде, держит крест и свиток.
  • 7. Андрей, старец курчавый с раздвоенною бородою, держит евангелие.
  • 8. Симон Зилот, старец плешивый с круглою бородою.
  • 9. Иаков, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 10. Фома, молод, без бороды.
  • 11. Фаддей, молод, без бороды.
  • Они держат святые хартии, так же как и семьдесят учеников Господа.

К началуЧЕТЫРЕ ЕВАНГЕЛИСТА
сидящие на седалищах и пишущие

  • Святой евангелист Матфей пишет: книга родства Иисуса Христа, сына Давидова.
  • Святой евангелист Марк пишет: зачало евангелия Иисуса Христа, Сына Божия, якоже есть писано.
  • Святой евангелист Лука пишет: понеже убо мнози начаша чинити повесть.

  • Святой евангелист Иоанн Богослов сидит в пещере и в изумлении смотрит на небо, повернув голову в сторону. Правая рука его покоится на коленах, а левая простерта к св. Прохору, который сидит против него и пишет: в начале бе Слово, и Слово бе к Богу.

Пред всеми евангелистами четырезрачные животные с крыльями, держат евангелия и смотрят на них: пред Матфеем человек, пред Марком лев, пред Лукою телец, пред Иоанном орел.

ТОЛКОВАНИЕ

Образ человека означает воплощение; образ льва выражает царственное действие; образ тельца показывает священнодейственное и священническое служение; образ орла означает приосенение Св. Духа.

Знай и то, что Матфей, Марк и Лука изображаются пишущими в храминах, а Иоанн в пещере с Прохором.

К началуСемьдесят Святых апостолов
и внешний вид их

  • 1. Иаков, брат Божий, старец с длинною бородою.
  • 2. Матфий, старец с круглою бородою.
  • 3. Клеопа, старец с остроконечною бородою.
  • 4. Андроник, молод, не имел бороды.
  • 5. Силуан, старец плешивый с короткою бородою.
  • 6. Агав, старец с раздвоенною бородою.
  • 7. Анания, старец с длинною бородою.
  • 8. Филипп, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 9. Прохор, старец, с проседью в раздвоенной бороде.
  • 10. Никанор, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 11. Иаков Алфеев, молод, с остроконечною бородою (он из числа двенадцати апостолов).
  • 12. Иуда, брат Господень, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 13. Руф, с проседью в широкой бороде.
  • 14. Сосфен, старец плешивый, с длинною бородою.
  • 15. Лин, молод, с круглою бородою.
  • 16. Стахий, молод, с остроконечною бородою.
  • 17. Стефан, молод, без бороды.
  • 18. Тимон, с проседью в закрученной бороде.
  • 19. Ерма, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 20. Флегонт, молод, без бороды.
  • 21. Сосипатр, молод, с круглою бородою.
  • 22. Иасон, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 23. Гай, старец с длинною бородою.
  • 24. Тихик, молод, без бороды.
  • 25. Филимон, старец, с окладистою, пушистою бородою.
  • 26. Нарцисс, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 27. Трофим, с проседью в длинной бороде.
  • 28. Кесарь, молод, без бороды.
  • 29. Зина, с проседью в круглой бороде.
  • 30. Аристарх, старец кудрявый.
  • 31. Марк, племянник Варнавы, молод, без бороды.
  • 32. Сила, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 33. Гай, старец с остроконечною бородою.
  • 34. Ермий, старец с длинно-широкою бородою.
  • 35. Асинкрит, старец с бородою, разделенною на три пряди.
  • 36. Аполлон, старец с широкою бородою.
  • 37. Кифа, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 38. Климент, старец с короткою бородою.
  • 39. Иуст, старец с остроконечною бородою.
  • 40. Куарт, с проседью в длинной бороде.
  • 41. Ераст, молод, с закрученною бородою.
  • 42. Онисифор, старец.
  • 43. Карп, старец с раздвоенною бородою.
  • 44. Евод, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 45. Урван, молод, с длинною бородою.
  • 46. Аристовул, старец.
  • 47. Тихик, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 48. Симеон, брат Господень, маститый старец.
  • 49. Пуд, с бородою едва показавшеюся.
  • 50. Иродион, старец.
  • 51. Артем, молод, с остроконечною бородою.
  • 52. Филолог, с проседью в короткой бороде.
  • 53. Олимпасий, старец.
  • 54. Родион, молод.
  • 55. Лука, старец с длинною бородою.
  • 56. Апеллес, молод, с короткою бородою.
  • 57. Амплий, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 58. Патровасий, молод, с закрученною бородою
    [Πατρόβας έπίσκοπος Ποτιόλιου - Иерусал. святогробская рукопись].
  • 59. Тит, молод, без бороды.
  • 60. Тертий, старец плешивый, с раздвоенною бородою.
  • 61. Фаддей, с проседью в широкой бороде.
  • 62. Епенет, молод, с бородою, разделенною на три пряди.
  • 63. Ахаик, старец с длинною бородою.
  • 64. Акила, старец, с бородою разделенною на пять прядей.
  • 65. Лукий, молод, без бороды.
  • 66. Варнава, с проседью в длинной бороде.
  • 67. Фортунат, старец с круглою бородою.
  • 68. Епафродит, молод, без бороды.
  • 69. Криск, старец с остроконечною бородою.
  • 70. Пармен, молод.

К началуVIII. Святые иерархи
внешний вид их и надписания

  • 1. Святой Василий, с проседью в длинной бороде и с дугообразными бровями, держит хартию со словами: никтоже достоин от связавшихся плотскими похотьми.
  • 2. Святой Иоанн Златоустый, в средних летах, с редкою и малою бородою, держит хартию со словами: Боже, Боже наш, небесный хлеб...
  • 3. Святой Григорий Богослов, старец плешивый с широкою бородою и прямыми бровями, держит хартию со словами: боже святый, иже во святых почиваяй.
  • 4. Святой Афанасий Александрийский, старец плешивый с широкою бородою, глаголет: паки и многажды припадаем тебе.
  • 5. Святой Кирилл Александрийский, с проседью в длинной раздвоенной бороде, в крещатой скуфье на голове, глаголет: изрядно о пресвятей, пречистей...
  • 6. Святой Николай Мирликийский, старец с круглою бородою глаголет: Иже общия сия и согласныя даровавый [В иерусалимской рукописи: - якоже быти причащающимся во трезвение души].

  • 7. Святой Спиридон, старец с длинною, раздвоенною бородою, в скуфье, говорит: еще приносим Тебе словесную сию службу...
  • 8. Святой Иаков, брат Господень, старец кудрявый, с длинною бородою, говорит: благословляяй благословящия Тя [Там же: Благодарим Тя, Царю невидимый.]...
  • 9. Святой Иоанн Милостивый, старец с длинною бородою, говорит: с сими и мы блаженными силами вопием.
  • 10. Святой Дионисий Ареопагит, старец кудрявый с раздвоенною бородою и с длинными волосами, говорит: поминающе убо и мы...
  • 11. Святой Игнатий Богоносец, старец с длинною бородою, говорит: Господи Вседержителю, едине святе...
  • 12. Святой Сильвестр, папа римский, старец с длинною бородою, говорит: Тебе предлагаем живот наш...
  • 13. Святой Андрей Критский, старец с седою бородою, говорит: вонми, Господи Иисусе Христе...
  • 14. Святой Григорий Нисский, старец с остроконечною бородою, говорит: Благодарим тя, Царю невидимый [Благословляяй благословящия Тя, Господи (из иерус. рукописи)]...
  • 15. Святой Петр Александрийский, старец с остроконечною бородою, говорит: Кто твой хитон, Спасе, раздра? Пред ним стоит Христос, яко младенец, и благословляя его, отвечает на хартии: Арий безумный и всезлобный.
  • 16. Святой Григорий Палама, седой с широкою бородою, говорит: глаголющие, яко Дух от Сына исходит, единоначалие божества на двуначалие разделяют.
  • 17. Святой Григорий Неокесарийский, старец кудрявый, с короткою бородою.
  • 18. Святой Григорий Двоеслов, не старый, с короткою бородою.
  • 19. Святой Григорий, просветитель великой Армении, старец с короткою широкою бородою.
  • 20. Святой Григорий Акрагантинский, старец с короткою бородою.
  • 21. Святой Герман Константинопольский, старец, не имевший бороды.
  • 22. Святой Епифаний Кипрский, старец плешивый, с седою бородою.
  • 23. Святой Иерофей Афинский, старец с длинною бородою.
  • 24. Святой Прокл Константинопольский, старец с большою бородою.
  • 25. Святой Поликарп Смирнский, старец с круглою бородою.
  • 26. Святой Софроний Иерусалимский, с проседью в остроконечной бороде.
  • 27. Святой Мефодий Константинопольский, старец с окладистою бородою.
  • 28. Святой Модест Иерусалимский, старец плешивый, с длинною бородою.
  • 29. Святой Василий Севастийский, старец кудрявый с остроконечною бородою.
  • 30. Святой Амвросий Медиоланский, старец с остроконечною бородою.
  • 31. Святой Парфений Лампсакийский, старец с широкою бородою.
  • 32. Святой Тарасий Константинопольский, старец с остроконечною бородою.
  • 33. Святой Антипа Пергамский, старец с длинною бородою.
  • 34. Святой Лев, папа римский, старец с длинною бородою.
  • 35. Святой Лев Катанский, старец с широкою бородою.
  • 36. Святой Ахиллий Ларисский, старец с закрученною бородою.
  • 37. Святой Никандр Константинопольский, старец.
  • 38. Святой Феофилакт, старец, не имевший бороды.
  • 39. Святой Анфим, не стар, с редкою бородою.
  • 40. Святой Вавила, старец с широкою бородою.
  • 41. Святой Автоном, старец с короткою круглою бородою.
  • 42. Святой Евмений, старец с круглою бородою.
  • 43. Святой Порфирий, старец, без волос до подбородка, от которого начинается остроконечная борода.
  • 44. Святой Патрикий, не стар, с редкою бородою.
  • 45. Святой Афиноген, не стар, с остроконечною бородою.
  • 46. Святой Никифор Константинопольский, старец с закрученною бородою.
  • 47. Святой Митрофан Константинопольский, старец с густою бородою.
  • 48. Святой Ипатий, старец с остроконечною бородою.
  • 49. Святой Евсевий, с бородою едва показавшеюся.
  • 50. Святой Агапит, старец с остроконечною бородою.
  • 51. Святой Мартин Римский, не стар, с остроконечною бородою.
  • 52. Святой Иосиф Солунский, не стар, с остроконечною бородою.
  • 53. Святой Ферапонт, старец с короткою бородою. Держит в руке острие, которым открывается кровь из жилы.
  • 54. Святой Елевферий, не стар, с бородою едва показавшеюся.
  • 55. Святой Мелетий, старец с длинною, на три пряди разделенною бородою.
  • 56. Святой Вукол Смирнский, старец с бородою, разделенною на три пряди.
  • 57. Святой Василий Амасийский, старец с остроконечною бородою, подобен Василию Великому.
  • 58. Святой Павел исповедник, не стар, с короткою раздвоенною бородою.
  • 59. Святой Амфилохий, маститый старец.
  • 60. Святой Кирилл Иерусалимский, старец с круглою бородою.
  • 61. Святой Аверкий, старец с большою бородою.
  • 62. Святой Иоанн Постник, не очень стар.
  • 63. Святой Киприан, не стар, кудряв, с длинною раздвоенною бородою.
  • 64. Святой Донат Еврийский, старец с седою бородою.
  • 65. Святой Михаил Синадский, старец с остроконечною бородою.
  • 66. Святой Леонид, старец с короткою бородою.
  • 67. Святой Ипполит Римский, не стар, с редкою бородою.
  • 68. Святой Климент Римский, седой старец с широкою бородою.
  • 69. Святой Климент Анкирский, седой, с круглою бородою.
  • 70. Святой Иосиф Пресвитер, старец с остроконечною бородою.

К началуIX. Святые диаконы

  • 1. Святой Стефан, первомученик и архидиакон, юный, без бороды.
  • 2. Святой Роман сладкопевец, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 3. Святой Евпл, юный, без бороды.
  • 4. Святой Лаврентий, юный, без бороды.
  • 5. Святой Руфин, юный, без бороды.
  • 6. Святой Вениамин, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 7. Святой Аифал, юный, без бороды.
  • 8. Святой Кирилл, юный, без бороды.

К началуX. Святые мученики
и внешний вид их

  • 1. Святой Георгий, молод, без бороды.
  • 2. Димитрий, молод, без бороды.
  • 3. Прокопий, молод, без бороды.
  • 4. Феодор Стратилат, молод, кудряв, с закрученною бородою.
  • 5. Феодор Тирон, с черною бородою и волосами выше ушей.
  • 6. Меркурий, молод, с показавшеюся бородою.
  • 7. Артемий, видом подобен Христу.
  • 8. Никита, то же.
  • 9. Мина Египтянин, старец с круглою бородою.
  • 10. Виктор и Викентий, юные, без бород.
  • 11. Иаков Персянин, молод, с черною раздвоенною бородою.
  • 12. Каллистрат, молод, с черною раздвоенною бородою.
  • 13. Гурий, старец с короткою бородою.
  • 14. Самон, молод, с короткою бородою.
  • 15. Авив, диакон, с бородою немного круглою.
  • 16. Арефа, старец с остроконечною бородою.
  • 17. Мина Калликелад, молод, с остроконечною бородою.
  • 18. Гермоген, с бородою едва показавшеюся.
  • 19. Евграф, без бороды.
  • 20. Евстафий Плакида, с проседью в круглой бороде.
  • 21. Агапий и Феопист, сыны его, юные, без бород.
  • 22. Сергий и Вакх, юные, без бород.
  • 23. Ермил, старец с круглою бородою.
  • 24. Стратоник, юный, без бороды.
  • 25. Гимнасий, молод, с круглою бородою.
  • 26. Назарий, с проседью в редкой бороде.
  • 27. Гервасий, молод, с широкою бородою.
  • 28. Протасий, молод, с короткою бородою.
  • 29. Келсий, юный, без бороды.
  • 30. Пров, старец.
  • 31. Тарах, юный.
  • 32. Андроник, с бородою едва показавшеюся.
  • 33. Нестор, юный, без бороды.
  • 34. Маркиан и Мартирий, юные, с чернилицами.
  • 35. Онисифор, молод, с показавшеюся бородою.
  • 36. Сисиний, старец с короткою бородою.
  • 37. Памфил, молод, с редкою бородою.
  • 38. Иринарх, юный, без бороды.
  • 39. Платон и Роман, юные, без бород.
  • 40. Адриан, молод, с остроконечною бородою.
  • 41. Лукиан, юный, без бороды.
  • 42. Леонтий, юный, без бороды.
  • 43. Гордий, молод, с бородою едва показавшеюся.
  • 44. Неофит, юный, без бороды.
  • 45. Флор и Лавр, юные, без бород.
  • 46. Вонифатий, юный.
  • 47. Емилиан, юный.
  • 48. Акакий, подобен Меркурию.
  • 49. Лукилиан, с проседью в круглой бороде.
  • 50. Агафоник, молод, с малою бородою.
  • 51. Евлампий, молод, с круглою бородою.
  • 52. Никифор, молод, с круглою бородою.
  • 53. Уар, молод, с короткою бородою.
  • 54. Мокий, молод, с малою бородою.
  • 55. Зиновий, юный, с показавшеюся бородою.
  • 56. Мавр, молод, с круглою бородою.
  • 57. Полиевкт, молод, с короткою бородою.
  • 58. Говделай, юный, без бороды.
  • 59. Лупп, юный, без бороды.
  • 60. Иоанн, новый мученик, подобен Нестору.
  • 61. Кирик, трехлетний.
  • 62. Юлиан Египтянин, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 63. Мамант, юный, без бороды.
  • 64. Акиндин, молод, с остроконечною бородою.
  • 65. Пигасий, молод, с круглою бородою.
  • 66. Афоний, молод, с раздвоенною бородою.
  • 67. Елпидифор и Анемподист, юные, без бород.
  • 68. Севастиан, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 69. Андрей Стратилат, старец кудрявый.
  • 70. Фирс, старец с остроконечною бородою.
  • 71. Левкий, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 72. Каллиник, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 73. Филимон и Аполлоний, юные, без бород.
  • 74. Адриан, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 75. Василиск, юный.
  • 76. Маврикий, с проседью в круглой бороде.
  • 77. Феодул, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 78. Агафон, юный, без бороды.
  • 79. Криск Мирский, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 80. Исидор Хиосский, с бородою едва показавшеюся, подобен Артемию.
  • 81. Христофор, юный, без бороды.

К началуПять мучеников
(декабря 13).

  • 82. Евстратий, старец с остроконечною бородою.
  • 83. Авксентий, старец кудрявый, с остроконечною бородою.
  • 84. Мардарий, старец с круглою бородою.
  • 85. Евгений, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 86. Орест, юный, без бороды.

К началуДесять мучеников, в Крите пострадавшие
(декабря 23).

  • 87. Феодул, юный, без бороды.
  • 88. Саторнин, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 89. Евпор, молод, с круглою бородою.
  • 90. Геласий, юный с бородою едва показавшеюся.
  • 91. Евникиан, старец с остроконечною бородою.
  • 92. Зотик, молод, с остроконечною бородою.
  • 93. Агафон, юный, без бороды.
  • 94. Василид, старец с круглою бородою.
  • 95. Еварест, юный, кудрявый, с пробивающимся усом.
  • 96. Помпий, старец с остроконечною бородою.

К началуСвятые сорок мучеников, в Севастии пострадавшие
(марта 9)

  • 97. Исихий, юный, с усами.
  • 98. Мелитон, юный без бороды.
  • 99. Ираклий, молод, с остроконечною бородою.
  • 100. Смарагд, юный, с усами.
  • 101. Домн, старец с остроконечною бородою.
  • 102. Евноик, молод, с круглою бородою.
  • 103. Уалент, молод, с остроконечною бородою.
  • 104. Вивиан, старец с остроконечною бородою.
  • 105. Клавдий, старец кудрявый, с короткою бородою.
  • 106. Приск, старец с редкою бородою.
  • 107. Феодул, с проседью в остроконечной бороде.
  • 108. Евтихий, старец с остроконечною бородою.
  • 109. Иоанн, молод, с остроконечною бородою.
  • 110. Ксанфий, юный, кудрявый.
  • 111. Илиан, старец с широкою бородою.
  • 112. Сисиний, старец плешивый, с круглою бородою.
  • 113. Кирион, юный, без бороды.
  • 114. Аггий, юный, без бороды.
  • 115. Астий, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 116. Флавий, юный, кудрявый.
  • 117. Акакий, молод, с остроконечною бородою.
  • 118. Есдикий, юный, без бороды.
  • 119. Лисимах, старец с раздвоенною бородою.
  • 120. Александр, молод, кудряв.
  • 121. Илия, молод, с кудрявою бородою.
  • 122. Горгоний, плешивый, с проседью в круглой бороде.
  • 123. феофил, юный, без бороды.
  • 124. Дометиан, с проседью в остроконечной бороде.
  • 125. Гаий, старец с остроконечною бородою.
  • 126. Горгоний, юный, с пробивающимся усом.
  • 127. Евтихий, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 128. Афанасий, старец, с бородою, разделенною на пять прядей.
  • 129. Кирилл, молод, с круглою бородою.
  • 130. Сакердон, старец с остроконечною бородою.
  • 131. Николай, юный, с пробивающимся усом.
  • 132. Валерий, молод, с короткою бородою.
  • 133. Филоктимон, молод, с круглою бородою.
  • 134. Севериан, молод и плешив; у него не росла борода.
  • 135. Худион, юный, без бороды.
  • 136. Кандид, страж их, юный, с бородою едва показавшеюся.

К началуСвятые Маккавеи (августа 1)

  • 137. Святой Авив, с пробивающимся усом.
  • 138. Гурий, юный, безбороды.
  • 139. Антонин, юный, без бороды.
  • 140. Елеазар, юный, без бороды.
  • 141. Евсевон, юный, без бороды.
  • 142. Алим, младенец.
  • 143. Маркелл, младенец.
  • 144. Святой Елеазар, учитель их, старей с длинною бородою.
  • 145. Святая Соломония, мать их, престарелая.

К началуXI. Святые семь отроков ефесских, в пещере почивавшие.
(Августа 4 и Октября 22)

  • Максимилиан, юный, без бороды.
  • Иамвлих, юный, без бороды.
  • Мартиниан, юный, без бороды.
  • Дионисий, юный, без бороды.
  • Антонин, юный, без бороды.
  • Ексакустодиан, юный, без бороды.
  • Константин, юный, без бороды.

К началуXII. Святые бессребренники

Были три четы св. бессребренников, имевших одинаковые имена - Космы и Дамиана; одни из Рима, другие из Малой Азии, а третьи из Аравии.

  • 1. Из Рима: Косма и Дамиан, молоды, с остроконечными бородами (июля 1).
  • 2. Из Азии: Косма и Дамиан, юные, с бородами едва показавшимися.
  • 3. Из Аравии: Косма и Дамиан, смугловатые, с бородами едва показавшимися, в повязках из платков.
  • 4. Св. Кир, старец плешивый, с длинною раздвоенною бородою.
  • 5. Св. Иоанн, с проседью в остроконечной бороде.
  • 6. Св. Пантелеймон, юный, без бороды, кудрявый.
  • 7. Св. Ермолай, иерей, старец с остроконечною бородою.
  • 8. Св. Сампсон, иерей, старец с круглою бородою.
  • 9. Св. Диомид, молод, с остроконечною бородою.
  • 10. Св. Фотий и Аникита, юные, без бород.
  • 11. Св. Фалалей, молод, с черною бородою.
  • 12. Св. Трифон, юный, без бороды, курчавый.
  • 13. Св. Мокий, иерей, старец с длинною бородою.
  • 14. Св. Юлиан, иерей, с остроконечною бородою [В рукописи Руссика нет ни Мокия, ни Иулиана].

К началуXIII. Преподобные отцы наши отшельники
Внешний вид их и надписания

  • 1. Святой Антоний, старец с короткою раздвоенною бородою, но без волос под нижнею губою до подбородка, в кукуле, держит хартию со словами: да не прельстит тебя, монах, пресыщение чрева; послушание с воздержанием покоряет демонов.
  • 2. Святой Евфимий, старец плешивый, с длинною бородою до бедр, говорит: братие, оружие монаха есть размышление, молитва, разсуждение, смиренномудрие и послушание ради Бога.
  • 3. Святой Савва, старец с раздвоенною бородою, без волос под нижнею губою до подбородка, говорит: кто победил тело, тот победил естество, тот стал выше естества.
  • 4. Святой Арсений, старец кудрявый, с длинною и широкою бородою, говорит: братие, для чего вы вышли (из мира), за то и подвизайтесь, и о спасении вашем не нерадите.
  • 5. Святой Феодосий, начальник общежития, старец с раздвоенною бородою, говорит: если не отречетесь от всего мирского, то не можете быть монахами.
  • 6. Святой Иларион Великий, старец с закрученною бородою, разделенною на три пряди, говорит: принуждать себя ко всякому добру, значит исполнять определение Божие.
  • 7. Святой Пахомий, старец плешивый, с бородою, разделенною на пять прядей, говорит: бдительное око умеет очищать ум, угашать пламень страстей и прогонять мечтания. Пред ним ангел Господень в монашеском одеянии, в мантии с кукулем на голове, перстом указывает ему на это одеяние и говорит на хартии: в сем образе спасется всяка плоть, Пахомие.
  • 8. Святой Афанасий Афонский, старец плешивый, с остроконечною бородою, говорит: ничто столько не вредит монахам и не радует бесов, как утаение своих помыслов.
  • 9. Святой Фома Малеин, старец плешивый.
  • 10. Святой Иларион, старец кудрявый, с короткою раздвоенною бородою.
  • 11. Святой Павел Фивейский, старец с бородою длинною до пояса, в финико-рогозинном одеянии. Он говорит: дние наши, яко трава сельная, сказал Давид; никтоже да сумнится. Итак прилично нам питаться травою и ею одеваться во всю жизнь.
  • 12. Святой Стефан, новый исповедник, молодой, с остроконечною бородою, держит в правой руке икону Христа и говорит: аще кто не поклоняется Господу нашему Иисусу Христу, на иконе изображенному, - анафема да будет.
  • 13. Святой Максим Исповедник, старец плешивый говорит: брате, укрощай плоть свою и упражняйся в молитвах.
  • 14. Святой Феодор Трихина, старец с длинною раздвоенною бородою.
  • 15. Святой Григорий Акритский, старец с круглою бородою.
  • 16. Святой Феодор Сикеот, старей с короткою бородою.
  • 7. Святой Феодор Студит, старец плешивый, с раздвоенною бородою.
  • 18. Святой Феоктист, с черною густою бородою.
  • 19. Святой Мартиниан, старец с остроконечною бородою, говорит: беги, монах, в пустыню и спасайся.
  • 20. Святой Пафнутий, старец плешивый, с длинною раздвоенною бородою, говорит: кто бы ты ни был, не любуйся собою и будешь спокоен.
  • 21. Святой Аврамий, старец с большою остроконечною бородою.
  • 22. Святой Исидор Пелусиот, старец с остроконечною бородою, говорит: кто возненавидел мир, тот избежал сетей врага.
  • 23. Святой Пимен, старец с длинною бородою.
  • 24. Святой Акакий, старец плешивый, с короткою закрученною бородою.
  • 25. Святой Моисей Мурин, старец с круглою курчавою бородою.
  • 26. Святой Лука Стирийский, молодой, с остроконечною бородою, говорит: Бог, имиже весть неизреченными судьбами, прославит место сие.
  • 27. Коприй, старец с седою длинною бородою.
  • 28. Святой Марко, старец с очень редкими волосами на подбородке.
  • 29. Святой Даниил Скитский, старец с остроконечною бородою.
  • 30. Святой Кассиан Римлянин, старец с остроконечною бородою.
  • 31. Святой Нил, старец с длинною, раздвоенною бородою, говорит: бедное сердце, ты ищешь тщетного, оставляя мысленного жениха.
  • 32. Святой Герасим, старец с густою бородою.
  • 33. Святой Макарий Египетский, старец маститый.
  • 34. Святой Иоанн Лествичник, старец с большою бородою говорит: восходи по степеням добродетелей, возвышая ум деятельностью и созерцанием.
  • 35. Святой Иперихий, старец плешивый, с раздвоенною бородою.
  • 36. Святой Стилиан Пафлагонский, старец с густою бородою, говорит: сохранив детей, я принес себя в дар Господу.
  • 37. Святой Ефрем Сирин, старец с редкою бородою, в кукуле, говорит: дерзновение, со смехом смешанное, легко ниспровергает души.
  • 38. Святой Харитон, престарелый.
  • 39. Святой Иоанникий, старец с длинною бородою и с длинными волосами, в одном хитоне, босой. Руки и ноги его обнажены. Он держит крест и говорит на хартии: упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый, Троице Святая слава Тебе.
  • 40. Святой Захария, старец с бородою, разделенною на пять прядей.
  • 41. Святой Иоанн, монах, маститый старец.
  • 42. Святой Иоанн Хозевит, старец с длинною раздвоенною бородою.
  • 43. Святой Аммун, старец с длинными волосами.
  • 44. Святой Феодул, старец с остроконечною бородою.
  • 45. Святой Маркиан, старец плешивый.
  • 46. Святой Лазарь Исповедник, старец плешивый, с длинною бородою.
  • 47. Святой Василий Новый, с проседью в курчавой бороде.
  • 48. Святой Дометиан, старец с остроконечною бородою.
  • 49. Святой Венедикт, старец с редкою бородою.
  • 50. Святой Онуфрий, старец, нагой, с длинными волосами, с бородою длинною до ступней. Он говорит: пресыщение чрева да не отлучает тебя от Христа, пучина страстей да не услаждает тебя: иначе будешь плакать в пламени всепожирающем.
  • 51. Святой Варлаам, старец с седою бородою.
  • 52. Святой Иоасаф, царевич индийский, юный, с бородою едва показавшеюся, в венце. Он говорит: жар иссушает влажность листьев, гордость угашает светильник души. Бежим убо душетлительных страстей.
  • 53. Святой Петр Афонский, старец, весь нагой, с бородою до колен. Он держит крест и говорит: воистину монах есть тот, кто в жизни сей не имеет ничего кроме Христа.
  • 54. Святой Кириак отшельник, старец с остроконечною бородою.
  • 55. Святой Сисой, старец с широкою бородою, плешивый.
  • 56. Святой Иоанн Старой Лавры, старец с короткою бородою.
  • 57. Святой Давид Солунский, старец с длинными волосами и с бородою до ступней.
  • 58. Святой Иоанн Колов, старец с длинною бородою, разделенною на пять прядей.
  • 59. Святой Павел Латрский, старец плешивый с бородою, разделенною на пять прядей, в козьей коже.
  • 60. Святой Акакий, в Лествице свидетельствованный, молодой, с бородою едва показавшеюся (См. Прол. июля 7).
  • 61. Святой Патапий, старец с остроконечною бородою.
  • 62. Святой Иоанн Кущник, юный, без бороды, держит закрытое Евангелие.
  • 63. Святой Иоанн Психаит, старец плешивый, с закрученною бородою.
  • 64. Святой Павел Простый, старец с малою бородою.
  • 65. Святой Павел Смиренный, с проседью в раздвоенной бороде.
  • 66. Святой Авксентий, иже на горе, старец с остроконечною бородою.
  • 67. Святой Иоанн, игумен обители чистых, старец.
  • 68. Святой Симеон, Христа ради юродивый, старец с остроконечною бородою.
  • 69. Иже с ним - святой Иоанн, старец с короткою бородою.
  • 70. Святой Лампад, молод, с короткою раздвоенною бородою.
  • 71. Святой Стефан Савваит, молод с остроконечною бородою.
  • 72. Святой Алексий, человек Божий, подобен Предтече.
  • 73. Святой Анастасий Персянин, молод, с остроконечною бородою.
  • 74. Святой Никон, всегда говоривший: покайтеся, молод, с круглою бородою, с длинными всклокоченными волосами.
  • 75. Святой Макарий Александрийский, старец с радостным выражением в лице.
  • 76. Святой Ксенофонт, старец с остроконечною бородою.
  • 77. Святой Иоанн, сын его, с проседью в закрученной бороде.
  • 78. Святой Аркадий, второй сын его, молод, с остроконечною бородою.

К началуXIV. Преподобные столпники

  • 1. Святой Симеон Дивногорец, старец с круглою бородою.
  • 2. Святой Симеон Столпник, старец с короткою раздвоенною бородою.
  • 3. Св. Даниил Столпник, старец с остроконечною бородою.
  • 4. Св. Алипий Столпник, старец с длинною бородою.
  • 5. Св. Лука, новый столпник, с проседью в раздвоенной бороде.

К началуXV. Песнотворцы

  • 1. Герман Патриарх, не имевший бороды, говорит: веселится лик святых во веки: царствие бо небесное наследоваша.
  • 2. Андрей Критский, старец с седою бородою говорит: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение.
  • 3. Софроний Иерусалимский, с проседью в остроконечной бороде говорит: слыши, небо, и внуши, земле.
  • 4. Филофей Патриарх, старец с остроконечною бородою, говорит: воплотися миро небесное Христос.
  • 5. Иоанн Евхаит, старец с раздвоенною бородою, говорит: в начале Слово бе у Бога.
  • 6. Георгий Никомидийский, старец плешивый, с остроконечною бородою, говорит: да радуется небо свыше...
  • 7. Мефодий Патриарх, старец с густою бородою, говорит: дивен еси, Боже наше, и дивна...
  • 8. Киприан, молодой, кудрявый, с раздвоенною бородою, говорит: ты царь сый и пребывающий во веки.
  • 9. Анатолий Патриарх, старец с круглою бородою, говорит: Царство твое, Христе Боже, царство...
  • 10. Иоанн Дамаскин, старец с раздвоенною бородою, в кукуле, говорит: веселися, Иерусалиме, торжествуйте...
  • 11. Косьма, старец плешивый, с остроконечною бородою, говорит: премудрость, слово и сила Сын, сый Отчий.
  • 12. Иосиф, старец с остроконечною бородою, говорит: се воссия день спасения.
  • 13. Феофан, старец с остроконечною бородою, говорит: священными преобразованиями тайн...
  • 14. Византий, старец с раздвоенною бородою, говорит: спасти хотяй заблудшаго...
  • 15. Стефан Святоградец, старец в кукуле, говорит: нощи уподобися яко сень...
  • 16. Георгий Сикелиот, с проседью в раздвоенной бороде, говорит: веселися о Господе церковь...
  • 17. Симеон Дивногорец, старец с круглою бородою, говорит: страшен еси, Господи, и кто постоит...
  • 18. Арсений, юный, с бородою едва показавшеюся, говорит: приидите, празднолюбцы и христолюбцы...
  • 19. Вавила, старец с круглою бородою, говорит: в Троице единую силу...
  • 20. Ефрем Карийский, старец с короткою раздвоенною бородою, говорит: Ангели твои, Христе, престолу...
  • 21. Андрей Пирр, плешивый, с проседью в широкой раздвоенной бороде, говорит: Емуже вышнии служители со трепетом служат.
  • 22. Феодор Студит, старец плешивый с раздвоенною бородою, говорит: усрамитеся беззаконнии...
  • 23. Роман песнопевец, юный, с бородою едва показавшеюся, говорит: Дева днесь пресущественнаго раждает.
  • 24. Георгий, с проседью в остроконечной бороде, говорит: в благознаменитый день праздника...
  • 25. Лев Деспот, старец с остроконечною бородою, в венце, говорит: покров державный еси...
  • 26. Лев Магистр, с проседью в остроконечной бороде, с повязкой на голове, говорит: матери сорадуйтеся, девы, ликовствуйте...
  • 27. Василий Нигериот, старец с круглою бородою, в повязке, говорит: Троице единосущная, Отче...
  • 28. Христофор Протасикрит, молодой, с длинною бородою, в повязке из платка, говорит: от многаго благоутробия.
  • 29. Иустин, молодой, с круглою бородою, говорит: Иже во Отце и Сыне и Божественном Духе, Бог Святый.
  • 30. Николай, старец плешивый, с длинною раздвоенные бородою, говорит: язвы тлетворныя избежавше.
  • 31. Преподобная Кассия говорит: Господи, яже во многия прегрешения впадшая...

К началуXVI. Праведные

  • 1. Святой Константин, первый царь христианский, молодой, с бородою, едва показавшеюся, держит крест и Евангелие.
  • 2. Святая Елена, мать его.
  • 3. Праведный Петр мытарь, с проседью в остроконечной бороде.
  • 4. Праведный Филарет Милостивый, старец с длинною бородою.
  • 5. Праведный Евлогий Каменосечец, с проседью в круглой бороде.
  • 6. Праведный Евдоким, юный, с бородою едва показавшеюся.
  • 7. Праведный Иоанн, старец с остроконечною бородою.
  • 8. Праведный Захария Скитотом (кожевник), с проседью.
  • 9. Святая Пульхерия, царица.
  • 10. Святая Плакилла, царица, супруга Феодосия.

К началуXVII. Мироносицы

  • Мария Магдалина
  • св. Саломия
  • св. Иоанна
  • Мария и Марфа
  • сестры Лазаря
  • Мария Клеопова
  • св. Сосанна

К началуXVIII. Мученицы

  • Святая первомученица Фекла
  • св. Екатерина
  • св. Кириакия
  • св. Марина
  • св. Варвара
  • св. Анастасия узорешительница
  • св. Анисия
  • св. Татиана
  • св. Феодотия
  • св. Феопистия
  • супруга Евстафия
  • св. Агафия
  • св. Дария
  • св. Агапия
  • св. Ирина и Хиония
  • св. Мавра
  • святые София, Вера, Надежда и Любовь
  • св. Пелагия
  • св. Фотиния
  • св. Гликерия
  • св. Феодосия
  • св. Кикилия
  • св. Агриппина
  • св. Иулитта
  • св. Христина
  • св. Наталия
  • св. Анфуса
  • св. Каллиста
  • св. Минодора
  • св. Евфимия
  • св. Иустина
  • св. Евлампия
  • св. Харитина
  • св. Каллиопа
  • св. Ермиоиа
  • св, Миропа
  • св. Агния
  • св. Киприлла

К началуПреподобномученицы

  • Святая Анастасия Римляныня
  • св. Епистимия
  • св. Евгения
  • св. Феврония
  • св. Евдокия
  • св. Параскева

К началуПреподобные жены

  • Святая Евпраксия
  • св. Феодора
  • св. Ефросиния
  • св. Пелагия
  • св. Матрона
  • св. Мелания
  • св. Феодора Александрийская
  • св. Макрина
  • св. Мария Египетская
  • св. Феоктиста Лесвийская
  • св. Ксения
  • св. Феофания царица

К началуXIX. Воздвижение Креста

В храме на амвоне св. Мефодий, патриарх иерусалимский, держит честный крест Христов. У амвона стоят св. Елена царица, многие сановники и христиане и взирают на крест, подняв руки.

К началуXX. Святые Вселенские Соборы

К началуПервый Святой Вселенский Собор
в Никее, бывший при Константине Великом в 325 году и состоявший из 318 богоносных отцов, против Ария

изображается так: Среди храмины, под осенением Св. Духа, сидят: царь Константин на престоле и по обе стороны его святители в архиерейском облачении - Александр патриарх Александрийский, Евстафий Антиохийский, Макарий Иерусалимский, святой Пафнутий Исповедник, св. Иаков Низибийский, св. Павел Неокесарийский и другие святители и отцы. Пред ними стоят изумленный философ и св. Спиридон Тримифунтский, одну руку простерший к нему, а другою сжимающий черепицу, из которой выходят огонь и вода; и первый стремится вверх, а вторая по перстам святого стекает на пол. Тут же стоят Арий, в священническом облачении и пред ним святитель Николай, грозный и встревоженный. Единомышленники Ария сидят ниже всех. В стороне сидит св. Афанасий диакон, молодой, безбородый и пишет: Верую во единаго Бога, до слов: и в Духа Святаго.

К началуВторой Святой Вселенский Собор,
бывший в Константинополе при Феодосии Великом, в 381 году, и состоявший из 150 отцов (против Македония)

пишется так: Среди храмины, под осенением Св. Духа, сидят: царь Феодосий Великий на престоле и по обе стороны его святые - Тимофей Александрийский, Мелетий Антиохийский, Кирилл Иерусалимский, Григорий Богослов, патриарх Константинопольский, который пишет: и в Духа Святаго (до конца), и другие святители и отцы. Еретики же македониане сидят особо и разговаривают между собою.

К началуТретий Святой Вселенский Собор,
бывший в Ефесе при Феодосии младшем, в 431 году, и состоявший из 200 отцов, против Нестория

пишется так: Среди храмины, под осенением Св. Духа, сидят: царь Феодосий младший на престоле, юный, с бородою едва показавшеюся, и по обе стороны его - святой Кирилл Александрийский, Ювеналий Иерусалимский и другие святители и отцы. Пред ними стоят Несторий пожилой, в архиерейской одежде и единомышленные с ним еретики.

К началуЧетвертый Святой Вселенский Собор,
бывший в Халкидоне при Маркиане в 451 году, и состоявший из 630 отцов, против Евтихия и Диоскора

пишется так: Среди храмины, под осенением Св. Духа, сидят: царь Маркиан, старец, на престоле, окруженный сановниками, имеющими на головах златочервленые повязки (скиадии) и по обе стороны его - святой Анатолий, патриарх Константинопольский, Максим Антиохийский, Ювеналий Иерусалимский, епископы Пасхазин и Луцензий и пресвитер Вонифатий - поверенные местоблюстители Льва папы римского и другие святители и отцы. Пред ними стоят Диоскор в архиерейском облачении и Евтихий и разговаривают с ними.

К началуПятый Святой Вселенский Собор,
бывший при Иустиниане Благоверном в 551 году и состоявший из 165 отцов, против учения Оригена

пишется так: Среди храмины, под осенением Св. Духа, сидят: царь Иустиниан на престоле и по обе стороны от него - Вигилий, папа римский, Евтихий Константинопольский и другие отцы. Пред ними стоят еретики и разговаривают с ними.

К началуШестой Святой Вселенский Собор,
бывший В Константинополе при Константине Погонате в 680 году и состоявший из 160 отцов, против Онория, Сергия и Пирра

пишется так: Среди храмины, под осенением Св. Духа, сидят: царь Константин Погонат, с проседью в длинной раздвоенной бороде, на престоле, за которым видны копьеносцы, и по обе стороны от него - св. Георгий патриарх Константинопольский и папские местоблюстители, Феодор и Георгий, и другие отцы. С ними разговаривают еретики.

К началуСедьмой, никейский второй, Святой Вселенский Собор,
бывший при Константине и Ирине, против иконоборцев в 787 году и состоящий из 350 отцов

Среди храмины, под осенением Св. Духа на престоле сидят: царь Константин - отрок и мать его Ирина и держат, Константин - икону Христа, а Ирина - икону Богоматери. По обе стороны их сидят Св. Тарасий, патриарх Константинопольский и папские местоблюстители, Петр и Петр епископы, и другие отцы, держащие иконы; среди них один архиерей пишет: аще кто не поклоняется иконам и честному кресту, анафема да будет.

К началуВосстановление святых икон

У храма стоят святой Мефодий патриарх, в архиерейском облачении, с жезлом в руке, и другие архиереи с иконами; впереди них два диакона держат икону Христа, а другие два - икону Богоматери, называемую Одигитрия. От этих икон ниспускаются златотканные пелены. Немного сзади, по одну сторону патриарха - царица Феодора и сын ее, царь Михаил, отрок, держат иконы, а по другую сторону стоят иереи с кадильницами и свечами и святые подвижники, именно: Иоанн, Арсакий и Исаия, и многие другие иноки, а близ них преподобная Кассия с ликом инокинь и многие миряне, мужи, жены и дети, с крестами и свечами.

К началуXXI. Как изображаются чудеса именитых святых

К началуЧудеса Архистратига Михаила

К началу1. Михаил указывает Агари воду

У кущи стоит Авраам. Пред ним Агарь держит за руку отрока Измаила, неся за спиною мех с водою и на плече корзину с хлебом. В другом отделении сего изображения лежит навзничь под деревом Измаил, а вдали ходит Агарь, и там архангел указывает ей перстом воду в земле.

К началу2. Михаил препятствует Аврааму заклать Исаака.
К началу3. Михаил останавливает Валаама на пути.
К началу4. Михаил возбраняет диаволу прикасаться к телу Моисея.
К началу5. Михаил укрепляет Гедеона на брань с мадиамлянами.
К началу6. Михаил, явившись Иисусу Навину, повелевает ему разуть сапоги.
К началу7. Михаил возвещает Маною рождение Сампсона.
К началу8. Михаил, при Давиде, прекращает избиение народа ради жертвы его.
К началу9. Михаил истребляет 185 тысяч воинов Сеннахирима.
К началу10. Михаил приносит Даниилу пищу посредством Аввакума.

N. В. Как надобно изображать сии чудеса - указано выше, смотри В. З.

К началу11. Михаил избавляет Константинополь от нашествия персов.

Изображается великий и красивый город. У стен его раскинуты шатры и видны полки пешие и конные. Некоторые воины приставляют лестницы к стенам сего города, а многие из них убивают друг друга. Над ними на облаках виден Михаил в ярком свете, с огненным мечом.

К началу12. Михаил избавляет храм свой от потопления

В храме преподобный Архипп, старец с остроконечною бородою молится; а архангел Михаил, стоя, ударяет копьем в основание храма и производит расселину в скале, к которой пристроен храм; со скалы текут два ручья и, соединившись у храма, вливаются в каменную расселину. Выше на горе люди цапами и мотыгами расчищают русла ручьев [Такую икону я видел в иерусалимском монастыре св. архангелов].

К началу13. Михаил и Гавриил спасают отрока, потопленного в море

Среди моря плывет ладья. В ней сидят три монаха [Из афонского монастыря, называемого Дохиар]; один из них держит руль, а два, привязав к шее отрока большой камень, бросают его в море, вниз головою, но прилетают два архангела и спасают его. На берегу моря стоит монастырь, и в нем среди церкви спит отрок с камнем на шее; подле него стоит игумен монастыря и пробуждает его жезлом. Позади игумена стоят монахи, недоумевают и удивляются.

К началуЧудеса Предтечи

К началу1. Пророк Захария получает от ангела благовестие о зачатии Предтечи

В храме пред жертвенником стоит Захария и держит в правой руке кадильницу, а левую поднял кверху и смотрит на небо. Выше жертвенника парит архангел Гавриил, держа хартию со словами: не бойся, Захарие, зане услышана бысть молитва твоя. Вне храма молятся многие евреи - мужи и жены.

К началу2. Рождество Предтечи

В горнице Елисавета лежит на постели, полуприкрытая одеялом. Пред нею стоит девица и обвевает ее круглым опахалом из павлиньих перьев. Другие девицы выходят из боковой комнаты со снедями и подносят их Елисавете. А у постели иные служанки обмывают младенца в большом сосуде. Захария же сидит и пишет на хартии: Иоанн будет имя ему.

К началу3. Елисавета, взяв Иоанна, бежит в пустыню

Рисуются горы. Тут Елисавета, держа на руках младенца Иоанна и озираясь назад, вбегает в расселину скалы и скрывается в ней от преследующего ее воина.

К началу4. В окрестностях Иордана Иоанн проповедует крещение покаяния

Среди мужей и жен, держащих детей своих на руках и на плечах, стоит Предтеча и держит хартию со словами: покайтеся, приближися бо царствие Божие.

К началу5. Иоанн близ Иордана поучает иудеев и фарисеев

Среди народа, книжников и фарисеев, Предтеча одною рукою указывает на секиру, лежащую у корня высокого дерева, а в другой держит хартию со словами: порождения ехиднова, кто сказа вам бежати от грядущаго гнева. У дерева же, у которого лежит секира, надпись гласит: уже бо и секира при корени древа лежит. (Матф. 3, 10).

К началу6. Предтеча крещает народ

Множество мужей, жен и детей, одни одеваются, а другие входят в воду. Предтеча же крестит одного человека и держит хартию со словами: Аз крещаю вы водою в покаяние. (Матф. 3, 11).

К началу7. Предтеча, указывающий Христа

Изображается так же, как Христос, грядущий креститься в Иордане. Смотри выше.

К началу8. Предтеча обличает беззаконного Ирода за Иродиаду, жену брата его Филиппа

В чертоге старый царь Ирод сидит на престоле. Позади него видны воины. Предтеча стоит пред Иродом и, указывая ему на Иродиаду, говорит (на хартии): недостоит ти имети ея. (Матф, 14, 4). Его держат два воина.

К началу9. Предтеча заключается в темницу

Рисуется мрачная темница. У двери ее воин одною рукою держит связанного Предтечу, а другою отпирает дверь ключом. Позади Предтечи стоят другие воины и держат его.

К началу10. Усекновение главы Предтечи

В чертоге за трапезою сидит Ирод с вельможами и сановниками. Два служителя принимают снеди от другого служителя, который по грудь виден в окне. Пред трапезою пляшет пышно одетая девица. В боковой комнате сидит Иродия, в царской одежде, и пред нею та же девица держит на блюде главу Предтечи. Вдали от чертога видна темница с окном, замкнутым железною решеткою; вне ее Предтеча, обезглавленный лежит на земле; палач кладет главу его на блюдо, которое держит пред ним та же девица. Вдали от них Андрей и Иоанн полагают тело его во гроб.

К началу11. Первое обретение честныя главы Предтечи

Рисуется дом с дверью, в которую ведет лестница, а под лестницею - полуоткрытая гробница и в ней глава Предтечи. Один монах мотыгою спихивает камень с гробницы, а другой держит ковчежец. Вдали видны эти же самые монахи; один держит на плече посох с навитою на нем одеждою, а другой подает некоему человеку ковчег с главою Предтечи. Пред ними стоит город. Под изображением написано: скудельник принимает главу Предтечи из рук монахов.

К началу12. Второе обретение честныя главы Предтечи

В пещере стоит стамна с главою Предтечи. Туда проник луч света и озаряет эту главу. Тут же иерей, держа свечу и кадильницу, кадит ее, а пред ним инок, немного наклонившийся, в одной руке держит свечу, а другою указывает на главу. За пещерою виден дом, а поодаль, по горе бежит престарелый монах с длинною бородою и озирается назад; два мирянина настигли его и бьют палками. Над ними написано: Евстафий арианин, преследуемый православными за выручку денег от чудес честныя главы Предтечи.

К началу13. Третье обретение честныя главы Предтечи

Среди храма честная глава лежит в золотом ковчеге. Пред нею стоит подсвечник с возженною свечою. У краев ковчега два диакона держат золотые подсвечники со свечами, а архиерей кадит. Подле него благоговейно стоит царь, у которого едва показалась борода, а за ним епарх его и другие сановники. Напротив архиерея стоят священники и два певца в высоких белых клобуках, по пальцам считающие нотные такты [Ψάλται πάιζοντες τά δάκτυλα Такая икона, хорошего письма, находится в афонской лавре св. Афанасия, в приделе св. Николая чудотворца, устроенном в северном отделении гостинных горниц, напротив отдельной церкви Богоматери, называемой портаритиссы (вратарницы).]. Среди них диакон сказывает им стихиры: а подле царя поет другой певец, В храме стоит много народа. Над изображением написано: честной главе Предтечи поклоняется царь вместе с народом.

К началуЧудеса Апостола Петра

К началу1. Петр исцеляет хромого от рождения

У двери храма, к которому ведет лестница, сидит нищий; голова его обернута платком; у него сума висит через плечо; по сторонам его два костыля приставленны к стене храма; он смотрит на Петра, протянув к нему руки, а сей апостол одною рукою благословляет его, а в другой держит свиток. За ним идет Иоанн Богослов, молодой.

К началу2. У ног Петра умирают Анания и Сапфира

Пред горницами стоит Петр, простерши руку. У ног его лежит Сапфира, мертвая. Поодаль два человека поднимают мертвого мужа ее Ананию. Позади Петра видны прочие апостолы и народ.

К началу3. Петр воскрешает Тавифу

В высокой горнице женщина лежит на одре, Петр левою рукою держит ее за руку, а правою благословляет. Вокруг одра - вдовицы и нищие женщины показывают Петру рубашки и другие одежды. (Деян. 9, 39).

К началу4. Петр крестит Корнилия сотника и бывших с ним

Корнилий с проседью в длинной бороде стоит в воде нагой вместе с пятью человеками; Петр правую руку держит на голове его. У воды толпятся мужи и жены.

К началу5. Ангел освобождает Петра из темницы Ирода

В темнице Петр сидит среди двух спящих воинов; ноги его обуты в сандалии; подле него две цепи лежат на земле, а ангел простер к нему правую руку свою.

К началу6. Петр карает Симона волхва

Рисуются дома, храм, два беса, летящие в воздухе, Симон волхв, лежащий на земле с разбитым черепом, Петр, простертою рукою запрещающий бесам, а вокруг него множество людей.

К началу7. Апостол Петр умирает, распятый вниз головою

На кресте, утвержденном в земле, Петр распят вниз головою. Воины пригвождают руки и ноги его.

К началуЧудеса Апостола Павла

К началу1. Призвание Павла на пути

Павел лежит на земле, закрыв глаза руками. Над ним в небе виден Христос, и от Него падает ослепительный свет на голову Павла, а в этом свете вдоль одного отдельного луча видны слова: Савле, Савле, что Мя гониши? Вблизи четыре человека в повязках стоят изумленные.

К началу2. Крещение Павла

Павел нагой стоит в воде; Анания держит руку на голове его; от глаз его отпадает как бы рыбья чешуя.

К началу3. Павел, свешенный со стены в кошнице, избегает опасности от иудеев

На стенах города стоят люди и в кошнице спускают Павла до самой земли.

К началу4. Павел ослепляет волхва Вар-Иисуса

Игемон сидит на престоле, на голове его блестит венок. Пред ним стоит чародей, закрывший обеими руками глаза свои, а против него Павел, простерший руку к глазам его. Позади апостола виден Варнава. Их окружает множество мужей и жен, Все они удивлены чудом.

К началу5. Павел исцеляет рабыню, имеющую пытливого духа

Павел, Варнава и Лука, остановившись, озираются назад; позади них рабыня стоит на коленях, протянув к ним руки; из уст ее исходит бес. Павел благословляет ее.

К началу6. Павел стряхивает в огонь ужалившую его ехидну

Горит хворост. Павел держит над огнем руку свою, а на большом пальце его висит угрызающая его ехидна; подле него стоит св. Лука; а у огня сидят и греются островитяне и воины.

К началу7. Кончина св. Павла

Павел стоит на коленях; глаза его завязаны платком; над ним палач держит меч; его окружают воины; немного вдали одноокая женщина смотрит на кончину Павла.

К началуЧудеса Святителя Николая

К началу1. Святитель Николай приносит в один дом сребренники

В высокой горнице спит человек. Поодаль от него сидят три дочери его. Святой Николай, молодой, стоит у дома и бросает в окно деньги, завязанные в платке.

К началу2. Рукоположение св. Николая в сан диакона

В алтаре храма пред престолом св. Николай, молодой, с круглою бородою, преклонил колена; архиерей, старец с длинною бородою, положил свою руку, палицу и край омофора на голову его. Над ним виден Дух Св. в лучах. По сторонам престола два диакона держат трикирии и дикирии. Вне алтаря горят свечи на подсвечниках; народ молится. (Так изображается и рукоположение его в сан священника).

К началу3. Св. Николай воскрешает корабельщика

Среди моря плывет корабль и в нем св. Николай молится; а пред ним лежит навзничь мертвый корабельщик; его окружают судовщики и изумляются.

К началу4. Рукоположение св. Николая в сан архиерейский

Изображается так же, как и посвящение в диакона, с тою разницей, что рукополагают его три архиерея, держа над головою его святое Евангелие.

К началу5. Святитель в темнице принимает Евангелие от Христа и омофор от Пресвятой Богородицы

Среди темницы стоит св. Николай; с правой стороны его Христос, а с левой - Богоматерь, и подают ему: первый Евангелие, а вторая - омофор.

К началу6. Святитель освобождает невинных от смерти

Рисуются горы и близ них крепость. За воротами ее стоят на коленах три осужденные на смерть человека; глаза их завязаны платками, а руки связаны за спиною; позади них палач держит обнаженный меч; за ним стоит святитель Николай и с гневом вырывает у него меч. Святителя сопровождают три человека, в шубах и повязках; а игемон Евстафий кланяется ему до земли; за ним стоит конь в золотой сбруе.

К началу7. Святитель, явившийся во сне царю Константину и Евлавию, освобождает стратилатов

В чертоге Константин Великий спит на золотой кровати, прикрытый по грудь златотканным одеялом; у головы его стоит святитель Николай и грозит ему. В другом отделении изображения в доме спит Евлавий. Ему является святитель и грозит.

К началу8. Успение святителя

Святитель лежит на одре мертвый, в архиерейском облачении. Вокруг него стоят архиереи, держа в руках открытые евангелия; один из них лобызает его; диаконы предстоят с кадильницами, подсвечниками и с развернутыми хартиями; по сторонам стоят монахи и миряне; один клирик в мантии держит било и ударяет в него деревянным молотком [Успение св. Николая очень хорошо изображено в приделе соборного храма лавры афонской, живописцем Фралгом в 1560 г.].

К началуЧудеса святого Георгия

К началу1. Святой Георгий пред Диоклитианом

Во дворце царь Диоклитиан сидит на престоле; близ него на мешьшем престоле сидит наместник его Магнентий; на голове его диадема меньше царской. Позади Диоклитиана стоят два копьеносца, а вблизи разные сановники и воины. Святой Георгий стоит пред этим царем, протянув к нему правую руку, а два воина копьями пронзают живот его.

К началу2. Святой Георгий в темнице

В темнице св. Георгий лежит навзничь; ноги его вставлены в деревянную колоду; один воин запирает ее замком, а другие два воина кладут на грудь его большой камень.

К началу3. Святой Георгий на колесе

Над деревянным толстым брусом, в который заклепаны острые ножи, повешено колесо. Св. Георгий привязан к нему руками и ногами. Два палача веревками обращают колесо. Диоклитиан сидит на престоле; пред ним стоит Магнентий и указывает ему на святого. Над колесом является ангел в облаках и освобождает сего мученика. Вне города палачи усекают мечами головы двух сановников и многих воинов.

К началу4. Раскаленная обувь на св. Георгии

Святой Георгий сидит, руки его связаны за спиною; один воин поднял правую ногу его, а другие два, держа клещами раскаленный сапог, железный, надевают его на ногу его; позади них пылает огнище, в котором раскаляется другой сапог.

К началу5. Святой Георгий пьет яд невредимо

Диоклитиан и Магнентий сидят на престолах, протянув к мученику руки свои; пред ними стоит св. Гергий и пьет яд из глиняного сосуда с узким горлом; напротив него стоит чародей Афанасий и в левой руке держит другой подобный сосуд, а пальцем правой руки показывает ему на царя. Около них расставлены воины.

К началу6. Святой Георгий воскрешает мертвого

Диоклитиан и Магнентий сидят на престолах. Близ них стоит чародей Ананасий, изумленный. Поодаль от них св. Георгий молится подле открытого гроба, в котором стоит оживший мертвец. Тут толпится изумленный народ. Вдали палач усекает мечом чародея Афанасия и воскрешенного человека.

К началу7. Святой Георгий во рву, наполненном известью

Святой Георгий, нагой, по грудь зарыт в известь; руки его простерты к небу; два воина с обеих сторон откапывают его лопатами; вблизи стоят люди и изумляются.

К началу8. Святой Георгий оживляет вола земледельца

Святой Георгий сидит у окна темницы, подняв персты, сложенные для крестного знамения; пред окном стоит оживший вол некоего Гликерия, который благодарит святого, став на колени и протянув к нему руки.

К началу9. Усекновение св. Георгия

Святой Георгий стоит на коленах; палач отсекает голову его мечом; поодаль от них царица Александра сидит на камне, мертвая; ангел приемлет ее душу.

К началуЧудеса св. Екатерины

К началу1. Духовный отец поучает Екатерину

В пещере духовный отец сидит на скамье, протянув к Екатерине одну руку свою; а она стоит пред ним и удивляется; с нею присутствует ее мать.

К началу2. Христос отвращает от Екатерины лицо свое прежде крещения ее.

Екатерина в доме молится; пред нею стоит Богоматерь, держа на руках Господа младенца, который отвращает лицо свое в другую сторону, дабы не видела его Екатерина.

К началу3. Крещение Екатерины

В пещере тот же духовный отец крестит Екатерину; подле нее стоит ее мать с возженною свечою.

К началу4. Обручение св. Екатерины Господу

В доме св. Екатерина стоит, протянув правую руку к явившейся ей Богоматери, которая на одной руке держит Господа младенца, а другою поддерживает протянутую к ней руку Екатерины. Господь десницею своею надевает перстень на мизинец правой руки ее, а в шуйце держит хартию со словами: се ныне приемлю тя в невесту нетленную.

К началу5. Св. Екатерина пред царем Максентием

В капище пред идолами стоят жертвенники и на них сжигаются животные. Язычники, одни ведут волов и овец, другие держат птиц и совершают жертвоприношение. Царь сидит на престоле, охраняемый копьеносцами. Пред ним стоит св. Екатерина и обличает его.

К началу6. Св. Екатерина разглагольствует с пятьюдесятью риторами

Во дворце царь сидит на престоле. По обе стороны его сидят пятьдесят риторов в повязках из платков. Старший из них, встав с седалища свою и приблизившись к царю, разговаривает со святою, указывая на нее риторам. Все они дивятся и указывают на Екатерину, иные схватившись за бороды свои, иные разговаривают между собою.

К началу7. Святые пятьдесят риторов, уверовавшие во Христа после беседы с Екатериною, предаются огню.

Св. Екатерина стоит; ей кланяются риторы, а вблизи пылает огонь; воины связывают риторов и повергают их в пламя.

К началу8. Мучение св. Екатерины

Под четырьмя колесами, укрепленными на одной оси, в кои заклепаны ножи, святая лежит на земле; руки и ноги ее связаны; близ нее стоит ангел и разрешает ее от уз. У колес лежат многие посеченные и мертвые воины. Напротив них царь сидит на престоле. Царица Августа появляется из двери дома и укоряет царя в присутствии многих людей. Вдали эту же царицу мечом усекает палач; а другие палачи обезглавливают многих воинов, уверовавших во Христа.

К началу9. Усекновение св. Екатерины

Св. Екатерина стоит на коленах; палач поднял меч, чтобы отрубить ей голову. Многие мужи и жены плачут.

К началу10. Перенесение мощей св. Екатерины на гору Синайскую

На вершине высокой горы два ангела полагают тело св. Екатерины; один поддерживает голову, а другой стопы ее.

К началуЧудеса св. Антония

К началу1. Святой Антоний терпит удары от бесов

В погребальном вертепе св. Антоний лежит на земле; его окружили бесы и бьют палками; а другие бесы стаскивают кровлю с этого вертепа.

К началу2. Искушение св. Антония от бесов

Погребальный вертеп отворен; стены его полуразрушены; тут св. Антоний лежит, облокотившись на одну руку, а другую подняв вверх и смотря на небо; голова его немного приподнята. Его окружили бесы. Одни из них разрушают стены, а другие в виде львов, иные в виде змей, прочив в образе других зверей, нападают на него. В небе виден Христос; и от Него исходит луч на голову святого.

К началу3. Святой Антоний, проходя пустыню, находит серебро и золото

Между горами пролегает дорога; на ней лежит большое серебряное блюдо и немного подальше - куча золотых монет. Святой Антоний, увидев эти вещи, бежит с дороги в сторону; на одном плече его торчит посох, с навитою на нем верхнею одеждою его.

К началу4. Святой Антоний возделывает землю

У подошвы горы на грядках растут овощи; у грядок видна пещера, и тут св. Антоний мотыгою полет траву.

К началу5. Святой Антоний запрещает зверям вредить его посевам

На грядках выросли овощи и пшеница. Их топчут разные звери: олени, зайцы и онагры; св. Антоний держит одного из них за ухо и смотрит на других, грозя им рукою. Близ огорода струится вода; ее пьют другие звери.

К началу6. Святой Антоний молитвою изводит воду из земли

В пустыне св. Антоний стоит на коленах, подняв к небу руки; пред ним вода исходит из земли; ее пьют три инока, а два от изнеможения лежат на земле, но им дают пить другие иноки, приподняв их головы. Позади них, немного вдали, поджала ноги верблюдица, привязанная веревкою к утесу.

К началу7. Святой Антоний, посрамив философов, исцеляет бесноватых

Святой Антоний стоит; пред ним три бесноватые лежат навзничь; из уст их выходят бесы; вблизи стоят три философа в повязках из платков, недоумевают и дивятся.

К началу8. Святой Антоний идет по следам льва в пещеру св. Павла Фивейского

В пустыне св. Антоний идет по следам льва; пред ними, вдали у гор, между деревьями мелькает пещера св. Павла.

К началу9. Святой Антоний приветствует преподобного Павла

У пещеры св. Павел Фивейский в финиковой рогозине, не закрывающей ни колен, ни рук его, и св. Антоний приветствуют друг друга. Тут же на дереве сидит ворон, держа хлеб в клюве.

К началу10. Святой Антоний погребает тело святого Павла

У пещеры св. Павел лежит на земле мертвый; св. Антоний обвивает его мантиею; а два льва вблизи роют землю передними лапами.

К началу11. Успение св. Антония

Вырыта могила; в ней один монах поддерживает голову Антония, обвитого мантиею, а другой, у края могилы, поддерживает ноги его; близ них на земле лежат заступ и лопата; а над святым парят ангелы со светильниками и кадильницами и возносятся на небо, поддерживая душу его, облеченную в белую одежду.

***

Вот мы достаточно описали некоторые чудеса и страдания именитых святых, т. е. апостолов, святителей, страстотерпцев, мучениц и преподобных. Таким же образом живописуются чудеса и других святых. Впрочем желающий изобразить их должен внимательно прочитывать жития их и синаксари.

К началуXXII. Как изображаются страдания мучеников каждого месяца всего года

К началуСентябрь

[В случае, когда дни памяти или имена мучеников не удалось привести в соответствие с современным месяцесловом, сохранены данные оригинала.]

1.

Святые братья родные Евод, Ермоген и сестра их Каллиста были усечены мечом.

Изображение: Св. Евод и Ермоген лежат на земле, обезглавленные, один юный, другой старец; близ них св. Каллиста стоит на коленах подле палача, держащего меч.

2.

Святой мученик Мамант - скончался, когда у него исторгли чрево.

Изображение: На горе стоит дом и в нем св. Мамант, юный, без бороды, лежит навзничь; воин вонзает трезубец в живот его.

3.

Святой священномученик Анфим усечен был мечом.

Изображение: За воротами укрепленного города св. Анфим, молодой, с бородою едва показавшеюся, в архиерейском облачении, обезглавленный стоит на коленях; за ним один палач держит окровавленный меч, а спереди другой палач держит отсеченную голову.

4.

Святой Вавила и с ним три младенца были усечены мечом.

Изображение: Св. Вавила, в архиерейском облачении, старец с широкою бородою, лежит обезглавленный; подле него три младенца на коленах преклоняют головы свои под меч палача.

5.

Пророк Захария, отец Предтечи, умерщвлен был между храмом и алтарем.

Изображение: В храме под сению водружена трапеза; пред нею св. Захария, старец с длинною бородою, в священнической еврейской одежде, стоит, подняв к небу глаза и руки; а воин, держа его за волосы, что на темени головы, мечом пронзает его шею.

6.

Святые Евдоксий, Зинон, Ромил и Макарий были усечены мечом.

Изображение: Евдоксий и Зинон, юные, с бородами едва показавшимися, стоят на коленах, простерши руки к небу, а отсеченные головы их лежат пред ними на земле; подле них палач влагает меч свой в ножны; вблизи св. Ромил старец, обезглавленный другим палачом; а св. Макарий, юный, стоит на коленах; палач мечом усекает его в выю.

7.

Святой Созонт убит был кольями.

Изображение: Святой лежит на земле; два воина бьют его толстыми деревянными кольями.

8.

Святые Руф и Руфим усечены были мечом.

Изображение: Один из них с остроконечною бородою, а другой с проседью, лежат обезглавленные; подле них стоит палач с мечом.

9.

Святой Севериан был повешен на стене с привязанным к ногам его камнем.

Изображение: На стене укрепленного города два воина вешают святого; к ногам его привязан большой камень.

10.

Святые мученицы Минодара, Митродора и Нимфодора засечены были прутьями.

Изображение: Святые жены лежат на земле, обнаженные до пояса, головы их повязаны платками; три воина секут их прутьями.

11.

Святые Диодор, Диомид и Дидим засечены были воловьими жилами.

Изображение: Диодор, старец, Диомид и Дидим, юные, с едва показавшимися бородами, лежат на земле, изъязвленные с головы до ног; три палача секут их воловьими жилами.

12.

Святой Автоном умерщвлен был палками и камнями.

Изображение: Святой, в первых летах мужества, с круглою бородою, стоит на коленах, простерши руки к небу; четыре воина побивают его: одни камнями, другие палицами.

13.

Святые Кронид, Макровий, Леонтий и Серапион потоплены были в море.

Изображение: Среди моря с малого судна воины бросают святых в воду. Макровий, до половины свешенный за борт старец; Кронид диакон - юн, остальные - с проседью.

14.

Святой Феоклес усечен был мечом.

Изображение: Святой юный, без бороды, лежит на земле, обезглавленный; подле него стоит палач с мечом.

15.

Святой Никита сожжен был огнем.

Изображение: В горящем костре св. Никита, юный, с бородою едва показавшеюся, стоит, подняв глаза и руки к небу; два воина подкладывают в огонь дрова.

16.

Святая Евфимия, отданная на съедение медведям и львам, предала дух свой Богу, быв невредима ими.

Изображение: Среди львов и медведей св. Евфимия стоит на коленах, подняв глаза и руки к небу.

17.

Св. Вера, Надежда, Любовь и матерь их София усечены были мечом.

Изображение: На горах видны дома и подле них святые мученицы: две лежат на земле обезглавленные, а две на коленах преклоняют головы свои под меч палача.

18.

Святые София и Ирина усечены были мечом.

Изображение: Обе жены лежат обезглавленные, их палач влагает в ножны меч свой.

19.

Святые Трофим и Доримедонт были усечены мечом, а Савватий убит палками.

Изображение: Трофим, юный, с едва показавшеюся бородою, лежит обезглавленный; Доримедонт, без бороды, стоит на коленах; руки его связаны назад; палач усекает его в выю; а Савватий лежит навзничь, изъязвленный от головы до ног; подле него видны два воина с палками; один бьет его, а другой поднял палку.

20.

Святой Евстафий с семейством сожжен был в медном раскаленном воле.

Изображение: В медном воле видны св. Евстафий, с проседью в круглой бороде, сыны его - младенцы, и супруга; под волом два воина усиливают огонь.

21.

Святой апостол Кодрат усечен был мечом.

Изображение: Кодрат, старец с закрученною бородою, стоит на коленах, простерши к небу руки; над ним палач держит меч.

22.

Святой священномученик Фока усечен был мечом.

Изображение: Святой Фока, старец, в архиерейском облачении, лежит обезглавленный; у ног его горит огонь; а у палача покривилась шея.

23.

Святые Петр и Антоний лишены были тайных удов. Иоанн, отец их, пронзен был мечем, а Андрей - двумя копьями.

Изображение: Петр и Антоний, юные, без бород, лежат на земле нагие и изъязвленные. Один мертвый, а другой - живой, и оба без тайных удов. Близ них горит огонь. Пред ними на престоле сидит царь и, держа за бороду их отца, Иоанна, вонзает нож в гортань его. Вдали тот же царь, сидя на коне, вонзает копье между плеч престарелого Андрея, в грудь которого уже вонзено другое копье.

24.

Святая Фекла скончалась в расселине скалы.

Изображение: В горе видна пещера; немного поодаль от нее расселась скала, и в ней укрылась святая Фекла. У скалы стоят два воина и держат мантию ее. А вверху Христос, на облаке, правой рукою благословляет Феклу, а левою указывает на скалу.

25.

Святые Павел и Татта, с детьми, скончались от вывиха членов.

Изображение: На горах видны дома. Пред ними Павел, старец, и Татта, престарелая, и дети их - Саваниан, молодой, с круглой бородою, Максим, с едва показавшейся бородою, Руф, юный, без бороды, а Евгений, младенец, - все, кроме последнего, лежат нагие, изъязвленные, мертвые; Евгения держат два воина, один за голову, другой за ноги и вывертывают члены его.

26.

Святой Иоанн Богослов скончался в Ефесе и был погребен в земле учениками его.

Изображение: У могилы стоят семь учеников Иоанна, одни с цапами, другие с лопатами, прочие с заступами; а святой лежит в ней, закопанный до головы; два ученика платком завязывают ему глаза.

27.

Святой Каллистрат и бывшие с ним усечены были мечом.

Изображение: В храме лежат идолы, поверженные и разбитые; а подле них святые мученики, юные и старые, одни обезглавлены, другие стоят, иные преклонили колена, и палач усекает их мечом; близ них св. Каллистрат, старец, стоит на коленах; руки его связаны назад; подле него стоит палач с мечом.

28.

Святые Марк, Александр, Зосима, Алфей скончались, быв пригвождены к скале.

Изображение: Видны горы и на них святые: Александр, с проседью, и другие два, с едва показавшимися бородами, пригвождены к скале. Они уже бездыханны. А Марк, седые волосы которого ниспускаются до ног, так же пригвожден к камню, но еще жив. Подле него стоит палач с мечом.

29.

Святой Гавдела скончался, быв привязан ногами к коню и влачим; святой Дада, рассечен был мечом, а святая Каздоя в царском саду предала Богу дух свой.

Изображение: Видны горы, и на них святой Гавдела, юный, без бороды, привязанный веревкою за ноги к коню, влечется им по камням, Дада, старец с длинною бородою, в дорогой одежде, лежит на земле рассеченный, а вокруг него стоят воины с мечами. Святая Каздоя в саду приобщается божественных таин от иерея, близ нее виден ангел.

30.

Святой Мардоний скончался от горячих углей, положенных ему на живот.

Изображение: В доме этот святой, с проседью в закрученной бороде, лежит на земле навзничь; подле него разведен огонь; воин железною лопаткою берет из огня уголья и кладет их на живот святого.

Примечание. Вот мы достаточно изобразили тебе страдания мучеников одного месяца. Так же изображаются они и во весь год, согласно со сказанием о каждом. Внешний вид всякого святого и надписания смотри в соборных храмах.

К началуОктябрь

1.

Апостол Анания, старец с остроконечною бородою, был побит камнями.

2.

Святой Киприан, старец с круглою бородою, и Иустина - были усечены мечом.

3.

Святой Дионисий Ареопагит, старец с раздвоенною бородою, был усечен мечом. Он держит голову свою в руках.

4.

Святой Капитолий, юный, с бородою едва показавшеюся, был ослеплен и распят на кресте.

5.

Святая Харитина скончалась по отторжении ногтей на руках и ногах ее.

6.

Святой апостол Фома пронзен был копьями от пяти воинов.

7.

Святые Сергий и Вакх, без бород, один скончался в муках, а другой был усечен мечом.

9.

Святой апостол Иаков, молодой, с остроконечною бородою, был распят на кресте.

10.

Святые Евлампий и Евлампия и бывшие с ними воины были усечены мечом. Евлампий молод, с едва показавшеюся бородою, а лица прочих разнообразны.

12.

Святые Пров, Тарах и Андроник рассечены были ножами. Тарах стар, а два другие юны.

13.

Святые Карп, Папил, Агафодор усечены были мечом. Карп старец, Папил, с едва показавшеюся бородою, Агафодор - без бороды.

14.

Святой Гервасий, Назарий, Протасий и Келсий. Назарий с проседью, Келсий дитя, другие два - юны.

16.

Святой Лонгин с двумя воинами был усечен мечом. Лонгин - старец с круглою бородою, а воины юны.

17.

Святой Андрей, старец с длинною бородою, скончался от отсечения ноги мясничьим ножом, когда влекли его воины.

18.

Святой Марин, старец, был усечен мечом.

19.

Святой Уар, молодой, был усечен мечом.

20.

Святой Артемий, молодой, с бородою едва показавшейся, был усечен мечом.

21.

Святой Гаий, Дасий и Зотик, юные и старцы, брошены были в море с камнями на шеях.

22.

Святые семь отроков, в Ефесе в пещере почивающие.

23.

Иаков, брат Господень, поучавший иудеев, стоя на крыше храма, скончался, быв поражен ими палкою в голову.

24.

Святой Арефа с бывшими с ним был усечен мечом. Он стар, а прочие различны видом.

25.

Святые Маркиан и Мартирий, юные, без бород, были усечены мечом.

26.

Святой Димитрий. См. выше.

27.

Святой Нестор. См. выше.

28.

Святые Африкан, Терентий, Максим, Помпий и другие тридцать шесть были усечены мечом, Африкан стар, Терентий и Максим с бородами едва показавшимися, Помпий юн, без бороды.

29.

Святая Анастасия скончалась после того, как у нее исторгнуты были сосцы, ногти, зубы и язык, а руки и ноги отсечены, голова же отрублена.

30.

Святые Зиновий и Зиновия, родной брат с сестрою, были усечены мечом.

31.

Святые апостолы от числа 70-ти: Урван, Апеллий, Наркисс скончались в различных мучениях.

К началуНоябрь

1.

Святые Кириена и Иулиания скончались в огне.

2.

Святые Акиндин, Пигасий, Аффоний, Елпидифор, Анемподист скончались в раскаленной печи. Акиндин молод, с остроконечною бородою, Пигасий стар, с круглою бородою, Аффоний и Елпидифор юные, с бородами едва показавшимися, Анемподист без бороды.

3.

Святые Акепсим, Иосиф, Аифал, скончались в различных мучениях. Акепсим юн, Иосиф стар, Аифал с едва показавшеюся бородою.

4.

Святые Никандр и Ермий, старцы, скончались, быв пронзены гвоздями в головы и сердца и положены в гроб.

5.

Святые Галактион и Епистимия были усечены мечом. Он молод, с бородою, едва показавшеюся.

6.

Святой Павел Исповедник во время совершения литургии был удавлен арианами его же омофором. Он молод, с короткою раздвоенною бородою.

9.

Святые Онисифор и Порфирий, юные, скончались, быв влекомы конями.

10.

Святой Орест, с проседью, скончался, быв пронзен гвоздями в ноги и влеком конем, к которому его привязали цепями.

11.

Святые Мина, Виктор и Викентий скончались в разных муках. Мина - старец с круглою бородою, Виктор и Викентий молоды.

13.

Святые Антонин, Никифор, Зевина, Герман были усечены мечом, а Марафо был сожжен. Антоний стар, а прочие - молоды.

14.

Святой апостол Филипп скончался, быв пронзен в лодыжки и повешен на дереве вниз головою.

15.

Святые Гурий и Самон молодые, с едва показавшимися бородами, были обезглавлены, а Авив юный, без бороды, был сожжен.

16.

Святой апостол Матфей, прикованный к земле за руки и ноги, был сожжен.

17.

Святой Лазарь живописец, плешивый старец с длинною бородою, скончался после того, как сожгли ему руки раскаленным железом.

18.

Святой Платон, юный, без бороды, был усечен мечом.

19.

Святой Варлаам с остроконечною бородою, скончался, держа на ладони огонь с курившимся ладаном.

20.

Святой Дасий юный, без бороды, был усечен мечом.

22.

Святые Валериан, Тивуртий и Кикилия, юные, были усечены мечом.

23.

Святой Сисиний, старец, скончался от того, что ему влили уксус в ноздри.

24.

Святая Екатерина.

25.

Святой Климент, старец с длинною бородою, был брошен в море с якорем на шее.

27.

Святой Иаков, молодой, с раздвоенною бородою, скончался, когда ему отсекли пальцы, руки и ноги и отрубили голову.

28.

Святой Стефан, с проседью, скончался после того, как его влачили, били, поразили деревом и раздвоили голову.

29.

Святой Парамон, юный, скончался, быв пронзен копьями и заостренными камышинами.

30.

Святой апостол Андрей был распят на кресте вниз головою.

К началуДекабрь

1.

Святой Анания, молодой, скончался в муках.

2.

Святая Миропия после многих мучений скончалась в темнице.

3.

Святой Феодор Александрийский, старец с раздвоенною бородою, был усечен мечом.

4.

Святая Варвара была обезглавлена отцом ее.

5.

Святой Анастасий, с бородою, едва показавшеюся.

7.

Святой Афинодор, старец с длинною бородою, предал Богу дух свой, когда по молитве его у палача отвалилась рука вместе с мечом.

8.

Святые апостолы от 70-ти: Сосфен, Аполлос, Кифа, Тихик, Епафродит, Кесарь, Онисифор скончались в разных муках.

9.

Святые Сосифей и Нарсес, старцы, а Исаак - молодой, были обезглавлены мечом.

10.

Святые Мина, Ермоген и Евграф были обезглавлены мечом. Первый молод, с остроконечною бородою, а второй - с бородою, едва показавшеюся.

11.

Святой Акепсий, старец и Аифалай. юный диакон, были обезглавлены мечом.

12.

Святой Синет (т. е. Разумник), юный, чтец, имел длинные волосы.

13.

Святые пять мучеников (см. выше).

14.

Святые Фирс, старец, был распилен, а Левкий и Каллиник - молодые, с бородами, едва показавшимися, обезглавлены мечом.

15.

Святой Елевферий, молодой, с бородою, едва показавшеюся, был обезглавлен мечом.

16.

Святые Пров и Иларион, молодые, с бородами, едва показавшимися, были сожжены огнем.

17.

Святые Патермуфий и Коприй, старцы, а Александр с бородою, едва показавшеюся, были обезглавлены мечом.

18.

Святой Севастиан, юный, с едва показавшеюся бородою, скончался, пронзенный стрелами.

18.

Святой Вонифатий, юный, был обезглавлен мечом.

20.

Святой Игнатий Богоносец, старец с длинною бородою, был съеден львами.

21.

Святая Иулиания, юная, была усечена мечом.

22.

Святая Анастасия была сожжена огнем.

23.

Святые десять мучеников, в Крите пострадавшие (см. выше).

24.

Святая Евгения была обезглавлена мечом.

26.

Святой Евфимий, старец, посеченный воловьими жилами, скончался спустя восемь дней.

27.

Святой первомученик Стефан, юный, без бороды, был побит камнями. Близ него сидит Павел, юный, без бороды, и стережет одежды воинов.

28.

Святые двадцать тысяч мучеников в Никомидии сожжены были в церкви.

К началуЯнварь

1.

Святой Феодот, юный, был усечен мечом.

2.

Святой Феоген, старец, был брошен в пучину морскую.

3.

Святой Гордий, юный, с бородою, едва показавшеюся, был усечен мечом.

4.

Святой Зосим, распятый вниз головою и чудно освобожденный вместе с комментарисием Афанасием, укрылся в рассекшейся скале. Тут оба эти старца скончались.

5.

Святой Феопемпт был усечен мечом, а Феона зарыт живым в землю. Оба они старцы.

8.

Святой Иулиан, с проседью, и святая Васса были обезглавлены мечом. На их иконе рисуется монастырь, горящий на горе.

9.

Святой Полиевкт, юный, был усечен мечом.

13.

Святые Ермил диакон, с бородою едва показавшеюся, и Стратоник, старец с круглою бородою, были брошены в реку.

14.

Святые Синайские и Раифские отцы были убиты Влеммиями.

15.

Святой Пансофий, с проседью, скончался быв биен много.

16.

Святые Спевсипп, Елевсипп, юные, Мелевсипп - младенец, и матерь их Неонила, пожилая, были сожжены огнем.

20.

Святые Васс, старец, Евтихий и Евсевий, молодые, с бородами, едва показавшимися, скончались в разных муках.

21.

Святой Неофит, юный, без бороды, был пронзен копьем в сердце.

22.

Святой Тимофей, молодой, с круглою бородою.

23.

Святые Климент, молодой, с длинною бородою и Агафангел, юный, с бородою, едва показавшеюся, были усечены мечом. Святые Феодотион, с проседью, был обезглавлен, а Павел, молодой, с остроконечною бородою, и Павсирион, с бородою едва показавшеюся, были брошены в реку.

К началуФевраль

1.

Святой Трифон, юный, без бороды, был усечен мечом.

2.

Святой Агафодор с бородою, едва показавшеюся, скончался, быв пронзен копьями в ребра.

3.

Святые Адриан, молодой, с круглою бородою, и Евнул с бородою, едва показавшеюся, были усечены мечом.

4.

Святой Аврамий, старец с длинною широкою бородою, был усечен мечом.

5.

Святая Агафия скончалась в темнице.

6.

Святые Евиласий, юный, и Максим, с бородою едва показавшеюся, скончались на раскаленной сковороде.

7.

Тысяча святых мучеников были усечены мечом в Никомидии.

8.

Святой Феодор Стратилат, кудрявый, с раздвоенною бородою, был усечен мечом.

9.

Святой Никифор, с бородою едва показавшеюся, был усечен мечом.

10.

Святой Харлампий, старец с седою бородою, был усечен мечом.

11.

Святой Власий, старец кудрявый, с остроконечною бородою, был усечен мечом.

12.

Святые Сатурин, старец с широкою бородою, и Плутин, без бороды, были усечены мечом.

13.

Святой Акила, юный, с бородою едва показавшеюся, был усечен мечом.

15.

Святой апостол Онисим скончался, когда ему раздробили бедра.

17.

Святой Феодор Тирон, с черною бородою, имевший волосы выше ушей, был сожжен огнем.

18.

Святые Лев, плешивый, с закрученною бородою, и Паригорий, молодой, с бородою едва показавшеюся, скончались в разных муках.

20.

Святой Садок, старец, был усечен мечом.

22.

Святой Маврикий, с проседью, и бывшие с ним, молясь, предали Богу души свои, будучи привязаны к кольям и изжалены осами. А сын его Фотин, юный, без бороды, был обезглавлен пред ним.

23.

Святой Поликарп, с длинною раздвоенною бородою, был сожжен огнем.

24.

Святой Ригин, с бородою едва показавшеюся, был усечен мечом.

25.

Святой Геласий, юный, был усечен мечом.

28.

Святой Протерий, старец с широкою бородою, скончался, пронзенный заостренными камышинами.

К началуМарт

1.

Святая Евдокия была усечена мечом.

2.

Святые Нестор, старец, и Тривиллий, с бородою, едва показавшеюся, были усечены мечом.

3.

Святые Клеоник, молодой, с едва опушившеюся бородою, и Евтропий, кудрявый, с короткою бородою, были распяты, а Василиск, юный, без бороды, скончался в темнице.

4.

Святые Павел, молодой, с бородою, едва показавшеюся, и Иулиания были усечены мечом после того, как их лица и тела жгли свечами.

5.

Святой Конон, старец.

6.

Святые сорок два мученика в Аморее были усечены мечами.

7.

Святые Ефрем, старец, Василий, седой, Евгений, с длинною бородою, Агафодор и Елпидий, с бородами едва показавшимися, скончались в разных муках.

8.

Святой Дион, с бородою едва показавшеюся, был усечен мечом.

9.

Святые сорок мучеников. (См. выше).

10.

Святые Кодрат, с бородою, едва показавшеюся, Киприан, Анект и Криск, без бород, были усечены мечом.

11.

Святой Трофим, старец, был распят.

12.

Святой Орпасиан, старец плешивый, с остроконечною бородою, скончался от ожогов свечами.

13.

Святой Александр, юный, без бороды.

15.

Святые Агапий и Пуплий, старцы, Ромил, юный, иеродиакон Тимолай, два Александра и два Дионисия, юные, были усечены мечом.

16.

Святой Савин, старец, с длинною бородою.

17.

Святой Павел, с бородою, едва показавшеюся, был сожжен огнем за почитание св. икон.

18.

Святые десять тысяч мучеников были усечены мечом.

19.

Святые Хрисанф, молодой, и Дария скончались, будучи ввержены в яму и засыпаны землею.

20.

Святые отцы, избиенные сарацинами.

21.

Святые Фимон и Домнин, с бородами едва показавшимися.

22.

Святые Василий пресвитер, с короткою раздвоенною бородою, скончался, весь истыканный шилами весь с головы до ног.

23.

Святой Никон, старец, был усечен мечом.

24.

Святой Артемом, старец с длинною бородою, был усечен мечом.

26.

Святые двадцать шесть мучеников, юные и старые, в Готфии страдавшие, были сожжены огнем.

28.

Святые Иона, юный, и Варихисий, с закрученною бородою, были усечены мечом.

29.

Святые Марк, старец, Кирилл диакон.

31.

Святый Ипатий, старец с остроконечною бородою, пораженный от одной женщины камнем, скончался, молясь Богу.

К началуАпрель

1.

Святые Геронтий, молодой, и Василид с бородою, едва показавшеюся, были усечены мечом.

2.

Святые Амфиан, старец, и Едесий, молодой, с круглою бородою, были брошены в море.

3.

Святой Елипидифор, юный, без бороды, был застрелен из лука.

5.

Святые Феодул и Агафопод, юные, без бород, были брошены в море. Святой Клавдий, старец, был усечен мечом.

6.

Святые два мученика в Аскалоне, с бородами, едва показавшимися, были врыты в землю по самые ноздри.

7.

Святой Каллиопий, юный, без бороды, был распят вниз головою.

8.

Святые апостолы от 70-ти: Иродион, Агав, Асинкрит, Руф, Флегонт и Ерма, скончались в разных муках.

9.

Святой Евтихий, юный, был усечен мечом.

10.

Святой Терентий и другие с ним (смотри октября 28).

11.

Святой Антипа, старец с длинною бородою, скончался в раскаленном медном воле.

12.

Святые Дидим, с бородою, едва показавшеюся, и Протион, с короткою бородою, были усечены мечом.

13.

Святые Максим, юный, Квинтилиан, старец, и Дада, с бородою, едва показавшеюся, были усечены мечом.

15.

Святые апостолы от 70-ти: Аристарх, Пуд, и Трофим.

16.

Святой Крискент, с бородою, едва показавшеюся, был сожжен огнем.

17.

Святой Симеон, старец, был усечен мечом.

18.

Святые Христофор и Феона, с бородами едва показавшимися, и Антоний, без бороды, были сожжены огнем.

21.

Святой Ианнуарий, старец, был усечен мечом.

22.

Святой Неарх, юный, без бороды, был сожжен огнем.

24.

Святой Савва, молодой, с русою бородою, красивый. Священномученик Василий, с бородою, едва показавшеюся.

27.

Священномученик Симеон, сродник Господень, маститый старец, ста двадцати лет, был распят на кресте.

К началуМай

1.

Святой Вата, перс, старец с круглою бородою, был усечен мечом.

2.

Святые Еспер, с бородою, едва показавшеюся, супруга его Зоя, и дети Кириак и Феодул скончались в разженной печи.

3.

Святые Тимофей, молодой, с закрученною бородою, и супруга его Мавра, были усечены мечом.

7.

Святой Акакий, юный, без бороды, был усечен мечом.

9.

Пророк Исаия, старец, был распилен деревянною пилою.

10.

Апостол Симон Зилот, старец, плешивый, с круглою бородою, был распят на кресте.

11.

Священномученик Мокий, молодой, с малою бородою.

12.

Святой Феодот, старец, с круглою бородою, был усечен мечом.

14.

Святой Исидор Хиосский подобен святому Артемию.

18.

Святые Вахтисий, старец, Исаакий, Симеон и другие с ними различны видом.

19.

Святые Солохон, молодой, с круглою бородою, Павлин, Венедим, юные, с бородами едва показавшимися, были застрелены из лука.

20.

Святые Дионисий и Петр, старцы, и другие с ними юные, с бородами едва показавшимися, были заметаны камнями, а святая Христина над ними была обезглавлена.

21.

Святые Патрикий, старец, Акакий и Менандр, с бородами едва показавшимися, и Полиен, без бороды, усечены мечом.

22.

Святой Фалалей, молодой, с черною бородою, был усечен мечом.

23.

Святой Василиск, юный, был усечен мечом.

24.

Святой Панхарий, с проседью, был усечен мечом,

26.

Святой Аверкий, молодой, с длинною бородою, был усечен мечом.

27.

Святой Елладий, старец.

28.

Святой Евтихий, молодой, с широкою бородою.

31.

Святой Ермий, с бородою, едва показавшеюся, был распят вниз головою.

К началуИюнь

1.

Святой Иустин Философ, старец с длинною бородою.

3.

Святые Лукиан, седой старец, Павла и с ними три младенца скончались в разных мучениях.

5.

Святой Дорофей, старец с длинною бородою, плешивый, был засечен.

7.

Святой Феодот, с проседью, был обезглавлен.

9.

Священномученик Кирилл, юный, с бородою едва показавшеюся, лысый.

10.

Святой Александр, с бородою едва показавшеюся, и Антонина, юная, лишенные рук и ног, были сожжены.

11.

Святые апостолы Варфоломей был распят на кресте, а Варнава побит камнями.

15.

Святой Дула, юный, скончался в кипятке.

17.

Святые Мануил, с черною бородою, Савел и Измаил, с бородами едва показавшимися, были усечены мечом.

18.

Святые Ипатий, с проседью, Леонтий, с бородою едва показавшеюся, и Феодул, юный, скончались в разных мучениях.

19.

Апостол Иуда, брат Господень, был повешен и застрелен из лука.

20.

Святой Мефодий, старец с длинною бородою, был усечен мечом.

21.

Святой Афродисий, молодой, с длинною бородою, был сплюснут между двумя камнями.

22.

Священномученик Евсевий, старец с широкою бородою, скончался, когда одна женщина поразила его в голову кирпичом.

23.

Святая Агриппина скончалась от поворота членов тела ее в разные стороны.

25.

Святая Феврония, лишенная рук и ног, сосцов, зубов и языка, была обезглавлена.

27.

Святой Анект, с бородою едва показавшеюся, был обезглавлен.

28.

Святой Папий, юный, без бороды, был усечен мечом.

29.

Святые апостолы Петр и Павел (см. выше).

К началуИюль

1.

Святые бессребренники, Косма и Дамиан, с бородами едва показавшимися, были побиты камнями на горе учителем их, старцем.

2.

Святой Квинт, юный, был усечен мечом.

3.

Святой Иакинф, с бородою едва показавшеюся.

4.

Святой Феодот, старец плешивый, был усечен мечом.

6.

Святая Лукия дева и Рикс, с бородою едва показавшеюся, были усечены мечом.

7.

Святая Кириакия.

8.

Святой Прокопий, без бороды, был усечен мечом.

9.

Святой Панкратий, с проседью в остроконечной бороде, скончался, брошенный в пропасть.

10.

Святые Леонтий, старец, Маврикий, с бородою едва показавшеюся, Даниил и Антоний, без бород, скончались в пылающей печи.

12.

Святые Прокл, стар, Иларий, юн.

14.

Святой Иуст, юный, с бородою, едва показавшеюся, скончался в пылающей печи.

15.

Святые Кирик, трехлетний младенец, был поражен в голову, а его мать Иулитта была обезглавлена.

16.

Священномученик Афиноген был усечен мечом.

18.

Святой Емилиан скончался в горящей печи.

19.

Святая Марина была усечена мечом.

23.

Святые Феофил, с бородою едва показавшеюся, Иуст и Трофим, без бород, были усечены мечом.

24.

Священномученик Фока, старец с длинною бородою, скончался в разженной бане.

27.

Святой Пантелеймон, юный, без бороды, был привязан к цветущей маслине и обезглавлен. Из выи его вместо крови текло молоко.

28.

Святые апостолы от 70-ти: Прохор, Никанор, Тимон и Пармен скончались в разных мучениях.

29.

Святой Каллиник, молодой, с остроконечною бородою, был сожжен в печи.

К началуАвгуст

1.

Святые семь отроков Маккавеи, учитель их Елеазар и мать Соломония скончались в различных муках (см. выше). Святой Фока, молодой, с круглою бородою, был усечен мечом.

2.

Священномученик Стефан, старец с остроконечною бородою, был усечен мечом.

3.

Святой Феодул, с бородою, едва показавшеюся.

5.

Святой Евсигний, старец.

7.

Святой Дометий, старец, и два ученика его, с бородами, едва показавшимися, были побиты камнями.

8.

Святые Елевферий, с бородою едва показавшеюся, и Леонид, без бороды, были сожжены.

9.

Святой апостол Матфий, избранный на место Иуды, старец с круглою бородою.

10.

Святые Ипполит, с едва опушившеюся бородою, Сикст, папа римский, старец с длинною бородою, и архидиакон Лаврентий, с бородою, едва показавшеюся, скончались в разных муках.

11.

Святой Евпл, диакон, юный, без бороды.

12.

Святые Фотий и Аникит, юные, скончались в раскаленном котле, утвержденном на двух железных столпах.

14.

Святой Маркелл, старец, был сожжен.

16.

Святой Диомид, молодой, с остроконечною бородою, был обезглавлен во время сна.

17.

Святой Мирон, иерей, старец, был обезглавлен.

18.

Святые Флор и Лавр, юные, без бород.

19.

Святой Андрей Стратилат, старец кудрявый, был усечен мечом, а другие с ним различны видом.

23.

Святые Ириней, диакон, юный, Ор и Ороис, с бородами едва показавшимися, усечены мечом.

24.

Святой Георгий, старец, был лишен носа и жжен в голову.

26.

Святой Адриан, молодой, скончался, лишенный рук и ног, а супруга его Наталия, положившая ноги его в сосуд, была обезглавлена палачом.

Примечание: Вот вкратце святые мученики всего года. Впрочем, когда хочешь изображать их, то читай пространное сказание о них в синаксарях и смотри различные изображения их в соборных храмах (афонских).

К началуXXIII. Как изображается житие истинного монаха
(На паперти или в братской трапезе)

Изображается монах, распятый на кресте, в рясе и камилавке, босой. Ноги его пригвождены к подножью креста, глаза закрыты, уста сомкнуты. Близ головы его над крестом написано: положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнах моих. В руках он держит зажженные свечи, подле коих написано: тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, Иже есть на небесех. На груди его видна хартия, в виде палицы со словами: сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей; на чреве его другая хартия, в виде надкрестного титла, с надписанием: да не прельстит тебя, монах, насыщение чрева; на подчревнике иная хартия, со словами: умертвите уды ваша, сущия на земли; ниже колен иная хартия, со словами: уготовите ноги ваша на путь благовествования мира. А на верхнем конце креста изображется пригвожденное титло со словами: мне да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа моего. На прочих же концах его изображаются печати со словами, на правом конце: претерпевый до конца той спасен будет; на левом: иже не отречется всего своего, не может быти ученик Христов; а на печати ниже подножия креста: тесен и скорбен путь вводяй в живот. С правой стороны креста изображается темная пещера и в ней большой свившийся змий и надписание: всепожирающий ад. Над пастью змия изображается молодой человек, нагой, с завязанными платком глазами, с луком в руках, пускающий стрелу в монаха; над луком его написано: сотвори блуд, а над самим стрельцом слова: любовь блудная. Над пещерою изображаются многие змеи с надписанием: помыслы. С правой стороны подножия креста изображается копье в виде хоругви с надписью: вся могу о укрепляющем мя Христе; а с левой стороны креста - башня. Из ворот ее выезжает человек на белом коне, повязанный платком, в златотканной одежде и в шубе; в правой руке он держит чашу с вином, а в левой копье, с губкою пониже острия с хартией, на которой написано: вкуси сладостей мира сего. Над ним пишется: суетный мир; а под ним изображается гроб, из которого выходит смерть, держа на плечах большую косу, а на голове часы и смотрит на монаха. Над нею видно надписание: смерть и гроб. Под руками монаха по обе строны его изображаются два ангела с хартиями, на которых у первого с правой стороны написано: Господь посла мя в помощь тебе; а у второго с левой стороны: делай добро и не бойся. Над крестом изображается небо и на нем Христос, имеющий на персях открытое Евангелие со словами: аще кто хощет по Мне идти, да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет (Марк. 8, 31); и держащий в правой руке царскую диадему, а в левой - венец из цветов. Ниже его, по обе стороны изображаются два ангела, смотрящие на монаха и указывающие на Христа, держащие одну большую хартию со словами: подвизайся, да приимеши венец правды, и даст ти Господь венец от камений многоценных. Над целым изображением пишется: житие истинного монаха.

К началуXXIV. Душеспасительная и небошественная лестница

У ворот монастыря стоят монахи, престарелые и молодые; пред ними широкая лестница достигает до самого неба, и по ней некоторые монахи восходят высоко, а некоторые начинают восходить. Над ними летают ангелы, как бы помогающие им. А в небе виден Христос, и пред Ним на верхней ступени лестницы - инок престарелый и священнолепный. Он простер свои руки и смотрит на Господа, который одною рукою принимает его, а другою возлагает на него венец из разных цветов, говоря: приидите ко мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы. Около лестницы летают бесы и стаскивают с нее монахов за рясы; но некоторых не могут стащить, а других пошатнули, иных уклонили (однако они еще держатся за лестницу, кто одной рукою, кто обеими), а иных стащили и, подхватив под живот, влекут во всепожирающий ад, который изображается тут, как огромный и ужасный дракон, в пасти которого видны только ноги и часть рясы нечестивого монаха.

К началуXXV. Смерть монаха, ядущего тайно

Монах закутан одеялами; из уст его выползает большая змея; над ним стоит диавол и в сердце его вонзает трезубец.

Надпись: Всякий, тайно ящущий, видя сей образ, поспеши обратиться к покаянию, ибо ты вкушаешь тогда змия, прельстившего снедью прародителей, и с ним будешь ввержен в огонь геенский и мучим вечным голодом. Хотя ты, как лицемер, и таишься от людей, но от Бога не укроешься на суде.

К началуXXVI. Смерть праведника

Человек молодой, у которого едва показалась борода, лежит на дешевой рогоже благолепно и чинно; глаза его закрыты; руки сложены крестообразно; над ним парит ангел, смотря на него умиленно, и принимает душу его с благословением.

К началуXXVII. Смерть грешника

Человек старый, без одежды, лежит навзничь на одре, прикрытый по грудь многоценным одеялом; глаза его вращаются страшно; ноги корчатся; руки разметаны в обе стороны; над ним стоит диавол и в сердце его вонзает трезубец, извлекая душу его так насильственно.

К началуXXVIII. Как изображается суетная жизнь мира сего
(В братской трапезе)

Начерти небольшой круг и в нем изобрази престарелого человека с круглою бородою, в венце и в царской одежде, сидящего на скамье, протянувшего руки в обе стороны и на коленях держащего пелену, подобно тому, как представлен мир на изображении сошествия Св. Духа в день Пятидесятницы. А около круга напиши: суетный, обманчивый и льстивый мир. Вне этого круга начерти другой, больший, и между ними сделай четыре полукружия: вверху, внизу и на сторонах, а в них изобрази четыре времени года: весну, лето, осень, зиму. Вверху изобрази весну так: представь человека, сидящего на цветах и зеленой траве, имеющего на голове венец из цветов и играющего на цитре. На правой стороне изобрази лето так: представь человека, жнущего серпом пшеницу. Внизу изобрази осень так: представь человека, ударяющего колом по ветвям деревьев и сбивающего плоды и листья. На левой стороне изобрази зиму так: представь человека в шубе и шапке, сидящего у огнища и греющегося. Вне второго круга начерти третий, гораздо больший круг и между ними изобрази двенадцать мест и в них двенадцать зодиаков двенадцати месяцев, стараясь помещать каждый из них ближе к тому времени, которому они соответствуют; т. е. близ весны поставь овна, тельца и близнецов, близ лета - рака, льва и деву, близ осени - весы, скорпиона и стрельца, близ зимы - козерога, водолея и рыбы. Расположи их по окраине круга и надпиши над ними имена месяцев так: над овном - Март, над тельцом Апрель, над близнецами - Май, над раком - Июнь, над Львом - июль, над девою - Август, над весами - Сентябрь, над скорпионом - Октябрь, над стрельцом - Ноябрь, над козерогом - Декабрь, над водолеем - Январь, над рыбами - Февраль. За третьим большим кругом изобрази семь возрастов человека. Внизу, на правой стороне круга, представь младенца восходящего и напиши над кругом: младенец семи лет. Повыше изобрази дитя побольше и надпиши: отрок 14 лет. Еще выше нарисуй юношу с пробивающимся усом и надпиши: юноша 21 года. На верху круга изобрази человека, у которого только что показалась борода; а изобрази его сидящего на престоле, имеющего под ногами подушку, с простертыми руками, держащего в правой руке скипетр, а в левой кошель с деньгами, в венце и в царской одежде, и под ним на круге напиши: молодец 28 лет. Ниже его с левой стороны изобрази человека с остроконечною бородою, лежащего навзничь и смотрящего вверх, и напиши: муж 48 лет. Пониже его изобрази человека с проседью, лежащего боком, и напиши: пожилой человек 52 лет. Еще ниже изобрази человека с седою бородою, плешивого, лежащего ниц, и напиши: старик 75 лет. Под кругом нарисуй гроб и в нем большого дракона, держащего в пасти своей человека, так что видна только половина тела его, а близ него смерть, стоящую во гробе и большим серпом притягающую старика за шею к земле. За кругом, подле каждого человеческого изображения сделай надписи: у первого напиши: взойду ли я когда-нибудь на верх? у второго: спеши время, чтобы и мне взойти поскорее; у третьего: вот уже близко подошел я, сяду на престоле; у четвертого: кто, как я, и кто выше меня? у пятого: о, время! ужели, как я вижу, юность прошла? у шестого: о мир! как ты обманул меня злополучного! у последнего: увы, смерть! кто может убежать от тебя? У гроба: всепожирающий ад и смерть; у дракона: увы! кто избавит меня от всепожирающего ада? По правую и левую сторону колеса изобрази двух духов с крыльями, держащих на головах половинки часов и вертящих колесо веревками. Над духом, что с правой стороны, напиши: день, а над противоположным ему - ночь. Под колесом напиши: суетная жизнь обманчивого мира.

К началуЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
как расписываются церкви

К началу1. О церкви трульной
(т. е. с куполами)

Когда хочешь расписать церковь трульную, то в небе купола нарисуй разноцветный круг, подобный радуге, которая бывает видима в облаках во время дождя, и в нем изобрази Христа благословляющего и держащего на персях Евангелие, и надпиши: Иисус Христос Вседержитель. Около круга изобрази Херувимов и Престолы и надпиши: видите, видите, яко Аз есмь, и несть Бог разве Мене (Втор. 32, 39). Аз сотворих землю, и человека на ней. Аз рукою Моею утвердих небо (Исаи 65, 12). Ниже Вседержителя (в шее купола) изобрази прочие лики ангелов, и среди них к востоку Богоматерь с распростертыми руками, и напиши над Нею: Матерь Божия Владычица ангелов. Напротив Нее, к западу, изобрази Предтечу; под ними пророков, и под пророками на венце купола напиши тропарь: Утверждение на тя надеющихся, утверди Господи церковь, юже стяжал еси честною Твоею кровию. Ниже, в углах, что подле сводов, изобрази четырех евангелистов; а на одной линии с ними, на ключах сводов, но с лица их, на восточной сторона изобрази святый убрус, на западной - святое чрепие [Отпечаток нерукотворного образа на большой черепице или кирпичине], на южной - Иисуса Христа, держащего Евангелие со словами: Аз есмь лоза, вы же рождие; на северной - Еммануила, держащего хартию с надписанием: Дух Господень на Мне, Егоже ради помаза Мя. Потом нарисуй виноградные ветви, расходящиеся от этих четырех изображений по окружиям сводов до евангелистов, а среди переплетенных ветвей напиши поясные изображения апостолов. На тех же верхах каждой арки, кои противоположны верхам их, что с лица, изобрази по три пророка с хартиями, которые пророчествовали об изображенных под ними праздниках так, чтобы каждый из них ясно указывал на тот праздник, о котором кто пророчествовал. (См. выше пророчества о праздниках).

Начало первого ряда стенной живописи

Внутри алтаря, в восточном углублении, пониже линии пророков, изобрази Богоматерь, сидящую на престоле и держащую Христа Младенца, и над Нею напиши: Матерь Божия высшая небес. По обе стороны Ее изобрази двух архангелов, Михаила и Гавриила, ходатайствующих. Потом на одной линии с нею, в алтаре и во всем храме, на верхних частях стен изобрази Господские праздники, святые страсти Христовы и чудеса Его по воскресении. Так расписывается первый ряд.

Начало второго ряда

Под Превысшею небес изобрази божественную Литургию, как сказано о ней выше. Потом, на одной линии с этим изображением, на всех стенах храма напиши божественные дела и чудеса Христовы. В двух боковых куполах алтаря помести следующие изображения: в небе купола над тем отделением, где совершается проскомидия, изобрази Христа в архиерейской одежде, сидящего на облаке, благословляющего и держащего открытое Евангелие со словами: Аз есмь пастырь добрый; и над ним напиши: Иисус Христос, Архиерей великий. А вокруг Его изобрази херувимов и престолы [В Карейском или Протатском Соборе на Афоне тут изображен Еммануил]. В шее купола пиши святителей, каких кто хочет, а на стенах проскомидийного отделения историруй жертвоприношение Авеля и Каина, жертвоприношение Маноя, на восточной арке этого отделения изобрази снятие Спасителя со креста.

В небе купола, что над диаконником, изобрази Богоматерь с младенцем, с распростертыми руками и над нею напиши: Матерь Божия ширшая небес. В шее этого купола живописуй святителей, каких кто хочет, а на стенах диаконика представь Моисея, видящего купину горящую, трех отроков в пещи, Даниила во рве львином, странноприимство Авраама.

Вне алтаря, в четырех бессветных полукуполах изобрази:

В первом, что пред диакоником, - великого совета Ангела, на облаке носимого четырьмя ангелами и держащего хартию со словами: Аз от Бога изыдох и приидох, и о Себе не приидох, но той Мя посла (Иоан. 7, 28), и напиши над Ним: IС. ХР., великого совета Ангел.

Во втором, что пред проскомидийным отделением, изобрази Еммануила на облаке со словами на хартии Его: Дух Господень на Мне, Егоже ради помаза Мя; а на четырех сторонах облака четырезрачные знамения евангелистов.

В третьем изобрази Архангела Михаила, в правой руке держащего меч, а в левой хартию со словами: простираю меч мой на приходящих в чистый дом Божий с нечистыми сердцами.

В четвертом изобрази Предтечу на облаке, правою рукою благословляющего, а в левой держащего крест и хартию со словами: покайтеся, приближибося царствие небесное.

Пониже, в самой арке первого ставрофолия [То есть в дуге южной арки, поддерживающей купол храма] изобрази Моисея, держащего скрижали закона, и Аарона с золотою стамною и с процветшим жезлом, обоих в священном облачении и в митрах; потом Ноя с ковчегом в руках и Даниила с хартиею, - всех друг против друга.

В арке второго ставрофолия [То есть в дуге северной арки, поддерживающей купол] изобрази Самуила, держащего рог с елеем и кадильницу, Мельхиседека, держащего блюдо с тремя хлебами, Захарию, отца Предтечи с кадильницею, - всех в священном облачении, также праведного Иова в венце, держащего хартию со словами: буди имя Господне благословенно от ныне и до века.

В арках третьего и четвертого ставрофолия [То есть в дугах восточной и западной арки, поддерживающих купол] изобрази двенадцать апостолов (по 6-ти в каждой). На двух брусах, что на капителях восточных колонн, поддерживающих главный купол, с лица изобрази, на одном брусе Богородицу, а на другом - архангела; на боках брусов, у Всесвятой - пророка Давида, держащего хартию со словами: слыши дщи и виждь, и приклони ухо твое; а у благовествующего архангела, - пророка Исаию, указывающего перстом на Пресвятую и говорящего на хартии: Се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил.

На капителях четырех колонн подпиши:

На первой: Сей дом Отец устрой.

На второй: Сей дом Сын утверди.

На третьей: Сей дом Дух Святый обнови.

На четвертой: Троице Святая, слава Тебе!

Начало третьего ряда стенной живописи

Внутри алтаря, ниже изображения божественной Литургии, пиши кистью преподание Тела и Крови Господней апостолам, как сказано выше; а на стенах алтарных, по этой же линии до иконостаса, слева живописуй Введение Богородицы, Моисея и Арона, священнодействующих в скинии свидения, а справа, также до иконостаса, - лествицу Иакова и перенесение ковчега завета в Иерусалим.

Вне алтаря, на трех стенах храма, по этой же линии, изобрази избранные притчи, Воздвижение креста и восстановление почитания Святых икон. А на западной стене, над дверьми храма, изобрази Успение Богородицы и другие Богородичные праздники. Так расписывается третий ряд.

Начало четвертого ряда

Под третьим рядом в алтаре и во всем храме изобрази святых в кружках, в алтаре - св. иерархов, у клиросов - мучеников, в остальных местах - преподобных и песнотворцев, каких кто хочет.

Начало пятого ряда

Под четвертым рядом в алтаре, вокруг св. трапезы, изобрази св. иерархов, на правой стороне - Василия Великого, на левой - Иоанна Златоустого и других именитых святителей с хартиями и словами на них, как сказано выше. На стене подле жертвенника изобрази Петра Александрийского, вопрошающего на хартии: Кто твой хитон, Спасе, раздра? а пред ним - Христа, яко младенца стоящего на святой трапезе в раздранной срачице, правою рукою благословляющего, а в левой держащего хартию с ответом: Арий безумный и всезлобный, Петре! В арках, отделяющих алтарь от жертвенника и диаконика, напиши святых архидиаконов, как указано выше.

Вне алтаря над клиросами изобрази великомучеников, - на правой стороне церкви - Георгия, а на левой - Димитрия и прочих по порядку, также св. бессребреников и Константина Великого и Елену, держащих вместе крест Господень.

На западной стене церкви справа изобрази св. Антония, слева Евфимия и других именитых преподобных и песнотворцев с хартиями и надписаниями, как указано выше.

У.выхода из церкви в притвор справа изобрази Архангела Михаила с мечом и хартиею, на которой пишется: Божий воевода есмь, меч носяй, и входящих сюда со страхом стрегу, защищаю, заступаю, покрываю, с нечистым же сердцем входящих грозно посекаю мечом сим. Слева напиши Гавриила, держащего хартию и пишущего на ней тростью: держа в руке трость скорописца, отмечаю приношения входящих; усердных храню, а неусердных наказую скоро.

Над самым выходом изобрази Христа, яко трехлетнего младенца, спящего на подушке, так что головка покоится на ручке Его, и Богородицу, стоящую пред Ним с благоговением, а около Него ангелов, держащих рипиды и веющих над Ним.

Под этим изображением напиши: сей божественный и священный храм святой обители (имя рек) живописан иждивением (того-то), в году (таком-то).

К началуII. О паперти
(Νάρθηξ)

Если паперть, которую придется расписывать, имеет два трулла [То есть, два углубления в потолке, в виде темных полукуполов.]; то в одном изобрази псалом Всякое дыхание так: обведи круг и в нем изобрази Христа с ликами ангелов, а ниже, кругом - лики святых, как сказано выше.

В другом трулле очерти небо и по окружию его напиши: Свыше пророцы Тя предвозвестиша; а в небе изобрази Пресвятую Богородицу с младенцем и ангелов, носящих Ее; пониже, кругом, напиши пророков, как сказано прежде; еще ниже на углах рисуй песнотворцев, сидящих на седалищах и пишущих. - На правой стороне, где изображено Всякое дыхание, рисуй: Иоанна Дамаскина, пишущего: Прежде век от Отца рожденного..., - св. Косму, пишущего: Образ неизменный Сущаго, Сыне, Слове, Мудрость, Тя воспеваем со Отцем Твоим и Духом; святого Анатолия, пишущего: Веселитеся небеса, вострубите основания земли...; святого Киприана, пишущего: Дивен еси, Боже наш, и дивна дела Твоя и путие Твои неисследованни. Ты бо еси Мудрость Божия и Ипостась совершенна.

На левой стороне, где изображено: Свыше пророцы Тя предвозвестиша; представь св. Митрофана, пишущего: речи пророков и гадания преднаписаша, Пречистая, Твое рождество...; св. Иосифа, пишущего: Небо простерший волею, небо земное ино распростре Тя, Богомати чистая и проч.; св. Феофана, пишущего: словесем последующе богоглаголивых, Пречистая, Богородицу мним Тя...; св. Андрея пишущего: Бессеменного зачатия рождество несказанное, матере безмужныя нетленен плод...

На сводах, поддерживающих труллы, изобрази страдания мучеников, сколько можешь поместить их.

А на верхних частях стен изобрази акафист Богородицы, как указано выше.

На восточной стороне, над входом в церковь изобрази Христа, сидящего на престоле, с открытым Евангелием, в котором пишется: Аз есмь дверь, мною аще кто внидет, спасется; а по обе стороны Его - Пресвятую Матерь и Предтечу, молящихся. На западной стене изобрази св. вселенские соборы, как указано выше.

В южном воскрылии паперти изобрази корень Иессея, преступление и изгнание Адама и другие ветхозаветные события, как сказано выше. В северном воскрылии нарисуй душеспасительную и небошественную лествицу, также преподобных и песнотворцев, каких кто хочет.

К началуIII. Как располагаются изображения в фиале, в

котором святят воду

В глуби купола нарисуй небо с солнцем, луною и звездами, а по окружию его - радугу со множеством ангелов; под ними, кругом, в первом ряду, изобрази действия Предтечи на Иордане, как сказано выше, поместив на восточной стороне крещение Христа, над главою Которого пишется сходящий с неба луч и в конце его Дух Святой, а в самом луче этом до низу пишутся слова: Сей есть Сын мой возлюбленный, о Немже благоволих. Ниже, во втором ряду, изобрази ветхозаветные события, прообразовавшие божественное крещение, как-то: обретение Моисея, потопление египтян, услаждение вод Мерры Моисеем, двенадцать водных источников и 70 финиковых деревьев, воду пререкания, руно Гедеоново, перенесение кивота чрез Иордан, жертвоприношение Илии, переход Елиссея чрез Иордан, исцеление вод им же, Неемана, моющегося в Иордане, и живоносный источник. На капителях колонн напиши пророков, прорекавших о крещении.

К началуIV. Как располагаются изображения в братской трапезе

Когда позовут расписать трапезу, то прежде всего в углублении, выше игуменского стола, изобрази Тайную вечерю, а по сторонам сего углубления - Благовещение Богородицы, на стенах же трапезы - евангельские события, именно:

В первом верхнем ряду -

Иисуса Христа, ядущего с мытарями; апостолов, срывающих колосья; Иисуса Христа, благословляющего пять хлебов; гостеприимство Марфы; блудницу, помазующую миром ноги Господа в дому Симона; Иисуса Христа, преломляющего хлеб в Еммаусе; Иисуса Христа ядущего по воскресении печеную рыбу; Иисуса Христа при море Тивериадском, и притчи, какие угодно, а также житие святого, которому празднует монастырь, и низвержение денницы. Так пишется первый ряд.

Начало второго ряда

Ниже тайной вечери изобрази именитых святителей в одеждах подвижников и с монашескими наставлениями на хартиях. По правую сторону изобрази Василия Великого наставляющего: Должно всецело сохранять красоту души; ее взыщет Бог от смертного рода, святого Григория Богослова, говорящего: быв поставлен пастырем словесного стада, будь прост, смирен, терпелив и кроток, святого Николая, говорящего: Един Бог, Отец Слова живаго, Мудрости самобытной и Силы и Образа вечнаго. По левую сторону напиши Златоустого, говорящего: кто оставит прежние грехи, тот спасется, в чем даю верную поруку; св. Афанасия Александрийского, говорящего: Единаго Бога чтим в Троице, и три Ипостаси в Единице; св. Кирилла Александрийского, говорящего: отвергающие оружие поста покоряются чревоугодию и гибнут от греха прелюбодеяния.

Вне углубления (что за игуменским столом) изобрази: на правой стороне - св. Антония, обратившегося к трапезе и говорящего: Да не прельстит тебя, монах, насыщение чрева; послушание с воздержанием покоряет демонов; на левой - св. Ефрема, обратившегося к трапезе и говорящего: Трапеза с молчанием, славословием и воздержанием благословляется святыми ангелами; а трапеза без молчания, но с празднословием и неумеренная, оскверняется демонами.

На стенах трапезы изобрази и других преподобных, каких кто хочет, с их наставлениями. У выхода из нее представь житие истинного монаха и суетную жизнь мира. Если трапеза велика и крестообразна, то изобрази и апокалипсис Иоанна Богослова или что другое, по произволению.

Вне трапезы над дверью изобрази святого, память которого чествует обитель.

Так расписываются церкви с куполами, водосвятные фиалы и трапезы.

К началуV. Как располагаются изображения в церкви ставрофольной

Когда надобно расписать церковь ставрофольную, то в средине изобрази Вседержителя и лики ангелов, а по углам - четырех евангелистов, в арках же - праотцев и пророков, по произволению.

Если же церковь велика и имеет пять куполов, то в среднем, большем куполе изобрази Вседержителя, как и в трульной церкви, а из остальных, в одном - великого совета Ангела, в другом - Еммануила, в третьем - Богоматерь с младенцем, в четвертом - Предтечу, ниже их напиши евангелистов, пророков, праотцев - в арках, а на ровных стенах - Господские праздники и святые страсти, а также чудеса святого, которому посвящена обитель, и проч., как указано выше.

К началуVI. Как располагаются изображения в церкви с коробовым сводом

Если церковь, которую надобно расписывать, имеет коробовый свод, то на самой средине его изобрази Вседержителя в круге, на восток от него, над иконостасом - Богоматерь, на запад же - Предтечу. В пустом пространстве между этими тремя ликами представь небо, и на нем множество ангелов, а по обе стороны неба - праотцев и пророков в кругах; ниже их изобрази: в первом ряду - Господские праздники, святые страсти и чудеса по воскресении, в углублении же алтаря - Ширшую небес. Под первым рядом изобрази второй ряд, как и в трульной церкви, а вне алтаря - евангелистов и чудеса святого, во имя которого освящена обитель; все прочее расположи, как в трульной церкви.

К началуОКОНЧАНИЕ

К началу1. Откуда заимствовали мы живописание икон и поклонение им

Живописание святых икон заимствовали мы не только от святых отцев, но и от св. апостолов и даже от самого Христа, как то показали мы в начале этой книги. Посему мы изображаем Христа на иконе, как человека, ибо Он явился на земли и жил с человеками [Варуха гл. 3.], соделавшись совершенным человеком, как и мы, кроме греха; изображаем и Безначального Отца, как Ветхого деньми, согласно с видением Даниила (гл. 7); изображаем и Духа Святого в виде голубя, как он явился на Иордане [Бог-Отец неизображаем; Ветхий Деньми в видении пророка Даниила - это Бог-Сын, но не Отец, Также и голубь не является символом Бога-Духа Святаго, Которого в виде голубине должно изображать только на иконе Крещения Христова. Подробнее об этом см. в книге: Л. Успенский, "Богословие иконы православной церкви"]. Еще изображаем Богоматерь и всех святых, и всем этим иконам поклоняемся относительно, а не служебно, то есть не говорим, что это сам Христос, или сама Богоматерь, или сам святой, который изображен на иконе; но то почитание, которое воздаем иконе, относим к первообразу, то есть к тому, кого она представляет нам. Если икона, которой мы поклоняемся, представляет Христа, то честь, возданную ей, воздаем самому Христу, Сыну Божию, седящему одесную престола величествия на высоких. Видя Его на иконе, как распятого, тотчас думаем, что Сын Божий сошел с высоты небес, воплотился от Святой Девы и умер на кресте, дабы избавить нас от греха и рабства диавола и дабы освободить Адама и род его из мрачного ада и возвратить в прежнее отечество его.

Мы поклоняемся не краскам и художественному произведению, как злословят враги церкви нашей, но Господу нашему Иисусу Христу, сущему на небесах. Ибо почитание иконы переходит на первообраз, говорит св. Василий... Взирая также на икону Богоматери, мы воспоминаем, что Пресвятая Дева получила от Бога такую благодать, что сделалась Матерью Сына Божия, и до рождества, в рождестве и по рождестве пребыла девою.

То же говорим и об иконах всех святых, то есть, взирая на изображение мученика, тотчас припоминаем, что сей святой был человек, подобный нам, однако своим терпением победил мучителей и обличил идолослужение, а истинность веры христианской доказал своею кровью. То же говорим и об иконах святителей и преподобных мужей и жен.

Вообще, видя на иконе изображение святого, тотчас вспоминаем дела его, возведя ум свой к сему первообразу и принося Богу благодарение за то, что Он дал ему силу совершить такие подвиги и утвердить православие.

Итак справедливо мы пишем святые иконы и поклоняемся им. А противникам и хулителям сего учения анафема!

К началу2. О чертах лица и телосложения Господа, по преданию самовидцев, сказание Германа, патриарха Константинопольского

Богомужное тело Господа нашего - высоко, в три локтя. Глава наклонена мало. В лице выражается кротость. Правильные и красивые брови Его соединены [В творении преподобного Иоанна Дамаскина "О св. образах" сказано, что у Иисуса Христа брови были союзны. De imagin. L. 1. Opp. ed. Paris. 1712. Т. 1. pag. 631. Confer Fabricii Cod. Apocr. III, 486.], глаза приятны, нос правилен; цвет лица - пшеничный; волосы на голове волнисты и немного русы, а борода не совсем черна. Персты пречистых рук Его длинны и правильны. Вообще Он походит на Матерь Свою, в которой сотворил Себе одушевленное и совершенное естество человеческое.

К началу3. О телосложении и чертах Богородицы

У Пресвятой Богородицы рост - средний, а по словам других - в три локтя, лицо пшеничного цвета, волосы темно-русые, глаза карие и приятные, брови удлиненные, нос средний, руки и персты продолговатые. Она была смиренна, непритворна [άχημάτιστος, не сочиняла себе лица, а казалась, такова, какова была], незлобива [В подлиннике читается άβλάκευτος, но такого слова нет в греч. языке, сколько я знаю это. Если заменить его подобозвучным словом άβλαυτος, то придется сказать, что она ходила босая. Но такого сказания я не встретил ни в одном описании наружного вида пресв. Девы. Посему остается читать вместо άβλάκευτος, άβλαπτος незлобива, никому не причиняла зла.], одевалась благопристойно έύσολος и любила одежды одноцветные, что доказывает омофорион ее, лежащий в храме Ее.

К началу4. Как изображается благословляющая рука

Когда изображаешь благословляющую руку, то не соединяй трех перстов вместе, но совокупи большой перст с четвертым. Так называемый указательный перст прямой и средний немного согнутый, означают IС (Иисус); ибо прямой перст образует букву i, а рядом с ним согнутый - букву с; большой же перст и четвертый, соединенные крестообразно, и согнутый мизинец означают имя (Христос); ибо крестообразное соединение большого перста с четвертым образует букву х, а согнутый мизинец букву - с, которыми и означается имя ХС Посему-то Творец по божественному провидению придал руке человека ни больше ни меньше перстов, а столько, сколько нужно для означения имени Христова.

К началу5. Надписания на иконах Святой Троицы

  • Безначальный Отец
  • Ветхий деньми
  • Собезначальный Сын
  • Слово Бога
  • Святый Дух, от Отца исходяй
  • Святая Троица. Един Бог всяческих

В венцах трех Ипостасей, Отца, Сына и Духа Святого, пиши: ибо так назвал Себя Бог Моисею Боговидцу, когда он видел Его в купине; 'ЕГΩ Е' ΙМΙ О ΩΝ, т. е. Аз есмь Сый, а пиши эти буквы так: на правой стороне венца о, вверху ω, а на левой н.

К началу6. Надписания на хартиях Отца и Сына

На хартии Отца пиши:

  • Из чрева прежде денницы родих Тя.
  • Седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих.

В Евангелии Сына пиши:

  • Отче, Аз прославих Тя на земли и явих имя Твое человеком.

К началу7. Нарицательные имена, кои пишутся на иконах Иисуса Христа.

  • Вседержитель
  • Жизнодавец
  • Спаситель мира
  • Милостивый
  • Великого Совета Ангел
  • Человеколюбец
  • Еммануил
  • [Всевидец - Παντεπόπτης]

Когда изображаешь Его в час второго пришествия или на суде, то пиши:

  • Праведный Судия

Когда изображаешь Его архиереем, то надписывай:

  • Царь Царей и Великий Архиерей

Когда изображаешь Его распятого, то пиши:

  • Царь славы

Когда изображаешь Его несущего крест, то пиши:

  • Се Агнец Божий, вземляй грехи мира

На убрусе надписывай:

  • Святый Убрус

а на отпечатке его:

  • Святое Чрепие (Άγιον Κεράμιον)

К началу8. Нарицательные имена, кои пишутся на иконах Богородицы

  • (Матерь Божия)
  • Милостивая
  • Одигитрия (т. е. Путеводительница)
  • Скоропослушница
  • Владычица ангелов
  • Всецарица
  • Пречистая Владычица
  • Высшая небес
  • Ширшая небес
  • Живоносный Источник
  • Сладкое целование
  • Млекопитательница
  • Страшное Предстательство
  • Грешных Спасение
  • Всех Радость

К началу9. Слова из Евангелия

На иконе Вседержителя пиши: Аз есмь свет миру: ходя и по Мне, не имать ходити во тме, но имать свет животный (Иоан. 8, 12).

На иконе Спасителя: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Матф. 11, 29).

На иконе Жизнодавца: Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе (Иоан. 6, 51).

На иконе Великого Совета Ангела: Аз от Бога изыдох и приидох, и о себе не приидох: но той мя посла (Иоан. 7, 28, 8, 42).

На иконе Еммануила: Дух Господень на Мне, Его же ради помаза Мя.

Когда изображаешь Его архиереем, то пиши: Аз есмь Пастырь добрый. Пастырь добрый душу свою полагает за овцы (Иоан. 10, 11).

Когда изображаешь Его в соборе бесплотных сил, то пиши: видех сатану, яко молнию с небесе спадша.

Когда изображаешь Его среди пророков, то пиши: приемляй пророка во имя пророче, мзду пророчу приимет.

Когда изображаешь Его среди апостолов, то пиши: се даю вам власть наступати на змию и на скорпию и на всю силу вражию.

Когда изображаешь Его среди мучеников, то пиши: иже исповесть Мя пред человеки, исповем его и Аз пред Отцем Моим.

Когда изображаешь Его среди преподобных, то пиши: приидите ко Мне, вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы.

Когда изображаешь Его среди бессребренников, то пиши: больныя исцеляйте, прокаженныя очищайте, бесы изгоняйте: туне приясте, туне дадите.

К началу10. Надписания, кои держат ангелы на иконе, называемой: неувядаемый крин.

είς θεοτόκιον τό λεγόμενον 'Ρόδον

На хартии Михаила: Утро светлое, радуйся, единая, носящая Солнце Христа.

На хартии Гавриила: Радуйся, яко поле неоранное, израстившая Божественный Клас.

На хартии, которую держат оба они вместе: Радуйся, крин неувядающий едина израстившая.

К началу11. Слова на хартиях Предтечи и Богородицы, стоящих пред Иисусом Христом

На хартии Богородицы: Безначальный Сыне и Слове Бога живаго, от Отца родивыйся, и не отлучивыйся от Него, но всегда с Ним пребываяй, в последняя же времена от Мене воплотивыйся без семени паче ума, прости грехи званных Твоих и матерния исполни моления!

На хартии Предтечи: и аз, Владыко, со гласом Матери Твоея соединяю глас Предтечи Твоего: ихже искупил еси честною Твоею кровию, распеншись на кресте и заклан быв неповинно, с теми паки примирися туне, благоутробный Слове, человеколюбия ради.

На хартии Предтечи, когда пишется он один: покайтеся, приближибося царствие небесное (Матф. 3, 2).

В евангелиях, которые держат святители: Рече Господь: входя и дверьми во двор овчий, пастырь есть (Иоан. 10, 1).

Рече Господь: тако да просветится свет ваш пред человеки... (Матф. 5, 16).

К началуНадписания на праздничных иконах, поставленных вверху иконостаса

  • Благовещение Богородицы
  • Рождество Христово
  • Сретение Господне
  • Крещение Христово
  • Преображение Господне
  • Воскрешение Лазаря
  • Вход в Иерусалим
  • Распятие Христово
  • Снятие со креста
  • Надгробный плач
  • Воскресение Христово
  • Осязание Фомы
  • Вознесение
  • Сошествие Святаго Духа
  • Успение Богородыцы.

Смотри, ставь икону Распятия всегда среди вышесказанных икон праздничных в карнизе иконостаса. А если иконостас длинен, и тебе надобно поместить вверху его и другие образа, то помести там чудеса Христовы, Его страдания и дела по воскресении.

К началуИные надписания на праздничных иконах Богоматери и святых

  • Зачатие Богородицы
  • Рождество Богородицы
  • Введение Пресвятыя Богородицы
  • Девять ликов ангельских
  • Собор бесплотных сил
  • Собор дванадесяти апостолов
  • Собор всех святых

Совершителю благих Богу благодарение!

Кончив книгу, я сказал: Слава тебе, Господу! и опять сказал: Слава тебе, Господи мой! и в третий раз сказал: Слава Богу всяческих!

Арх. Порфирий Успенский. Из библиотеки Несусвета


По изданию Киевопечерской Лавры, 1868 г.

ШРИФТ В ИКОНЕ И ИКОНИЧНЫЙ ТЕКСТ. Чекаль Алексей Георгиевич.

Яндекс.Метрика

 

Алексей Георгиевич Чекаль. ШРИФТ В ИКОНЕ И ИКОНИЧНЫЙ ТЕКСТ.

ВЫШЕ ШРИФТ В ИКОНЕ И ИКОНИЧНЫЙ ТЕКСТ. Чекаль Алексей Георгиевич.

Постановка вопроса и обзор литературы

Харьков 2003

Содержание

Введение

1. Богословские предпосылки формирования церковного искусства

2. К истории вопроса изучения надписей на иконах /На основе статьи Трубачевой М.С. О происхождении и некоторых свойствах надписей на иконах/

3. Виды присутствия шрифта и текста в иконе /На основе книг Лепахин В.В. "Икона и иконичность" и "Значение и предназначение иконы" и статьи Трубачевой М.С. О происхождении и некоторых свойствах надписей на иконах/

3.1 Слово как икона

3.2 Слово и текст как вербальный источник иконы

3.3 Икона как невербальный текст

3.4 Слово в иконе как написание и текст

3.4.1 Изображение и слово в дохристианском искусстве
3.4.2 История и богословие буквы в иконе

4. Проблемы и метод палеографического анализа надписей на иконах /На основе книги Гальченко М.Г. "Надписи на иконах Древней Руси"/

Заключение

Cписок литературы


Введение

Многим, кто рассматривал иконы, известно, что изображению как неотъемлемая часть, всегда сопутствует надпись. Такая надпись, связанная по своему содержанию с иконографическим каноном изображения, может быть названа канонической. Неканоническими надписями мы можем назвать исторические надписи, содержащие сведения об истории, дате создания иконы и т. п. Надписи исторические, в отличие от канонических, могут быть как на лицевой, так и на оборотной сторонах иконы и имеют свои особенности построения. Занимаясь изучением иконы, невозможно обойтись без исследования надписей, если, конечно, они сохранились. Как давно и для чего включается в систему иконного изображения надпись, каковы ее свойства, какая зависимость или взаимосвязь существует между текстом и изображением, как текст приобретает иконические свойства и как воздействует на религиозное сознание - вот вопросы, которые мы бы хотели обсудить в настоящей статье.

Богословские предпосылки формирования церковного искусства

Прежде чем коснуться такой малоизученной области искусства как надписи в иконе, мы должны сделать несколько уточнений по поводу утверждений, от которых мы будим отталкиваться в нашем исследовании.

С духовной точки зрения искусство не может быть нейтральным, в любом случае оно несет в себе ту или иную духовность или мировоззрение. Так и исследование не может претендовать на объективность. Рассматривая типографику и шрифт в иконе, мы будем естественно учитывать православный взгляд на историю развития искусства и культуры. Писанное слово связанно с изображением прежде всего генетически, так как происходит от пиктографии, переходящей затем в идеографию - иероглифическое письмо, лишь постепенно теряющее свой конкретно-изобразительный характер. И на ранних ступенях культуры эта прямая связь письма с изображением, взаимное притяжение и уживчивость ничем не нарушаются. "Надписи испокон веку сопровождают изображения. Вероятно, с того времени, как появляется письменность, первоначально слитая с изображением. Изображение, в принципе противопоставленное письменному тексту, - может быть, такое же исключение в практике мирового искусства, как и чисто эстетическая функция художественного объекта". [2]

Антагонизм слова и изображения возникает лишь на стадии формирования феномена "чистой" эстетики. "Лишь искусство, осознавшее себя как явление эстетическое по преимуществу, начинает разделять живопись и литературу" [8]

Это высказывание Герчука относится к уникальной судьбе Западно-европейской культуры, о которой Мартынов В.В. говорит так: "История западной культуры есть история расцерковления сознания. Распад духовного стержня подобен процессу распада атомного ядра, при котором выделяется огромное количество энергии. Западная культура, падая с сакрально-канонической вершины в каждый момент утраты высоты обретала открытия и достижения, определяющие ее исключительное место среди других культур мира." [22]

Мы должны обратить на это внимание так как часто искусствоведческий анализ опускает богословскую составляющую искусства и воспринимает иконопись и богослужебное пение как эстетические категории, коими они не являются! Это аскетические дисциплины, в рамках которых внутренняя красота важнее внешней. И неумело, но старательно написанная икона одинаково ценна и остается иконой, как и шедевр иконописи.

Поэтому, касаясь церковной культуры, необходимо учитывать внеэстетический, воцерковленный характер православного искусства. Оно основано на синергийном взаимоотношении человека с миром и Богом, когда Бог сотрудничает, сосуществует с человеком (Серафим Саровский), а не является объектом подражания (Франциск Асизский) или далеким идеалом (Лютер). В отечественной литературе проблема различия западного и восточного богословия рассмотрена достаточно подробно, например, в фундаментальном труде А.И. Бриллиантова или в работах И.Брянчанинова и А.И.Осипова [3] [4]

Поэтому мы не будем вдаваться в излишние подробности и лишь отметим, что если западное религиозное сознание мыслит небесное как идеальную картину земного, то на христианском Востоке земное мыслиться как икона небесного. Отсюда вытекает и невозможность на Западе богообщения как соединения энергии человеческой и нетварной божественной, а так же принципа иконности, когда земное становиться иконой небесного. Основой методологии познания истины на Западе, начиная с Августина, является доказательства догмата, опирающиеся на внутреннее самонаблюдение, подобная психологическая рефлексия приводит невольно к подражанию образцу т.е. Христу, копированию и тем самым подменой реального Христа придуманным и воображаемым. Познание для латинского мировоззрения превратилось в исследование - исследователь природы на латинском языке звучит как "инквизитор", тогда как для православия, познание есть синергия, соединение - "брак" по-гречески. Внеэстетическая парадигма основывается на аскетической практике освобождения от помыслов. Эстетический подход (Классическая, Модернистская и Постмодернистская парадигмы) заключается в постепенном высвобождения помыслов и страстей из под канона, являвшегося не чем-то цензурным, а естественным продолжением воцерковленного сознания. Хомяков говорит об этом так: "Рим разорвал всякую связь между познанием и нравственным совершенством духа." [43]

Правовое понимание спасения в католичестве и протестантизме является звеном одно цепи десакрализации сознания и в отличие от нравственного представления о грехе как о нарушении цельности бытия в восточном христианстве, формирует в искусстве нового времени большей частью свое собственное пространство, в которое оно предлагает войти, в результате чего происходит разделение текста и изображения в книге, а в живописи - разделение на наблюдателя и объект изображения и текст совсем исчезает из области интересов художника. [28] Тогда как икона входит во внешнее человеческое пространство и может в нем непосредственно встречаться и общаться со зрителем. Текст ощущается не как замкнутое в себе сообщение, т. е. словесный образ некоего явления, но как ритуальный акт, открытый для сопереживания и для соучастия. Тесная связь слова и изображения порождало эффект говорящего персонажа, молящийся, обращавшийся со словами к святому ждал ответа и прощения. Более того, молящийся часто знал, что говорит святой, поскольку текст на свитках это начальные слова: верующий знает продолжение... [8]

Читающий вслух обращен не столько внутрь книги - к тексту, сколько наружу - к слушателю. Не он входит в книгу, но текст как бы выходит из нее, облекаясь в звучащее слово. Пространственное восприятие текста тем самым ослабляется и в процессе чтения. В средневековом искусстве любое изображение мыслится и ощущается скорее выступающим из плоскости, но не уходящим вглубь, в нее. [9]

Таким образом, нам необходимо отличать три вида взаимоотношения между словом и образом, назовем их условно так: Магический / Иконный / Эстетическо-гуманистический

В Магическом подходе слову или букве приписываются некие удивительные свойства, которые больше похожи на суеверия подобно тому как, несший письмо индеец спрятал его за камень, чтобы оно не видело, как он ест чужой хлеб. [10]; или удобные для человека философские построения, часто лишенные реального основания - такие как книга "Буквы рабби Акибы", где речь идет о сокровенном значении каждой буквы еврейского алфавита. Подобное же можно встретить и у гностика Марка, который наделяет греческий алфавит способностью участвовать в построении мистического тела божественной Истины.

Подобные явления существуют и в христианстве, скорее искаженном христианстве. Интересен пример Франциска Ассизского, не любившего книги и чтение, но собиравшего любую бумажку с буквами, так как из них можно составить имя Божье. Старообрядцы в измененном Никоном написании имени Христа - Иисус (было Исус) - видели другое существо - антихриста. Мистицизм можно увидеть и в египетских, шумерских статуях, сплошь покрытых иероглифами, где надписи переходят с изображения на фон. Подобная текстовая ткань-орнамент порождает ощущение мистической тайны, по сравнению с античным пренебрежительным отношением к тексту, книге, как пособию для памяти, лишь обслуживающему звучащую живую речь. [1]

Иконный принцип взаимоотношения слова и образа заключается в единении устного слова и слова напечатанного, когда форма слова зависит от содержания, подобно тому как ангел злой в церковно-славянском пишется полностью, а ангел небесный с титлом (своеобразный лексический нимб). [45]

Здесь нет никакого мистицизма, все предельно реально и ценность внешней формы, зависит от удачного воплощения небесного содержания, а не человеческого умствования. Популярные ныне калиграммы Добровинского и Кужавского, для религиозного сознания есть нуль, поскольку не несут в себе никакого положительного (нравственного) содержания. Красота без смысла - не есть красота. А зато неумело написанная наместником монастыря подпись иконы - красива за счет благословляющего акта, превращающего раскрашенную доску в сакральный объект.

В эстетическом принципе (в основном классическая и модернистская парадигма) часто текст и изображение выступают как две различные формы. Таким образом, изобразительный и словесный рассказ, объединенные общим сюжетом, сохраняют и известную автономию: они могут и сближаться, буквально повторяясь один в другом, и дополнять повествование своими особенными подробностями, и наконец, далеко расходиться как в трактовке темы, так и в фабуле. Поэтому отношения словесного и изобразительного "текстов" не обязательно бывают однозначными, их прямое соседство в книге лишь подчеркивает возможные противоречия и несовпадения. Собственно, они спокойно могут существовать порознь.

Безусловно, в 20 веке были попытки восстановить разорванные связи жизни и искусства, текста и изображения - это можно видеть в аскетизме Филонова, и в рассуждениях Малевича, и в футуристических книгах и в синтетическом пульсирующем пространстве постмодернизма. Герчук называет этот этап - "отвлеченно понятийным", пользующимся обычно условным, знаково-символическим зрительным языком, но все это, без нравственного, живого стержня, приправленное самовыражением и свободой творца скорее есть путь в сторону мистического мировозрения, чем в сторону иконности текста. [5]

Вкратце можно сказать, что в магическом подходе содержание важнее формы, многозначнее, в эстетическом восприятии форма преобладает над содержанием и чем дальше от церковного сознания - тем больше проявляеться это разделение.

В иконном подходе удерживаеться равновесие между внешним и внутреннем. Мы не утверждаем, что только в иконе и церковных книгах возможно такое соединение. В нехрамовом искусстве так же возможен иконный подход, но эта область человеческого творчества не рассматриваеться в данной статье.

Таким образом, выяснив место иконного отношения к тексту обратимся непосредственно к его графическим и понятийным особенностям.

К истории вопроса изучения надписей на иконах

На основе статьи Трубачевой М.С. О происхождении и некоторых свойствах надписей на иконах

Специальное внимание к этому вопросупроявилось сравнительно недавно, чему предшествовал этап изучения исторических, летописного характера надписей, начавшийся в 1851 году вместе с работой по описанию памятников древности. Канонические же надписи в большей части оставались не зафиксированными исследователями. Только Уваровым был впервые осуществлен принцип публикации всех сохранившихся на рассматриваемых иконах надписей, в том числе и канонических, воспроизведение их, выполненное наборным шрифтом, отличается необыкновенной тщательностью. Так, сохранены титла, сокращения, лигатуры, соблюдено разделение на строки; случаи несовпадения датировок изображения и надписи оговорены специально. Исследованием, представляющим собой первый опыт атрибуции памятника по сохранившимся надписям, можно назвать публикацию А. С. Петрушкевича, работавшего, по видимому, независимо от "собирателей русских древностей". [см.: 24]

На новом этапе изучения иконы цель исследования надписи стала заключаться в составлении палеографических характеристики, посредством которой предполагалось датировать живопись. В реставрационных дневниках 1920х годов сохранилось множество фотографий и зарисовок надписей с раскрываемых икон. Среди специалистов, дававших заключения, встречаются имена известных палеографов и лингвистов - Н. М. Карийского, П. К. Симони, В. Н. Щепкина, А. И. Соболевского и др. Руководитель реставрационного дела в то время - И. Э. Грабарь уделял этому вопросу особое внимание. В 1920 году по его инициативе был организован палеографический конкурс, в условия которого входило определение времени создания 52 памятников живописи (икон и фресок) по палеографической характеристике надписей, причем в основу, этой характеристики ставилась ориентация на рукописную (книжную) палеографию [7]; [13]

Традиция сравнения графики букв на иконах с графикой букв в рукописях с целью уточнения атрибуции памятника сохраняется и в наше время. Случаи несоответствия между манерой письма и палеографическими признаками авторских же надписей отмечены, например, В. Н. Щепкиным [13 (с. 226-230)], причем архаическое начертание букв может быть объяснено тем, что при создании списка с иконы художник стремился сохранить облик старого письма. Что же касается более нового почерка в сравнении с датировкой самой живописи, то это можно отнести к выполнению надписей человеком более молодого поколения, чем создатель живописи. [27, с. 142] Накопленные наблюдения убедили исследователей в различии между книжным и иконным написанием текста, в специфичности свойств иконных надписей, находящихся на грани двух систем: письменной и изобразительной. Письменные знаки могут рассматриваться как явление живописного искусства, которые, по определению проф. А. И. Ларионова, читавшего курс лекций во ВХУТЕМАСе в 1921-1922 годах, "...имея первоначально существенноживописный характер, схематизируясь с течением времени в буквенные изображения, сохранили тем не менее в себе весьма многие черты искусства, как-то: стремление к строгокомпозиционным сочетаниям знаков и пропорциональности их; к эстетически приемлемому соотношению с целым композиции, в которую они входят как деталь. На основании этих соображений можно сказать, что история письмен, рассматриваемая с точки зрения художественной, входит как часть в общую историю искусства". [16, с. 7-8]

Именно в силу их специфики последовательного изучения надписей провести не удавалось, несмотря на достаточную разработанность палеографической дисциплины и многочисленные попытки описания в искусствоведческих работах живописных свойств (цвета, композиции) надписей с целью подбора аналогий этого материала опять же для атрибуции памятника. [30]; [47, с. 5]

Фундаментальных исследований, посвященных специально этой теме, не встречается; однако интересующий нас вопрос так или иначе был затронут в работах некоторых философов, историков литературы и искусства. Несмотря на незначительное число высказываний, можно заметить, что роль надписи в иконе оценивается различно.

Чаще всего надписи отводится пояснительная роль. Обоснование этой мысли встречаем у И. А. Кочеткова, который объясняет необходимость надписей в иконе тем, что средствами живописи невозможно выразить все, что доступно слову, "поэтому изображение всегда нуждается в дополнительном знании, то есть в конечном счете, в помощи текста.., изображение не обладает свойственной слову однозначностью, вот почему на иконе оно всегда сопровождается надписью". [15, с. 32]

Таким образом, главной причиной помещения надписи в иконе признается информация, которую она содержит.

Нередко надпись рассматривается исследователями как элемент живописи, значение которого состоит в украшении основного изображения или в декоративном заполнении фона. Как декоративные были охарактеризованы почерки иконных текстов, в отличие от рукописных, еще В. Н. Щепкиным. [46 (с. 226-230)]

В настоящее время эта мысль повторяется большинством искусствоведов.

Надпись как элемент живописи, значение которого, однако, состоит не в декоративности, а связано со значением изображения, была рассмотрена академиком Д. С. Лихачевым, который признает надпись органической частью изображения, "частью канона этого изображения", называя ее зрительным образом слова. [19, с. 31.] А. Н. Овчинников усматривает связь между значениями надписи и изображения и в композиционно-художественном, и в смысловом планах. [23, с. 189]

Содержание сущности иконы признает в надписи П. А. Флоренский: "В иконе есть душа ее - надписи". Отмечая, что завершительным этапом в создании иконы являлось написание имени (наименование образа), он рассматривает значение имени как такового, считая надпись (наименование) освящающим икону. [42, с. 137]

В рамках "афонской смуты" в ХХ веке по поводу Имени Божьего появились и подобные высказывания: "Я утверждаю, что имя вещи или сущности есть сама вещь, сущность, хотя и отличная от нее; что имя предмета неотделимо от самого предмета, хотя и отлично от него, что имя сущности есть смысловая энергия сущности",- пишет А. Ф. Лосев [20, с. 96] Об этом же в другой работе он говорит: "...имя есть сама вещь". [21, с. 203-204] Но справедливости ради надо отметить, что Имябожники несколько переоценивали сакральное значения слова-имени и ушедшие в мистическое поклонению слову, от которого веяло каббалистическими настроениями. Согласно новозаветному изречению, "буква убивает, а дух животворит" (II Кор. 3, 6.). И недаром буквы новозаветного канона не подвергались благочестивому пересчитыванию, как буквы иудейского канона. [1]

К сожалению, практически нет исследований посвященных исследованию связей между мировоззрением той или иной эпохи и графическими особенностями шрифта, которые можно было бы перенести в область изучения надписей в иконе. В частности, некоторую информацию можно почерпнуть из работ Фаворского и Пфановского. [39]; [25]

При таком различном понимании основного назначения иконной надписи, которое складывается из различного подхода к иконе - как памятнику истории и материальной культуры, произведению искусства, предмету культа,- представляется важным обратиться к истокам ее происхождения, что позволит выяснить причину помещения надписи в иконе, ее исходное значение и особенность свойств.

Виды присутствия шрифта и текста в иконе

На основе книг Лепахин В.В. "Икона и иконичность" и "Значение и предназначение иконы" и статьи Трубачевой М.С. О происхождении и некоторых свойствах надписей на иконах

Нам представляется наиболее приемлемым ориентироваться на классификацию участия текста и шрифта в иконе, данную В.В. Лепахиным. [18] [17]

Рассмотрим попорядку:

3.1 Слово как икона

Сущность иконы состоит в том, что она является видимым образом невидимого Первообраза. Она являет его в мире. Согласно учению Православной Церкви святые реально присутствуют на своей иконе. Подобно тому как существует связь между изображаемым и изображением, есть онтологическая взаимосвязь между именем и именуемым. Второе Лицо Троицы именуеться Словом Божьим - Логосом. Но он не только Логос, но и "Образ Бога невидимого" (Кол. 1, 15; ср. 2 Кор. 4, 4). "Веки устроины Словом Божиим, так что из невидимового произошло видимое"" (Ап Павел, Евр.11,3) Слово Божее есть творческая сила, призывающая из небытия к бытию видимый мир. Логос и образ, слово и икона совпадают и поэтому слово можно рассматривать как икону. Икононичность слова так же выражена в слове-имени. Имя Божее - это вербальная Икона, которая, как и всякая икона, призвана открывать и вместе с тем скрывать Сущность Божию.

3.2 Слово и текст как вербальный источник иконы

За содержанием и композицией иконы всегда лежит какой-то богослужебный текст. Это прежде всего текст Священного Писания. Например праздника Рождества Христова или Страшный Суд (по откровению Иоанна Богослова) Вербальным источником иконы может стать апокриф (Рождество Пресвятой Богородицы) Слово из жития святого переходит не только в надписи в клеймах икон, но и в сюжет узловых моментов жизни святого. В использовании акафиста как основы для появления образа, возникает еще более сложные взаимоотношения иконы и слова. На основе текста пишется икона Богоматери - затем создается Сказание об этой иконе - он же порождает икону с клеймами на темы Сказания. Некоторые иконы написаны на основе Богослужебных песнопений или молитв ("О тебе радуется вся тварь", "Достойно есть…" Наконец, следует упомянуть такой словесный источник иконы как толковый иконописный подлинник, который существует наряду с лицевым. В нем кратко описывается, как надо писать тот или иной праздник, того или иного святого.

3.3 Икона как невербальный текст

Икону можно читать как текст, и не только ее сюжетное содержание, но и то прочтение данной композиции, присущее определенной эпохе и школе иконописи. Но существует несколько толкований теста, лежащего в данном сюжете, в зависимости от иконографического, исторического, богословского анализа, применяемого исследователем. И каждая новая интерпретация есть приблежение к истине, лишь открывает еще одну грань в иконе.

3.4 Слово в иконе как написание и текст (история развития)

В зависимости от содержания иконы, истории ее создания могут надписи присутствовать нескольких типов:

  1. имена Христа и Богоматери, переданные в сокращенной записи, иначе теонимограммы, т. е. "запись божьего имени" [Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии, М., 1978, с. 131]
  2. имена святых, или агионимы (Оагиос Никола; святой мученик Димитрий);
  3. наименования событий (Преображение Господа нашего Иисуса Христа; Чудо Георгия о змие);
  4. тексты на свитках или Евангелии, имеющие литературный источник;
  5. тексты в клеймах иконы, следующие в своей основе житийным и другим литературным источникам;
  6. тексты молитв, помещаемые на полях иконы или включенные в композицию изображения;
  7. пространные тексты к изображенным событиям, включенные в композицию.
  8. надписи на обороте доски, относящиеся к описанию содержания иконы, используемые материалы, уточнение о заказчике и авторе иконы.
    • определяющие дату создания и авторство;
    • определяющие принадлежность иконы ее владельцу;
    • оговаривающие сюжет иконы, условия заказа, цену работы;
    • надписи, имеющие топонимические сведения, наименования города, посада, села, деревни, т.е. места, где жил заказчик иконы;
    • надписи вкладного характера или дарственные;
    • различные памятные записи.
  9. Тексты, обращенные к святому или богоматери владельца или автора иконы (софийские граффити) и пр.

3.4.1 Изображение и слово в дохристианском искусстве

Исследователь живописи катакомбного периода А. фон Фрикен отмечал, что использование надписей в изображении, а также эпитафийные формулы были переняты древними христианами у римлян. Однако факт существования традиции совмещения письма с изображением коренится в более далеком прошлом, нежели эпоха римской культуры "Чтобы понять сущность прогресса, нужно представить весь путь от живописи, которая была первою грамотою, которая от писавшего требовала художественных способностей, полноты души (такова была иероглифическая грамота, это живое письмо, говорившее преимущественно о мертвых, как бы оживлявшее их), до письма стенографического, в коем уже нет ничего живописного". [40, с. 5]

Примеры такого совмещения встречаются на памятниках искусства одной из древнейших культур - египетской, оказавшейся наиболее близкой к христианству. Предметы египетской культуры (амулеты, фигурки "ушебти", скульптуры божеств, священных животных, царей, богов) и различные сооружения с выполненной на них живописью сопровождались множеством надписей, славословящих бога, называвших имена умерших и содержащих формулы заупокойных молений. На скарабеях и амулетах помещено изображение человека, молящегося перед знаком. Как предметы, связанные с культом погребения, были священны, так были священны и изображения с текстами на них. [34]

Такое назначение надписи (священного призыва) и мистическое отношение к ним религиозного человека сохранялось и в других культурах, близких к египетской или испытавших ее влияние. Например, на изображениях царей и крылатых гениев в памятниках ассиро-вавилонского искусства также помещались надписи, содержание которых заключалось в прославлении этих лиц, обращении с похвалами к ним и их деяниям. Надписи заполняют сцены с изображением богов и героев на предметах искусства более молодой греческой культуры, хотя их характер заметно отличается от строго культовых египетских текстов. Во всех этих произведениях смысловая роль надписи значительна не менее изображения и связывается с культовым почитанием его. В созданных зачастую одним инструментом и изображении, и надписи зрительной разницы не существует. Для иероглифа, который есть не что иное, как изобразительное слово, в композиции подобрано строго определенное место. Кажется несомненным, что культура соединения текста с изображением, существовавшая в Древнем Египте, и была усвоена христианским искусством, в котором роль изобразительного соучастия в сложении образа, присущая египетским надписям, была возвращена надписи иконной. [38]

В то же время надписи в христианских памятниках отличались самостоятельностью начертания, подобной ассирийской письменности. По значительности же содержания и образа надпись осталась равной древнему иератическому, то есть священному письму. Немалое влияние на культуру надписи в христианских памятниках оказало и древнегреческое искусство, где традиция вмещения текста в состав изображения была хорошо развита. Отличаясь от иероглифической, греческая письменность приобрела иное назначение в изобразительной системе, позволив вместе с тем создать и иные приемы расположения надписи. Композиция надписи в греческой живописи вторит композиции изображения, она не только поясняет действие, но временами начинает участвовать и как пластический элемент композиции. Вероятно, именно отсюда происходят приемы расположения текста в византийской, а затем и в русской иконе, когда надпись может иметь различное расположение: вертикальное, горизонтальное, прерывающееся изображением или одностороннее относительно изображения, крестообразное, по окружности нимба и др.. Вместе с греческой письменностью, алфавит которой был использован славянами прежде всего в культовом обиходе и не претерпел изменений в пластике письма, русская икона органически впитала такую особенность культуры древнего и христианского Востока, как изобразительность надписи.

3.4.2 История и богословие буквы в иконе

Древнейшие образцы иконописи (энкаустические иконы V-VII веков) дошли до нас со значительными утратами и искажениями. На некоторых надписи сохранились фрагментарно (например, "Епископ Авраам", "Евангелист Марк", "Христос и св. Мина") или нанесены позднее ("Сергий и Вакх"), на других надписей не имеется вообще.

Как правило, изображения на предшествовавших иконе, памятниках раннехристианского искусства (фрески и мозаики катакомб, саркофаги и надгробные плиты) имеют надписи. Состав их различен. Одни представляют собой тексты эпитафий, которые, впрочем, могли помещаться и самостоятельно, без изображения, отличаясь по своему характеру относительной устойчивостью формулировок

  1. "Мир с тобой", "Душа твоя в прохлаждении", "Живи в Боге".
  2. Следующую группу в катакомбных памятниках составляют надписи на книгах и свитках в руках Христа или апостолов, которых "обыкновенно представляли с развернутыми свитками пергамента, а в одном примере на свитке Петра появляются слова: "Ты Христос сын Бога живого" (Ев. от Матф., XVI, 16)" 45.
  3. К третьей, более распространенной и древнейшей группе надписей относятся имена изображенных лиц, а точнее, душ умерших, представленных женской фигуркой с воздетыми руками (по типу Оранты), возле которой и проставлялось имя, например: Венеранда; Петронилла мученица (из катакомб Домитиллы IV века в Риме). Образы Богоматери и апостолов столь же понятными, как и имеющие надпись, приобретая знаковый смысл. Например, на плите из катакомб Прискиллы "эпитафию заменяют голубь с оливковой веткой в клюве и рыба, что соответствует словам: "душа твоя в мире И во Христе"" [41]

Знаковый смысл имело не только изображение, но и надпись. Так, теонимограмма Христа (IC ХС) или буквы А (альфа) и О (омега), буква С, выражавшая собой понятие "Спаситель", свободно заменяли собой изображение Христа. Этого значения нет у теонимограммы Богоматери, вероятно, из-за иерархического несоответствия Христу. Примерами символического употребления надписей могут служить не только словесное изображение Христа, но и устойчивые формулировки эпитафий, а также текстов, касавшихся учения Нового завета или христианских таинств. Так, слово "спаси" соответствовало фразе "Иисус Христос сын Божий, спаси нас", слова "в мире" имели значение фразы "в мире вкупе засну и почию" (Псалом 4, 9 ), слово "живите" заменяло собой понятие таинства бракосочетания, а слово "живи" - понятие таинства причащения. [38] Устойчивость в употреблении подобных формул способствовала их превращению в знак, а мысленное обращение к евангельским словам, сопереживание их, чувство сопричастности тайне придавали заменяющим их формулам сакральный смысл. Правда, различие в именах подле фигур допускает мысль не только о символическом, но и о пояснительно-информативном значении этих надписей, однако правильнее думать, что и значение информации, и значение символа сосуществовали параллельно. И все таки следует признать преобладание символического смысла, причем даже в надписях к "жанровым" изображениям. Так, в сцене вечери (в росписи катакомб Марцеллины и Петра) имена прислужниц (Агапе-"любовь, милосердие" и Ирина-"мир"), включенные в текст надписи, выражали христианские качества и подчеркивали символическое значение всей сцены. Иное значение приобретают надписи - названия иконы, вынесенные на верхнее и тем более на нижнее поле. Имея поначалу сложные начертания (типа вязи), отвечающие так или иначе стилю изображения, на поздних иконах они упрощаются, выполняя информативную роль подписи, и уже не к иконе как таковой, а к "иллюстрации" на определенную тему. [33]

О большей доле символического, нежели содержательно-информативного значения древней надписи, свидетельствует и то, что со второй половины II века утверждается, как сознательно, так и в силу культурных традиций, христианская символика, вместе с которой получило развитие и символическое значение надписи. В этом следует усматривать намеренное отношение к надписи как к священному символу, позволившему воплотить определенные религиозные идеи.

Следует отметить еще одну особенность, которой обладали надписи древнехристианских изображений и которая распространилась затем и на иконные: значение призыва. Об этом свидетельствует множество примеров. Так, на амулете, имеющем форму рыбы (древнейшего христианского символа), сохранилась надпись обращение, "спаси". На золотом дне стеклянной чаши, употреблявшейся в богослужении, имеются слова: "пей! живи!". [41] Текст на развороте книги в руках Христа в мозаическом изображении IV века "Господь хранитель церкви Пуденцианы", как представляется нам, подразумевает не только утверждение, но и молитву (прошение, обращение) о сохранении церкви. Надписи-имена, содержащие смысл не сообщения (для зрителя), а скорее, поименования, поминания (для самого изображенного), называния, несли в себе и значение призывания. Добавим, что не только словесный символ, но и изображение человеческих фигур в позе оранты тоже связано с идеей моления и призывания. Таким образом, назначение надписи, представлявшей собой молитву, определялось назначением образа и было взаимосвязным. Символические молитвенные надписи, как это видно из приводившихся примеров, существовали даже на таких предметах, изображение в которых хотя и было связано с культом, но не являлось моленным (на сосудах, амулетах, кольцах, стенных росписях).

Иконобоческий период заставил пересмотреть не только принципы иконопочитания и сформировать православную аргументацию существования иконы, но и скорректировал отношение ко всему аллегорическому и тайному. Избавившись от пережитков античности, православие запретило такие изображения как Агнец, Христос-пастух и пр. [26] Традицию нотариконов ( слово рыба расшифровывать как "Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель") оставшаюся в Византии, скорее можно считать привычкой раннехристианского периода и трудно устранимой особенностью человеческой натуры видеть в тайном зашифрованную истину, и воспринимать реальные простые явления как слишком пресные.

Седьмой вселенский Собор, который специально занимался вопросами иконописания, отвергая обвинения в идолопоклонстве, подчеркивал: "Икона, конечно, только по имени имеет общение с Первообразом, а не по самой сущности", а чуть ниже. Собор разъяснял: "...Икону признаём не за что-либо другое, как за икону, представляющую подобие Первообраза. Потому-то икона получает и самое имя Господа; чрез это только находится и в общении, Надписание устанавливает единство имени и изображения. Вписанное в икону Имя Божие или имя святого есть священная печать, удостоверяющая соответствие изображения изображаемому, а также подтверждающая реальное присутствие второго в первом. Надписанием имени на икону призывается энергия изображаемого, и, благодаря этому, икона выдвигается на границу двух миров - видимого и невидимого,- икона становится явлением Божественной энергии и в этом смысле потенциально чудотворной. [14] Значение слова в иконе столь велико, что без подписания икона не действительна, она перестает быть иконой в собственном. смысле и перед ней нельзя молиться. "А то, что словесный знак, при этом понимается не в чисто познавательном эмпирическом смысле, видно из того, что на русских иконах эти надписи очень часто не русские, а греческие". [37]

Как известно, вплоть до XVII века иконописцы не подписывали свои иконы. Это было связано с тем, что композиция икон, согласно постановлениям Седьмого Собора, предписывалась святыми Отцами и преданием Церкви, за иконописцами же признавалось лишь исполнение; кроме того, икона мыслилась как соборное творчество многих поколений иконописцев. Но в этом благочестивом обычае была и другая сторона: иконописец считал недопустимым вносить в сакральное пространство иконы, на котором значилось Имя Божие, и свое профанное имя. Итак, отсутствие подписи автора на иконе - это свидетельство особого почитания Имени Божия.

Особый случаи взаимоотношений иконы и слова представляет собой текст в иконе. Вхождение слова, а за ним текста в икону можно представить в следующей последовательности.

  1. На иконе пишется только имя Христа, или Богородицы, или святого, или христианского праздника.
  2. На иконе появляется пояснение к имени, уточняющее, какой именно тип Спасителя или Богородицы изображен, Вседержитель или Одигитрия.
  3. Наряду с иконами, на которых Спаситель держит закрытое Евангелие, появляются изображения с раскрытым Евангелием в руках Христа. На Евангелии, естественно, пишется текст. На византийских и русских иконах в разные эпохи текст бывает разным. Но чаще всего встречаются два стиха: "Аз есмь свет миру" (Ин.8, 12; 9, 5) и "Прийдите ко мне вси труждающиеся и обремененнии" (Мф. 11, 28).
  4. Вслед за тем появляются иконы святых с развернутыми свитками - прежде всего Иоанна Крестителя и четырех евангелистов с раскрытыми Евангелиями, затем пророков и преподобных, которые держат в руках свитки со словами своих пророчеств или изречений. Эти тексты писали крупными буквами, они представляют собой лишь начало какого-либо известного всем текста (подчас три-четыре слова) и органически включаются в сакральное пространство иконы. По ним молящийся может узнать изображенного святого, а сам текст представляет собой как бы дополнение к имени святого.

    Имя на иконе - это не просто написанное тем или иным шрифтом слово, иконописец стремится изобразитить имя, старательно и с любовью украсить его. Надписи на иконах, как отмечает Д. С. Лихачев, "органически входили в композицию, становились элементом орнаментального украшения иконы". [19, с 28]

    Искажение или отсутствие надписи в иконе приводит к искажению художественного замысла, равно как и смысла конкретно взятой иконы вообще. Именно так охарактеризованы свойства надписей и их связей на примере фресковых росписей XII века в Георгиевском соборе Старой Ладоги копиистом и исследователем этих фресок А. Н. Овчинниковым: "...в каждой композиции староладожских фресок надпись имеет столь высокое смысловое значение, что и лик. Ее конструктивная значимость в композиции настолько существенна, что отказ от надписи лишил бы образ конкретного смысла. Отсутствие надписей нарушает не только композиционую связь, но и сюжетную. Между тем без особых натяжек можно предположить, что для средневекового мастера эти связи художественная и смысловая были равноценны и равнозначны. Иерархическое распределение персонажей в системе храмовой росписи уже содержало в себе композиционную идею. Именно поэтому каждая отдельная надпись подчинена композиционной ситуации, созданной для данного образа, а тем самым сути этого образа. Именно поэтому расположение надписей не повторяется ни разу по всему пророческому ряду в фресках георгиевской церкви старой Ладоги. Они пишутся то вертикальными столбцами, то горизонтальными строками на уровне, приемлемом для каждой отдельной композиции." [23, с. 189.]

  5. Со временем появляются житийные иконы, в клеймах которых обязательно пишется текст, поясняющий изображение в клейме. Сюда же следует отнести акафистные иконы с текстом начальных слов кондаков и икосов, а также иконы с клеймами на темы Сказания о чудотворной иконе. Текст представляет собой написанную в две-три строки цитату из жития, акафиста или сказания и поясняет изображенное в клейме. Обычно эта фраза не закончена по причине малых размеров клейма. Текст в клейме на древних иконах так же, как и надписание иконы, обозначен красной краской, и он смотрится как надписание клейма, а не как комментарий к нему. Кстати для нанесения мелких надписей в клеймах житийных икон стало применяться перо, а не кисть, но, вероятно, не ранее XVI века.
  6. Начиная с середины XVI века во взаимоотношениях слова и иконы совершается переворот. Появляются иконы с усложненными (даже запутанными) аллегорическими, дидактическими сюжетами. Пояснения и комментарии к изображению пишутся сначала на полях. У иконописца еще сохраняется чувство, что служебное использование слова в сакральном пространстве иконы недопустимо. Яркий пример - многофигурная (или многоличная, как говорили иконописцы) икона Божией Матери "Всех скорбящих Радость". На ней Богородица изображается в полный рост, а справа и слева от нее скорбящие, нуждающиеся в помощи или защите. Они разделены обычно на семь групп и около каждой, естественно, необходимы надписи, чтобы пояснить, кто в данном месте изображен. Сюда же следует отнести те житийные и иконы с клеймами на темы Сказания, на которых текст не вписывается в клеймо, а пишется более мелко и подробно на полях рядом с клеймом.
  7. Позже текст может полностью заполнять поля, образуя своеобразную раму. Например, икона Богоматери XIII века с текстом XV века. Икона особенно интересна тем, что между изображением в среднике и текстом на полях пролегает около 150 лет. В качестве примера можно привести также икону XIX века "Ты еси...". Надписи могут "выплескиваться" на поля и покрывать их сплошь. Обычно это подробный комментарий к изображению в среднике или молитва.
  8. Еще позже текст проникает в средник иконы и становится все больше по объему. На многих иконах он становится в определенной мере даже необходим, поскольку без надписи в хитросплетениях символических, наложенных одно на другое изображений, не всегда можно разобраться даже подготовленному человеку. В данном случае икона представляет собой яркий пример невербального текста, который надо прочитать (в некотором смысле - разгадать), и иконописец на полях или в среднике своим текстом предлагает комментарий-разгадку. В редких случаях можно уже заметить авторские подписи мастеров на иконах с первой половине XVI в., в виде упоминания великого князя и церковных властей, и всех православных или всех христиан. Во второй половине XVI в., с изменением организации культурной жизни в стране и роли художника, меняется и авторские записи: они становятся пространными, а их репрезентативный характер не может скрыть новое положение художника в обществе и отношения к иконе. Ктиторские надписи получают летописный характер, и имена художников, становятся только частью этой летописи (например, в сольвычегодском Благовещенском соборе 1600 г.). Веяние новых времен ощущается и в группе строгановских икон имена иконописцев помещены на обороте икон, там же упоминаеться заказчик, в какой храм писалась икона и даже какие материалы использовались иконописцем. [11]
  9. Со временем пространство, в котором написан текст, совершенно отделяется от сакрального пространства иконы, а текст обособляется от изображения. Например, на иконе преподобного Нила Столобенского внизу на полях в специальных дробницах пишутся тексты тропаря и кондака святому. Еще позже текст пишется в специальных картушах, перекочевавших в русскую икону из французской живописи: например, икона "Царевич Димитрий с житием", 1745 года. На последней иконе картуш держат амурчики, то есть сакральный христианский текст держат языческие персонажи. [31]
  10. Постепенно в иконе возрастает дидактическое начало, а поэтому текст на иконе разрастается и начинает подавлять икону. Характерные примеры: икона "Архистратиг Божиих грозных сил воевода Михаил", конец XVIII - начало XIX века, там половина иконы занята текстом; или икона Богоматерь Знамение и Архангел Михаил с текстами Похвалы Богоматери и молитвы Архангелу Михаилу, где текст занимает почти две трети средника; последний пример - икона святителя Митрофана Воронежского, в которой текст занимает нижнюю треть иконы, но написан довольно мелкими буквами и представляет собой краткое житие святого типа проложного.
  11. Поскольку на поздних иконах часто не делали ковчега, то не было и лузги, отделявшей средник от полей. И вот по месту предполагавшейся лузги иконописцы делали широкую рамку вокруг средника, отделяя его от клейм, а внутрь рамки вписывали определенный текст. Текст шел по мысленной лузге. Этот прием часто употреблял, например, Семен Спиридонов (Холмогорец) из Ярославля.
  12. Отношение к слову как к украшению ярко проявилось в использовании слова, текста в качестве орнамента в одежде. Например, на иконе Иерусалимской Богоматери текст вписан как тонкое кружево в кайму рукава одеяния Богородицы.
  13. В конце XIX века с появлением печатных литографических икон на икону проникает даже официальный текст, например: "От С.-Петербургскаго Духовнаго Цензурнаго Комитета печатать дозволяется. С.-Петербургъ, 10 августа 1893 г."Тогда же оказалось возможным на лицевой стороне литографической иконы поместить даже и имя изготовителя, а не художника: "Хромолитографм Е. И. Фесенко, въ Одессb".

    Итак, в эпоху расцвета иконописания слово понималось как вербальная икона и в сакральное пространство иконы оно входило как важнейшая и неотъемлемая его часть, как икона иконы. Слово имело самостоятельную роль, но оно было неотделимо от изображения. В более поздний период слово в иконе начинает выполнять подчиненную, служебную роль "комментатора". Оно становится вербальной расшифровкой невербального текста. Начиная с эпохи барокко, слово нередко выполняет функцию украшения, орнамента. Так слово становится зависимым от иконы. Оно выполняет несколько разных служебных функций по отношению к изображению. Вслед за тем слово опять становится независимым от иконы, но теперь это - "дурная" независимость. Слово в такой иконе имеет свою функцию, прямо независимую от изображения (например, кондак или тропарь святому). Эта независимость слова от иконы порождает возможность вторжения в икону мирского слова (название комитета по цензуре)

    Конечно, текст связан с изображением, но он необязателен, он даже не комментирует изображение, он не нужен. Он выступает как эмблема, а эмблематика чуждая иконе эпохе расцвета.

Проблемы и методы палеографического анализа надписей на иконах

На основе книги Гальченко М.Г. "Надписи на иконах Древней Руси"

I. Исходя из палеографических характеристик надписи на иконах можно разделить на две основные группы - декоративные надписи и надписи, сходные со строчным письмом рукописей.

В среднике, а также на полях икон имеются крупные декоративные надписи. Они сопоставимы с заглавным письмом рукописей, а также с декоративными надписями, которые находятся на миниатюрах, фресках, художественных произведениях из камня, металла и т.д. Для декоративных надписей характерны особые начертания ряда букв (например, начертания "н" с перекладиной в виде лесенки или волнистой линии, начертания "к" с маленькими разделенными петлями). Буквы в декоративных надписях на иконах могут быть выполнены как двойным контуром, так и сплошными линиями. Если буквы в декоративных надписях выполнены сплошными линиями, то они часто заметно вытянуты в высоту. Тенденции развития почерков декоративных надписей на иконах в общих чертах те же, что и в уставных почерках рукописей [46 (с. 226-230)], однако датировать эти надписи существенно сложнее, чем надписи, почерк которых напоминает строчное письмо рукописей. Наличие или отсутствие двойного контура, а также большая или меньшая вытянутость букв в декоративных надписях не являются надежными датирующими признаками.

II. В клеймах житийных икон, на полях, иногда в среднике - на свитках или раскрытых Евангелиях - имеются надписи, по пропорциям и начертаниям большинства букв сходные со строчным письмом рукописей. Такие надписи являются основным материалом для датировки создания.

В связи с тем что иконы с древними надписями, имеющие точную дату, чрезвычайно редки, особенно это касается икон древнейшего периода - XII-XV вв. а также плохой сохранностью надписей на многих иконах, сравнить надписи на изучаемой древнерусской иконе с несколькими, имеющими точную дату надписями, как правило, невозможно, приходится сравнивать почерки надписей на иконах с почерками рукописей и пользоваться датирующими признаками, извлеченными из анализа рукописей. Кроме того серьезные проблемы нередко возникают уже при попытке установить, является ли надпись аутентичной, современной живописи иконы и не искаженной в результате поновления или домузейной реставрации, не говоря уже о крайне сложном в некоторых случаях вопросе о "подделках". Конечно, вопрос об аутентичности надписей - это прежде всего проблема реставрационного исследования, а не палеографического.

В результате графико-орфографических исследований надписей на древнерусских иконах XII-XVI Гальченко М.Г. [6] утверждает что датировки икон, проведенных ею, на основании анализа почерка и употребления букв в надписи, как правило, не противоречили или не сильно расходится с предлагаемыми искусствоведами датировками данных икон, основанных на особенностях стиля живописи. Это свидетельствует в пользу вывода о том, что к надписям на иконах, напоминающим строчное письмо рукописей, в целом применимы методы датировки, выработанные для рукописей.

Начертания букв в надписях на иконах изменяются с течением времени примерно так же, как и в почерках рукописей [32], хотя почерк надписей некоторых икон выглядит несколько архаичнее, чем почерки рукописей того же времени. Любопытно, что наиболее архаичными, как правило, выглядят надписи на тех иконах, создатели которых явно придерживались архаизирующих традиций в живописи, ориентировались на древние образцы, например на новгородской иконе Николы из Озерова (ГРМ) и на краснофонной иконе Николы с житием (ГТГ).

Несомненно, данные, получаемые палеографом при анализе надписей на иконах (как правило, не обширных), намного более скудны по сравнению с данными анализа стиля и технологии живописи, осуществляемого искусствоведами. Палеографическая датировка надписей никоим образом не может рассматриваться как главный метод датировки произведений древнерусской живописи. Результаты искусствоведческого исследования и искусствоведческая датировка памятника представляют большой интерес для палеографа и должны им учитываться, если, конечно, данные анализа почерка не вступают в непримиримое противоречие с этой датировкой. Комплексный подход, включающий искусствоведческое и лингво-палеографическое исследование памятника, позволяет более надежно датировать произведения древнерусской живописи. Не всегда, впрочем, палеографический анализ может внести значительные уточнения в датировку памятника, поскольку в настоящее время, как правило, нет возможности обосновать достаточно узкую (менее чем половина столетия) палеографическую датировку надписи. В особо сложных случаях палеографу трудно предложить более узкую датировку надписи, чем в пределах целого столетия.

Но несмотря на это следует признать, что в настоящее время методология палеографической датировки надписей на иконах очень слабо разработана. Тем более это относиться к датировке надписей на иконах начиная с XV в., особенно с середины - второй половины этого столетия и далее. Проблема состоит в значительной степени в том, что при датировке рукописей зрелого XV в., в подавляющем большинстве случаев написанных на бумаге, палеографы в основном опираются на данные анализа бумажных водяных знаков, а не на данные анализа почерка, и для этого имеются весьма веские основания. Датировка рукописей более раннего периода, написанных почти исключительно на пергаменте, напротив, строится целиком на анализе почерка и орфографии, что дает возможность применить сравнительно разработанную методологию палеографической датировки пергаменных рукописей XII - начала XV в. для датировки надписей на иконах.

Таким образом, необходимо исследование почерков и орфографии древнерусских рукописей XV в. и последующих столетий, в первую очередь имеющих точную дату, специально направленное на разработку методологии палеографической датировки надписей на иконах этого периода.

Книга Гальченко М.Г. "Надписи на иконах Древней Руси" может служить примером удачного серьезного исследования надписей на иконах периода XIV-XV в. - это время значительных изменений в древнерусской письменности, связанных со вторым южнославянским влиянием. Автором были проанализированы орфографические особенности 150 древнерусских рукописей конца XIV-XV в. с точной датой, параллельно с изучением орфографии были сделаны наблюдения и над почерками этих рукописей. Для разработки методологии палеографической датировки надписей на иконах наблюдения над связанными со вторым южнославянским влиянием существенными изменениями в строчных почерках, заглавном письме и орфографии древнерусских рукописей имеют первостепенное значение. Как отмечает А.А.Турилов [35], в результате 2-го ЮСлВ в древнерусской письменности возникают различные разновидности младшего полуустава и "гибридных" почерков, соединяющих в себе черты старшего русского полуустава и ряд южнославянских по происхождению особенностей. Первые сравнительно небольшие изменения связанные со вторым южнославянским влиянием, отмечаются в ряде древнерусских рукописей конца 80 - 90-х годов XIV в., а заметное проявление 2-го ЮСлВ в почерках, орфографии и оформлении обнаруживается в северо-восточных, западных, юго-западных рукописях в 10-20-х годах XV в., в новгородских памятниках - в основном со второй половины 30-х годов (в рукописях, написанных в Лисицком монастыре, - раньше), в псковских памятниках - приблизительно с середины 40-х годов XV в. Установление этих хронологических вех имеет принципиальное значение для определения нижней границы датировки надписей на иконах с признаками 2-го ЮСлВ в почерках и орфографии. Вопрос о верхней границе датировки таких надписей оказывается более сложным.

Особое внимание следует обратить на изучение заглавного письма древнерусских рукописей начиная с конца XIV в., поскольку очень многие надписи на иконах этого периода, прежде всего крупные надписи на средниках, обнаруживают известное сходство с заголовками древнерусских рукописей данного периода. (Надписи, близкие к строчному письму, встречаются чаще всего в клеймах житийных икон.)

Ранее конца XIV в. надписи на древнерусских иконах хотя и имеют ряд общих особенностей с заголовками рукописей того же времени, однако заметно отличаются от них по пропорциям и даже по рисунку за счет того, что, как отметил В.Н.Щепкин, буквы в надписях на иконах XII-XIV вв. в подавляющем большинстве случаев выполнены сплошной линией, а в рукописях - двойным контуром. С конца XIV в. в древнерусских рукописях все большее распространение получают заголовки без двойного контура (хотя такие заголовки встречаются и в некоторых рукописных кодексах XIII-XIV вв.). Необходимо отметить, что заглавное письмо древнерусских рукописей до настоящего времени мало привлекало внимание палеографов.

Разумеется, детальное изучение заголовков древнерусских рукописей и, тем более, разработка методологии датировки надписей на иконах (как надписей, напоминающих строчное письмо рукописей, так и надписей типа заглавного письма) потребуют усилий не одного поколения исследователей. Одним из первых шагов в этом направлении могло бы стать издание палеографического пособия с фотокопиями листов с заглавным и строчным письмом из точно датированных древнерусских, а также с таблицами начертаний букв, наиболее характерных для данных периодов и имеющих наибольшее значение для датировки. Это позволило бы представить основные типы строчного письма и разнообразные варианты заглавного письма древнерусских рукописных книг данного периода. В дальнейшем наличие подобного палеографического пособия могло бы помочь проследить эволюцию древнерусских строчных почерков и заглавного письма.

Заключение

Мы наметили лишь контуры тех проблем которые стоят перед исследователем шрифта и текста в иконе. По нисходящей их можно перечислить как богословское основание тех пространственных представлений эпохи и религиозного сознания, которые отражаються на формообразовании надписей и шрифта, а также в восприятии взаимоотношения между изображением и текстом.

Поскольку явно недостаточно в этой области искусства довольствоваться только палеографическими заключениями, об этом свидетельствуют и исторические корни надписи, связанной со значением изображения всеми своими свойствами: художественными, содержательно-смысловыми, символическими, богословским. Понимание этого, а также умение подобрать для названных свойств "единицы измерения" позволит в дальнейшем правильно подойти к созданию системы исследования и описания иконных надписей, без чего познание древней иконы не может быть достаточно полным, а решение реставрационных вопросов - всесторонне обоснованным.

Список литературы

  1. Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы // М., CODA 1997
  2. Брагинская Н. В. Надпись и изображение в греческой вазописи. // В сб. Культура и искусство античного мира. Материалы научной конференции. М., 1978
  3. Брилиантов А.И. Влияние восточного богословия на западное в произведениях Иоанна Скота Эригены. // М., "Мартис" 1998]
  4. Брянчанинов Игнатий // Собрание сочинений в 8 томах. М., "Благовест", 2001
  5. Бычков В.В. Икона и русский авангард начала XX века, http://www.philosophy.ru/bychkov/index.htm
  6. Гальченко М.Г. Надписи на иконах Древней Руси М., Спб., "Алетейя" 2001
  7. Грабарь И. Э. Письма. 1917-1941. М" 1977, с. 33, № 26 (за 1920 г.)
  8. Герчук Ю. Я. Художественная структура книги. М., "Книга", 1984
  9. Герчук Ю. Я. История графики и искусства книги // М. "Аспект пресс", 2000
  10. Гельб И.Е. Опыт изучения письма. М., "Радуга" 1982
  11. Иконы строгановских вотчин XVI-XVII веков // по материалам реставрационных работ ВХНРЦ им. Грабаря. М., "Сканус", 2003
  12. Истрин В.А. Развитие письма, М., Издательство Академии наук СССР, 1961
  13. Котков С.И. Т.С.Симони об изучении надписей на памятниках древнерусской дннгвпотичгекой живописи.- В кн.: Исследованию по лингвистическому источниковедению. М" 1963, с. 192-198; Отдел письменных источников ГИМ, ф. 37, ед. 235, л. 22
  14. Карташев А.В. Вселенские соборы. Клин, Фонд "Христианская жизнь", 2002
  15. Кочетков И.А. Житийная икона в ее отношении к тексту жития. Автореф. канд. дис. М., 1974
  16. Ларионов А. И. Конспект курса "История письмен" М" 1921
  17. Лепахин В.В. Икона и иконичность. СПб., "Успенское подворье Оптиной Пустыни" 2002
  18. Лепахин В.В. Значение и предназначение иконы. М., "Паломник" 2003]
  19. Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1967
  20. Лосев А. Ф. Античный космос и современная наука. М" 1927
  21. Лосев А. Ф. Философия имени, М., 1927
  22. Мартынов В.И. Культура, иконосфера и богослужебное пение Московской Руси. М., "Прогресс традиция" 2000
  23. Овчинников А. Н. Надписи в Георгиевской церкви Старой Ладоги.-В кн.: Памятники культуры. Новые открытия. 1977
  24. ПетрушкевичА. С. О древних иконах с кирилловскими надписями, находящихся в Риме. Львов, 1860
  25. Панофский Э. Смысл и толкование изобразительного искусства. СПб., "Академический проект", 1999
  26. Покровский Н.В. Очерки памятников христианского искусства. СПб., "Лига Пресс", 2000
  27. Порфиридов Н. Г. Два произведения новгородской станковой живописи XIII века // сб.: Древнерусское искусство. М., 1968
  28. Страгородский Сергий Архиепископ Православное учение о спасении. // Казань, Типография Императорского университета, 1898
  29. Серов С.И. Гармония классической типографики, М., "Линия график", 2003
  30. Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка XI-XIV веков. М., 1861, с. 8, 23. 90; его же. Славянорусская палеография XI-XIV веков. СПб., 1885
  31. Тарасов О.Ю. Икона и Благочестие. Очерки иконного дела в императорской России. М., 1995
  32. Тихомиров М.Н. Муравьев А.В. Русская палеография М., "Высшая школа" 1996
  33. Трубачева М.С. О происхождении и некоторых свойствах надписей на иконах. // сб. Древнерусское искусство: исследование и реставрация. М., ВХНРЦ им. Грабаря, 1985
  34. Тураев Б. А. Описание египетских памятников в Русских музеях и собраниях.-Записки Вост. отд. Импер. археологич ова, т. XI. СПб., 1989
  35. Турилов А.А. Восточнославянская книжная культура конца XIV-XV в. И "второе южнославянское влияние" // Древнерусское искусство. Сергий Радонежский и художественная культура Москвы XIV-XV в. СПб., 1998
  36. Успенский Б.А. Языковая ситуация и языковое сознание в Московской Руси: восприятие церковнославянского и русского языка // сб. Византия и Русь. М., "Наука", 1989
  37. Успенский Б.А. Семиотика искусства // семиотика иконы М "Языки русской культуры" 1995
  38. Уваров А. С. Христианская символика. М., "Алетея", 2001
  39. Фаворский В. А. Литературно-теоретическое наследие. М., Советский художник, 1988;
  40. Федоров Н. Ф. О письменах.-Весы, 1904, №6,
  41. Фрикен А., фон, Римские катакомбы и памятники первоначального христианского искусства. Ч. II, 1877
  42. Флоренский П. А. Иконостас. 1922 //Богословские труды, вып. 9. М" 1972
  43. Хомяков А. Ф. О Церкви. // М., "Православное слово", 1999
  44. Хакен Г. Тайны восприятия // Синергетика ключ к мозгу, М., "Институт компьютерных исследований" 2002
  45. Церковнославянская грамота. Учебные очерки. Спб., 1998
  46. Щепкин В. Н" Учебник русской палеографии // Датировка иконных надписей М., Аспект Пресс, 1999
  47. Шляпкин А. И. Современные задачи изучения вещевой и книжной письменности. Новгород, 1909

Из библиотеки Несусвета

 

 

С.М. Прохоров. ОБ ИКОНОПИСИ И ЕЕ ТЕХНИКЕ.

Яндекс.Метрика

С.М. Прохоров. ОБ ИКОНОПИСИ И ЕЕ ТЕХНИКЕ.

ОБ ИКОНОПИСИ И ЕЕ ТЕХНИКЕ. С. М. Прохоров.

сли мы войдем в любую иконописную мастерскую в Москве, где пишутся иконы в духе старины, то там увидим весь ход иконописной работы, с самого начала, с левкаски доски для иконы до покрытия олифой уже написанной. Иконописцы, в силу преемственности, сохраняют всю сущность техники иконописания такою, какою она была много веков тому назад. А так как все, что мы увидим, мне хорошо известно как бывшему много лет в этой обстановке и прошедшему весь сложный «искус» этой мастерской, начиная с левкаски досок для икон и кончая самостоятельной работой иконописи, то я, стараясь быть кратким и последовательным, посильно помогу разобраться в мало известном для многих деле иконописания. Такой порядок, надеюсь, лучше, полнее представит интересующий нас вопрос.

Прежде чем икону будут писать, для нее необходимо заготовить доску — залевкасить. В этом случае поступают так: сторону доски, на которой будет написано изображение, царапают в клетку чем-нибудь острым — шилом или гвоздем и проклеивают жидким, по возможности горячим, клеем.

Клей употребляется обыкновенный, но лучшего качества; он предварительно варится в какой-нибудь железной кастрюле, в которую кладется нужное количество «жеребков» клея (на 1 фунт клея 3 стакана воды) и наливается вода. Клей считается сварившимся и годным для заготовки тогда, когда, кипя, «подымется» два-три раза. Иначе левкас может «порвать», потрескаться. Когда проклейка просохнет, приступают к наклейке «серпянки», причем клей употребляется «крепкий», то есть более густой, чем при «проклейке». Доска намазывается большой щетинной кистью клеем, на клей кладется вырезанная в меру доски «серпянка», редкая, пеньковая, хорошо приглаживается и сверху снова покрывается клеем. «Серпянка» будет держаться очень прочно, так как она легла и приклеилась на «царапанной» поверхности. Спустя сутки после наклейки «серпянка» вполне просыхает, принимая в расчет температуру мастерской. Из клея, довольно крепкого, и мела делается жидкая масса, хорошо размешанная. Это — «побел»; им, большой щетинной кистью, «в натыч» «побеляют» доску, то есть заполняют ткань «серпянки».

В оставшийся «побел» прибавляют приблизительно 2/5 всего содержимого кипяченой воды, по возможности, горячей, прибавляют, сообразно с количеством всего состава, немного вареного масла (олифы) или масляного лаку, прибавляют мелу, чтобы масса была гуще «побелки», и хорошо размешивают. Это — левкас; его поверхность покрывают мокрой тряпкой, чтобы верхний слой не высыхал, и ставят в низкую температуру, чтобы сохранить от порчи в течение трех-четырех дней, в которые будет происходить левкаска. Левкасят — грунтуют доску раз шесть-семь, производя это широким шпателем или, как называют ее иконописцы, «гремиткой». После каждой левкаски дают хорошо просохнуть.

Считаю необходимым заметить, что названия принадлежностей и различные термины, употребляемые в иконописном быту, которыми будет пестреть моя заметка, существуют и до сих пор; откуда и когда они появились — объяснить не берусь, да это, полагаю, в данном случае и не важно.

Когда левкаска окончена, приступают к «лишевке», то есть шлифовке грунта.

Для этого берут кусок пемзы, обделывают одну из его сторон более или менее гладкой и, смочив водой посредством большой щетинной кисти или губки, левкас начинают «лишевать»; образовавшуюся от трения пемзы и левкаса жидкую массу убирают с доски шпателем или губкой.

После первой «лишевки» дают левкасу просохнуть, что происходит довольно скоро, и затем она повторяется.

Двумя мокрыми лишевками обыкновенно удовлетворяются, так как это делает поверхность левкаса совершенно ровной.

По хорошо просохшему «лишеванному» левкасу начинают проделывать то же самое, только уже сухим куском пемзы; после этой работы поверхность левкаса делается еще ровнее; но иногда, если на левкасе есть царапинки, чистят «хвощом» — сухой трубчатой травой, поверхность которой шероховата; в настоящее время в этих случаях обыкновенно прибегают к мелкой стеклянной шкурке.

Только теперь доска готова под изображение. Мастер-иконописец рисует карандашом или углем, что подлежит написанию, справившись предварительно в Святцах и Лицевом подлиннике, как изображается данный святой, каковы его одежды, возраст и т. д., хотя, кстати, нужно заметить, что старые, опытные иконописцы и не заглядывают ни в Святцы, ни в Подлинник. Они хорошо знают «на память», как пишется тот или другой святой.

Все, что нарисовано карандашом, графится графьей, то есть процарапывается иголкой, вставленной в конец маленькой палочки.

Рисующий хорошо должен знать, как делаются складки на одежде святых, так как нарисованное им и процарапанное «графьей» часто служит всецело руководящей нитью в дальнейшей работе иконописца.

После того как изображение нарисовано, иногда требуется произвести позолоту «на полимент» или красный карандаш: венцов вкруг голов святых, поручей, Евангелия, позумента на одежде или лат на мученике-воине и т. д.; для этого разводится «полимент» на яичном белке, превратившемся в несколько дней нахождения в замкнутой бутылке из светлого, слизистого вещества в совершенно жидкий и клейкий, с очень «тяжелым» запахом. Полученной темно-красной жидкостью покрывают несколько раз (4-5) те места, которые надо позолотить. Последний раз или два покрывают ослабленным, слегка разбавленным водой «слабым полиментом», как называют его иконописцы или позолотчики.

После каждого раза, когда просохнет покрытое место, его протирают кусочком чистого сукна — «очесывают». Теперь приступают к позолоте; при помощи мягкой хорьковой кисти смачивают «полимент» обыкновенной водкой и тут же на смоченное место накладывают листочки сусального червонного золота или зеленого золота или же серебра, смотря по тому, что нужно положить. Когда наложенное золото просохнет, что легко узнать по стуку (сырое место звучит глуше сухого), начинают его «воронить» — кремневым зубком. В результате — блестящая полированная поверхность.

Такой позолотой часто покрывают фон и «поле», то есть отступы от краев доски, которые затем чеканятся различными рисунками, по которым покрывают эмалью. Нужно, однако, заметить, что такая «чеканка» икон появилась сравнительно недавно — в 50-60-е годы прошлого столетия; ей предшествовала роспись орнаментом по золотому фону и «полям» краской, и лепка; последняя достигалась путем последовательной накладки кистью в несколько раз меловой клейкой жидкости по рисунку, а затем — золотилось или на олифу или на какой-нибудь лак. Что же касается икон древних, то они украшались больше всего «твореным» золотом, которым «пробелялись» одежды «в перо», притушевывались венцы, писались надписи и т. д. Существовал — и теперь существует — способ украшать одежды святых золотом на «асист», когда они «бликуются» «инокопью»; и, наконец, — в теневых частях их делалась золотом, и «твореным» и на асист, — «мушельца» — различные украшения, в виде звездочек, крестиков, кружочков и т. д. Самые доски иногда делались так, что «поле» было выше, а место письма — ниже, это называется у иконописцев «ковчежцем».

Итак, изображение нарисовано и где нужно позолочено. Теперь иконописец приступает к работе — к писанию иконы. Предварительно он должен приготовить краски — «натворить» красок, как он говорит. Взяв свежее куриное яйцо, он разбивает его тупой конец, проделывает в нем круглое отверстие, в которое бы мог выйти, не порвав пленки, желток; белок сливается в бутылку, а желток выкатывается на ладонь и ловко перемещается с одной ладони на другую, причем каждый раз ладонь вытирают о тряпку, пока пленка желтка совершенно не очистится от белка; скорлупа вымывается тут же водой, которая стоит на столе в чашке; затем пленка желтка прорывается и содержимое сливается в чистую скорлупу. Пленка обыкновенно выбрасывается. Скорлупа с желтком наполняется слабым хлебным квасом и размешивается маленькой лопаточкой. Все это делается очень быстро и ловко. Получилась светло-желтая жидкость. Вот тот состав, на котором издревле пишутся святые иконы. Иконописец насыпает нужное количество сухих красок в чашечки обыкновенных деревянных столовых ложек с отрезанными ручками и указательным пальцем начинает растирать — творить краску; если краска тверда, как, например, жженая умбра, сиенна и др., то она вначале немного смачивается водой, а затем прибавляется жидкость из скорлупы. Краски готовы. Краски, употребляемые в иконописи, следующие: белила свинцовые, охра светлая, охра темная, хром желтый, хром зеленый, лазурь, кобальт, жженая умбра и сиенна, бакан, киноварь, мумия, сажа голландская и копоть.

Будущая икона по обыкновению кладется на столе, и иконописец, вооружившись кисточкой из беличьего хвоста, приступает к работе; берет на кисть из ложек нужные краски и делает «колер» на «форфоринке» — на отбитой части блюдечка или тарелки. Вначале он «раскрывает» — раскрашивает фон, одежды и аксессуары — сплошными пятнами; так, например, фон светло-желтоватый — «костяной», нижнюю одежду, предположим, Христа — одним красноватым, верхнюю — одним синеватым, без всяких теней и полутонов. Краска разводится жидко, так что кисточка всегда, когда «раскрывают», так сказать, насыщена ею, иначе могут получиться неровности, так как левкас довольно быстро впитывает содержимое кисти. Писать лессировкой или мазком, как это делается при живописи масляной краской, здесь нельзя; «мазок» в иконописи неприменим, а лессировка — невозможна; последняя здесь заменяется так называемой «приплеской», то есть покрытием нужного места очень жидким тоном, что часто практикуется при исправлении старых икон; когда на фону такой иконы или на одежде много сделано «заправок», то, несмотря на их очень близкий тон к старому, все-таки получается некоторая пестрота, которую и уничтожают, «приплеснув» всю одежду или фон очень жидким тоном, которым производилась «заправка» пятен; затем расписывают по старым складкам и кладут «пробелы». Такой способ исправления не должен смущать любителя старины, потому что здесь и тона, и техника — тождественны.

Однако продолжаем следить за работой мастера.

Когда «раскрышка» высохнет, на ней ясно будут видны черты складок, сделанных ранее «графьей»; по ним, если они, по мнению мастера-иконописца, хорошо расположены, производится «роспись» складок, которые в некоторых частях одежды, например, на рукаве согнутой руки, похожи на гвозди-костыли; отсюда, вероятно, и ругательное по адресу иконописцев: «костылевщики!»

Краска для «росписи» складок на одеждах делается такого же цвета, как и «раскрышка», но более темного тона; по «росписи» же в тенях складки притушевываются менее темным и жидким тоном. На местах, где должен быть свет, как то: на плече, на груди, от плеча до конца рукава, на животе, на бедре и ниже — кладутся «пробелы» твореным золотом или краской; в последнем случае они обыкновенно делаются в три «постила»: первый, второй и третий — «отживка». Первый «постил» кладется широко, на всю световую часть, в конце к теням делаются лишь два-три хвостика, что, вероятно, должно изображать освещенные складки; второй кладется на первый, представляя вторую световую грань; он уже первого. Третий — самый тонкий и светлый — это, как было сказано выше, — «отживка». «Пробела» на старых иконах бывают совсем другого цвета, чем сама одежда; на древних иконах они сделаны гораздо проще и резче, нежели делают их в большинстве случаев теперь. Очевидно, как ни крепко держались иконописцы исконных традиций, однако и в их искусство проникло много такого, что можно объяснить только временем и, отчасти, — личностью мастера.

Кроме перечисленных выше красочных приемов в выражении формы и света — то есть «пробелки» краской, — существовала и существует, как я говорил ранее, «пробелка» твореным золотом в «перо», как это называют иконописцы, и «инокопью», на «асист». Здесь считаю уместным познакомить, как приготовляется «твореное» золото для такой «пробелки». Делается это так: в обыкновенное чайное блюдечко насыпается гуммиарабик — вишневая смола в порошке, в таком количестве, какое требуется для данного раствора золота; количество это всегда очень маленькое; затем, обыкновенно указательным пальцем, смоченным в чистой воде, гумми растирается; этим же пальцем «творящий» берет по листику «выдутое» — выложенное посредством дуновения — ранее из книжки на бумагу сусальное червонное золото. Зеленое золото или серебро «творятся» так же.

Взятый листик золота слегка приминается, за ним — следует другой и т. д., пока не «сомнется» все количество, предназначенное к растворению; затем «творящий» прибавляет еще немного гумми и начинает растирать содержимое блюдечка. Большое количество гумми, положенное сразу, затрудняет растворение золота. Нужно заметить, что при «творении» золота вся масса держится в густом состоянии, так как это дает возможность лучше и скорее растворить его; но здесь нужен опыт и осторожность: в очень густом состоянии золото можно «пережечь» — то есть сделать его менее чистым.

Когда золото хорошо растворено, в блюдечко вливается вода, где оно смешивается пальцем, которым производилось растиранье, и ставится на спокойное место для отстаиванья. По прошествии примерно 20-25 минут, когда оно отстоится, воду сливают, а оставшуюся на донышке блюдечка желтую массу сушат, для чего блюдце держится наружной стороной донышка над горящей лампой или свечкой. По высыхании на донышке блюдца остается золотистая матовая масса. Золото готово. По «росписанной» и притушеван-ной одежде иконописец на местах света кладет этим золотом, разведенным водой, «пробела» в «перо»; это название произошло, вероятно, потому, что самые «пробела», положенные в «свету» широко, а к теням притушеванные тонкими черточками, напоминают перо птицы. При писании одежды эта часть работы самая кропотливая, требующая хорошего зрения и навыка. Чтобы убедиться в этом, нужно только посмотреть на любую икону, где есть такие «пробела».

Кроме «пробелов» в «перо», есть еще, как я сказал выше, способ оживлять на местах света одежды изображаемых на иконах; это «инокопь», которая кладется на бликах тоже широко, а к теням расходится в виде черточек, суживающихся к концам; причем черточки здесь гораздо толще, чем в «пробелах» в «перо»; кладется «инокопь» и на «асист».

Эти «пробела» делались в глубокую старину и по традиции остались в нашей иконописи до настоящего времени. Характерную «инокопь» видим в одном из куполов собора святого Марка в Венеции.

На «асист» и твореным золотом делается иногда «сияние», которое окружает в большинстве случаев фигуру Христа и Богородицы; перышки на крыльях Ангелов, кресты на ризах святых, Евангелия, парчи, «мушельца» в тенях одежд, надписи на иконах и проч., и проч.

Так как здесь говорится главным образом о технике иконописи, то необходимо сказать, как говорилось о «твореном золоте», и о том, что такое «асист» и как он приготовляется. О происхождении этого слова мне ничего неизвестно; что же касается самого вещества «асиста», то это густая и клейкая масса, приготовляемая чаще всего из сока головки чеснока или, иногда, из сгущен-ного черного пива; то и другое, когда делается от времени твердым, разводится с водой в ложке — «растворяется», — и этой жидкостью покрывают те места на одеждах или фоне, где нужно быть золоту. Положенная жидкость, засыхая, остается блестящей. Когда, таким образом, будет «проинокоплена», положим, одежда Христа, — иконописец берет кусочек хлеба — мякоть, — скатывает его в шарик величиной примерно в грецкий орех, берет им из книжечки сусальное золото или другой какой-либо кованый металл и переносит его на «асист»; так как «асист» клейкий, то, естественно, золото с хлебного шарика прилипает там, где им писано. Эта позолота затем покрывается спиртовым лаком; делается это для того, чтобы потом, во время покрытия написанной иконы олифой, золото могло бы удержаться. Иначе оно может стереться.

Облака, горы, деревья, постройки — «палаты» и т. п. в иконописи носят свой особый характер. Первые обыкновенно изображаются овальными завитками — «кокурами», как их называют иконописцы; они делаются, как и красочные «пробела», на одеждах в два-три «постила», с отживкой, причем кладутся они более жидко, чем пробела на одеждах — «плавью»; горы пишутся уступами — «кремешками», общая форма которых напоминает лестницу с суживающимися к вершине ступенями; если их несколько на иконе, то они делаются разных окрасок.

Деревья с фантастическими листьями иногда оживляются золотом.

Что касается «палат» — построек, то в них не соблюдается никакой перспективы; пишутся они, как и одежды святых, — то есть «раскрываются» и расписываются местами более светлыми, чем «раскрышка», колерами; как и горы, их делают разноцветными.

Когда все это сделано — икона наполовину написана. Теперь над ней будет работать другой иконописец, который напишет лица, руки и ноги.

У иконописцев, — я разумею тех, которые пишут иконы яичными красками — «из яйца», — по странному обычаю, труд при писании икон падает на несколько лиц. Это разделение существует не только в таких старых «гнездах» иконописи, как села Палеха, Холуй и Мстёра Владимирской губернии, где это дело носит характер фабричного производства и откуда по необъятному простору земли Русской тысячами расходятся иконы, — но оно есть и у московских иконописцев, занесенное, очевидно, оттуда же. Этот, как я сказал, странный обычай заключается в том, что на одной и той же иконе одежды и аксессуары святых пишет один мастер, лица, руки, ноги, если святому положено писаться без обуви, — другой; надписи на иконе делаются третьим лицом; если принять во внимание, что подавляющее большинство иконописцев положительно не умеет нарисовать фигуры, как то требуется иконописной традицией, то в работе принимает участие и четвертое лицо. Лицо это бывает и «личником», то есть пишущим только лица, и «платьечником» — пишущим только одежды; есть, впрочем, как исключение, когда одно лицо может делать все. Но это, повторяю, исключение. После сказанного выше будет понятно, почему многие и многие иконы не производят стройного, целого впечатления, страдая нередко большой неправильностью в пропорциях, доходящих до карикатуры; я не имею здесь в виду древние иконы: в них все кажется хорошим — само время как бы совершенствует их; да и любим и бережем мы их, наконец, не потому, что они представляют собой произведения совершенного искусства, а потому еще, что они были свидетелями той великой веры, которая питала и укрепляла душу русского народа в годы тяжелых исторических испытаний.

Не могу не сказать, кстати, несколько слов о том, как в большинстве пишутся надписи; это прольет некоторый свет на возникновение ошибок в буквах, именах и целых предложениях, которые довольно часто встречаются на иконах. В бытность мою иконописцем, подавляющее большинство моих собратий не были грамотны настолько, чтобы могли правильно, без ошибки, сделать надписи; многое писалось просто «по преданию», так, например, на развернутой хартии какого-нибудь святого преподобного писалось то, что говорил мастер-иконописец, часто, если не всегда, сам мало разумея, какое понятие выражает то или другое слово. Понятно, что при таких скудных знаниях иконописцы не могли быть на верном пути, и надписи из-под их кисти выходили, на добрую половину, с ошибками.

Как иллюстрацию небрежности к надписям приведу один из примеров. Лет 27-28 назад в иконописной мастерской, где я был «учеником», исправлялся иконостас одной из московских церквей; на одной из икон был изображен Архангел, держащий скрижали с десятью заповедями Божиими; в тексте заповедей были грубые ошибки, однако они не были исправлены, потому что тот, на ком лежала обязанность исправлять их, или не видел эти ошибки, или, по невежеству, счел это неважным. Так эти ошибки и остались и, вероятно, до сих пор удивляют собой внимательного зрителя.

Вот почему, как бывший иконописец, хорошо знающий духов-ную темноту бывших своих коллег, я не могу искренно не порадоваться, что и в эту темную среду теперь мало-помалу стал проникать необходимый свет и духовных, и специальных знаний; говоря это, я разумею Высочайше учрежденный Комитет попечительства о русской иконописи, который, как известно, между прочим учредил и содержит школу в с. Мстёре Владимирской губернии; в этой школе обучающиеся иконописи могут получить все необходимые при их деле духовные сведения и обучаться рисованию под руководством образованного специалиста-художника. Участие в этом образованных и любящих иконопись людей, из коих состоит Комитет, отличная постановка дела, несомненно, внесут много хорошего, здорового в родную иконопись и поднимут в глазах иконописцев их дело на надлежащую высоту; да и сами иконописцы благодаря этому будут сознательно, с должным вниманием относиться к своей работе. Очень отрадно также, что на бывшем съезде художников вопросу об иконописи было уделено должное внимание, выразившееся в целом ряде докладов, предложений и очень желательных постановлений. Я уклонился от своей главной темы, но надеюсь, что мне простят это ввиду важности и связи сказанного с сущностью самого иконописания.

Теперь посмотрим, как будут писать лица на иконе, на которой написаны уже одежды. Нужно, кстати, заметить, что технически на иконе всегда удобнее сначала писать одежды, а потом — лица. Так это всегда почти и делается.

Мастер-«личник» сперва составляет на «форфоринке» желто-коричневую краску, для чего берет обыкновенно жженой умбры, охры светлой и, если нужно, не очень коричневый «колер», прибавляет немного сажи (голландской). Это — «санкирь». Этот тон будет на месте самых глубоких теней в данном лице.

Этой краской он закрашивает сплощь, по контуру, лицо, если голова в платке или вообще закрыта, и всю голову, если она обнажена, руки, а если надо, и ноги. Это называется — «просанкирить». Когда «санкирь» высохнет, делается обрисовка головы, частей лица, рук и ног; краска при этом употребляется темно-коричневая; это называется: «описать» лицо. Затем на местах, где должен быть свет, — и морщины светлым тоном, — охрой с белилами, — делаются тонкие черточки: это — «насечки»; после этого начинают «плавить». Светлые места, как то: лоб, щеки и нос покрываются жидким желтоватым «колером», только в местах тени остается «санкирь». Это — «первая охра». К просохнувшей «плавке» делают «подбивку», то есть составляют краску по цвету среднюю между «санкирем» и «первой плавью» и жидко подбивают — смягчают — переход «первой охры» к «санкирю». Если характером стиля нужно «подрумянить», то это делается вслед за «подбивкой» жидким тоном киновари или мумии с охрой.

Места, где должны быть волосы, тоже «плавятся» — тоном, соответствующим цвету волос святого; это называется «ревтью». Все эти приемы служат тому, чтобы лучше выделить света и полутоны. Можно сказать, здесь по-своему делается «прокладка», «лепка». После «насечек», «первой охры» и «подрумяниванья» лицо или голова и руки — имеют пестрый вид. Чтобы сделать все это мягче, кладется «плавью» же — жидко — вторая охра, которая делается несколько светлей первой; эта вторая «плавь», покрывая первую «плавь», «подрумяна» и часть «подбивки», дает лицу более спокойный и колоритный тон.

Несмотря, однако, на эту «плавку», «отметки» — «насечки» на местах бликов, сделанных по «санкирю», видны; по ним накладываются «плавью» же не очень широкие света; эти света затем, когда высохнут, «приправляются», то есть жидко притушевываются ко «второй охре». То же делается с руками и ногами. После всего сказанного лицо и проч. имеют более или менее рельефный вид, но положенные краски не совсем мягко соединяются одна с другой; а так как в иконописи требуются, в данном случае, незаметные переходы от тона к тону, то мастер приступает к отделке лица — к «отборке», заключающейся в том, что он очень тонкими штрихами начинает смягчать — «отбирать», — что не удалось смягчить «плавью». Светлые места тоже «забираются», но более светлой краской, отчего они делаются еще отчетливее.

После этого части лица снова «описываются» — обрисовываются соответствующим тоном, а на бликах делаются «насечки» — черточки, — что выражает самые сильные блики. Волосы «расчерчиваются» тонко, иногда в два-три тона. На некоторых иконах древнего стиля волосы, например, у Христа, «чертятся» «твореным золотом». Только после такой длинной, кропотливой работы лицо и руки готовы, делаются надлежащие надписи, и икона написана.

Чтобы придать краскам свежесть и надолго предохранить их от влияния сырости и вообще от порчи — икона покрывается не лаком, а олифой. Олифой обыкновенно называются вареное конопляное масло; но его не надо смешивать с олифой, которой «олифятся» иконы. Дело в том, что хотя последняя в сущности не что иное, как вареное масло, но чтобы сделать его пригодным для целей иконописи, его нужно приготовить. Делается олифа так: в большой горшок наливается вареное конопляное масло, на дно горшка спускают для «сушки» толченые свинцовые белила, завернутые в чистую тряпочку и завязанные. Это — «гнездо». Горшок накрывается и ставится в печь после истопки «томиться» в продолжение нескольких дней; после этого содержимое горшка делается гуще. Им-то и «олифятся» иконы.

Не безынтересно познакомиться с процессом «олифки». Это делается так: готовую икону жирно намазывают олифой и кладут в такое место, где и сухо, и нет пыли; через полчаса или ранее олифу на иконе «равняют» — проводят ладонью по иконе, на которой местами олифа впиталась в краску и «левкас»; спустя час-полтора, смотря по температуре, в которой лежит икона, олифа на ней «встает», то есть густеет; тогда ее «снимают». Разровняв опять ладонью уже очень сгустившуюся олифу, начинают «сгонять» ее, очищая ладонь столовым ножом, на котором от этого собирается густая масса олифы — «снимки», как их называют иконописцы. На иконе оставляется небольшое, ровное количество олифы. Затем она кладется на старое место, а через 10-15 минут олифу на ней «фикают» — быстро, слегка касаясь поверхности иконы, проводят ладонью. Это делает олифу совсем ровной и блестящей. Икона «заолифлена»; спустя сутки олифа совсем засыхает. Если находят икону недостаточно блестящей, то олифку повторяют.

Этот способ покрытия живописи можно считать самым надежным в смысле сохранения иконы; я никогда не встречал потрескавшейся живописи на покрытых олифой иконах. Предположение некоторых художников, что так называемые прерафаэлиты писали яичными красками, по-моему, очень близко к истине. Я сам, будучи за границей и внимательно рассматривая эти произведения, вынес почти такое же впечатление. В местах, где соединяются тона, ясно видны штрихи, что возможно сделать лишь яичным составом или тождественным с ним. На картинах есть места, на которых осталось нечто, напоминающее олифу; хотя, с другой стороны, трудно допустить, чтобы слой олифы мог удержаться видимым до нашего времени. Говорю этб на том основании, что мне приходилось видеть старые иконы, несомненно покрытые в свое время олифой, с очень слабыми наружными ее признаками. Особенно скоро выцветает олифа там, где больше было положено краски; в этом легко можно убедиться, посмотрев старые иконы, писаные «из яйца». Однако это ничуть не изменяет моего мнения относительно родства техники прерафаэлитов с нашей древней иконописью. Единственный недостаток олифы — это то, что она несколько изменяет краски, придавая им желтоватый тон; но в иконописи это не может считаться важным, потому что здесь и весь общий тон обыкновенно желтоватый. Однако я думаю, что если олифу поставить на продолжительное время в прозрачном сосуде на солнце, то она, несомненно, будет светлой. Но это не практиковалось за ненадобностью.

Необходимо сказать несколько слов о том, как производится позолота на «олифу»; делается это так: когда «олифа» на иконе хорошо просохнет, так что «отлип» от нее будет небольшой, около тех мест, где будет положена позолота, «обкрывают» мелом, разведенным в ложке на воде, с прибавкой некоторой доли яичного белку, который у иконописца всегда имеется, сохраняясь в заткнутой бутылке. Белок прибавляется для того, чтобы меловая краска, высохнув, не стиралась во время позолоты. Когда «обкрышка» просохнет, делают позолоту, накладывая при помощи «лапки» листовое сусальное золото и приглаживая его чистой ватой. По окончании позолоты, с помощью мягкой греческой губки смывают чистой водой мел — «обкрышку» и «вытрепывают», то есть, слегка прикладывая сложенное в ком чистое полотенце, высушивают оставшиеся от губки капельки воды на золоте. Позолота на «олифу» моется водой; позолоту на полимент мыть нельзя, если она не покрыта олифой или лаком. Нужно заметить, что когда на «олифе» большой «отлип», золотить нельзя, так как золото «потонет», то есть будет иметь тусклый пятнистый вид.

Считаю нужным сказать о некоторых характерных особенностях в иконописи; так, например, на древних иконах в глазах на ликах святых не делаются слезники; поэтому на всех иконах, пишущихся в древнем стиле, они считаются недопустимыми. На таких лицах глаза пишутся только верхней и нижней веками, конечно, без ресниц. Глаза со слезниками — с «лузгами», как их называют иконописцы, пишутся только на иконах более позднего времени, а также на «фряжских» — это уже другой стиль, где отразилось влияние Запада и которые, как известно, появились главным образом вместе с реформами Петра Великого.

Техника «фряжского» письма точно такая же, как и при писании икон в древнем стиле. Самый же характер живописи, в смысле изображений одежд, лиц и аксессуаров, — другой; на иконах этого стиля мы видим более свободный и разнообразный подбор красок; в рисунке фигур и складок одежд, в позах — наблюдается стремление к более натуральному виду; оживление одежд золотом делается не в «перо», а в «бликовку», то есть на самых освещенных складках блики усиливаются «твореным» золотом; различные украшения, парча — все это делается сообразно с освещением и формой. Значительно позднее развивался особый, в техническом смысле, род иконописи, который существует и теперь. Иконы этого стиля, если можно так выразиться, писались и пишутся масляной краской, в совершенно ином духе, чем иконы древние и даже «фряжские»; в них замечается стремление к цветности и претензия на натуру; так как такого рода живопись икон часто не отвечает, так сказать, религиозному настроению заказчиков, то ее подвергают некоторой отделке красками на яичном желтке — из «яйца». Лица святых на таких иконах иконописцем «отбираются» по той подготовке, которая сделана масляной краской, и «расчерчиваются» волосы; одежды «бликуются» твореным золотом, иногда кладутся пробела в «перо»; парчи и украшения часто по твореному золоту бликуются золотом на «гульфабру» — желтую масляную краску, позолота на которой блестит ярче, нежели твореное золото. Таким образом икона до некоторой степени видоизменяется. В последние 10-15 лет на этом роде иконописи, как и на стенописи, отразилось влияние прекрасных художественных образцов В. М. Васнецова и М. В. Нестерова, находящихся главным образом в Киевском Владимирском соборе, благодаря чему родные храмы стали украшаться такими иконами и стенописью, в которых вместе с художественной обработкой чувствуется древнеиконописный стиль.

В заключение необходимо упомянуть о том, как обыкновенно производится поправка и реставрация древних икон и вообще всех, писаных по «левкасу» яичными красками. От времени, от условий места, где находилась икона, — она, разумеется, подвергается порче; живопись покрывается целым слоем пыли и копоти, «левкас» местами отстает от доски или трескается, образуя вздутости — «чижики», как это называют иконописцы; нередко самые доски, на которых написаны иконы, так разрушаются древесным червем, что при неосторожном толчке могут развалиться на несколько частей. На все это долгий опыт выработал такие способы, которые до известной степени помогают восстановить разрушенное временем.

Всякая икона, подлежащая исправлению, вначале реставрируется. Я не берусь дать точный рецепт для реставрации, считая это невозможным; здесь прежде всего должна быть осторожность; на одной и той же иконе необходимо понемногу испробовать «промывку» всеми известными для этой цели жидкостями: нашатырным спиртом, винным спиртом, тем и другим вместе, мыльной щелочью и т. д. Я видел, как производилась «промывка» нашатырным спиртом, мыльной щелочью и винным спиртом икон, предварительно смазанных подсолнечным маслом, — и результаты были очень хорошие. После промывки отвалившийся левкас, если это место фона, выковыривается, если же это на самой живописи, — то по возможности подклеивается; в этом случае «серпянка» оказывает большую услугу: ее вместе с живописью подклеить очень легко. Оставшиеся трещинки подмазываются «левкасом», а затем «зачищаются» — делаются вровень со старой живописью, вся икона протирается яичным белком, после чего приступают к заправке пятен способом, изложенным мною ранее. В случае, когда самая доска грозит разрушением, поступают так: на лицевую сторону иконы — на живопись — наклеивают очень толстый слой бумаги; когда последняя высохнет — доску с обратной стороны осторожно сострагивают до «левкаса», который держится на слое бумаги. Оставшийся слой «левкаса» наклеивают на новую доску и, когда наклейка хорошо просохнет, смывают бумагу и приступают к реставрации и т. д.

Вот, в главных чертах, все, что мне известно из личного опыта. Смею думать, что интересующиеся этим вопросом могут вынести из всего сказанного о нем довольно ясное представление; если я не ошибусь в своих предположениях, — то с особенным удовольствием буду считать цель свою достигнутой.

1913
Журнал «Светильник». 1913, № 1.

Из библиотеки Несусвета


Приводится по: сост. А. Н. Стрижев Богословие Образа. Икона и иконописцы. Антология. М.: "Паломникъ", 2002 г., 464 с. ISBN 5-87468-161-2, с 289-303

Молитвы перед написанием иконы

Яндекс.Метрика

Молитвы перед написанием иконы




Господи Иисусе Христе, Боже наш, Сый неописан по естеству Божества, и ради спасения человека в последние дни от Девы Богородицы Марии неизреченно воплотивыйся, и благоволивый тако во плоти описуем быти, иже святый образ пречистаго лика Твоего на святом убрусе напечатлел еси, и оным недуг князя Авгаря уврачевал еси, душу же его просветил еси во еже познати истиннаго Бога нашего, Иже Святым Духом вразумил еси божественнаго апостола Твоего и евангелиста Луку написати образ Пречистыя Матере Твоея, держащей Тебя, яко младенца, на объятиях Своих, и рекшей: "Благодать от Мене Рождшагося, Мене ради, да будет с сим образом": сам, Владыко, Боже всяческих, просвети и вразуми душу, сердце и ум раба твоего (<i>имя рек</i>), и руки его направи, во еже безгрешно и изрядноизображати жительство Твое, Пречистыя Матере Твоея, и всех святых, во славу Твою, ради украшения и благолепия святыя церкве Твоея, и во отпущение грехов всем, духовно покланяющимся святым иконам, и благоговейно лобызающим оныя, и почитание относящим к Первообразу.

Избави же его от всякаго диавольского наваждения, егда преуспевает заповедях Твоих, молитвами Пречистыя Матере Твоея, святаго славнаго апостола и евангелиста Луки и всех святых. Аминь.
О научении иконописанию молятся Иоанну Богослову

Молитва первая

О великий апостоле, евангелисте громогласный, Богослове изящнейший, тайновидче неизреченных откровений, девственниче и возлюбленный наперсниче Христов Иоанне! Приими нас, грешных, под твое
сильное заступление прибегающих. Испроси у Всещедраго Человеколюбца Христа Бога нашего, Иже пред очесы твоими Кровь Свою за ны, непотребныя рабы Своя, излиял есть, да не помянет беззаконий наших, но да помилует нас и сотворит с нами по милости Своей: да дарует нам здравие душевное и телесное, всякое благоденствие и изобилие, наставляя нас обращати оная во славу Его, Творца, Спасителя и Бога нашего, по кончине же временныя жизни нашея от немилосердных истязателей на воздушных мытарствах да избавит нас, и тако да достигнем, тобою водимии и покрываемии, Горняго онаго Иерусалима, егоже славу ты во откровении зрел еси, ныне же нескончаемыя радости наслаждаешися. О великий Иоанне!

Сохрани вся грады и страны христианския, храм сей, служащих и молящихся в нем, от глада, губительства, труса и потопа, огня и меча, нашествия иноплеменных и междоусобныя брани; избави нас от всякия беды и напасти и молитвами твоими отврати от нас праведный гнев Божий, и Его милосердие нам испроси, да вкупе с тобою сподобимся прославляти в невечернем дни пресвятое имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков.

Молитва вторая

 

О великий и всехвальный апостоле и евангелисте Иоанне Богослове, наперсниче Христов, теплый наш заступниче и скорый в скорбех помощниче! Умоли Господа Бога даровати нам оставление всех прегрешений наших, елика согрешихом от юности нашея во всем житии нашем делом, словом, помышлением и всеми нашими чувствы; во исходе же душ наших помози нам, грешным (имена), избавитися от воздушных мытарств и вечнаго мучения, да твоим милостивным предстательством прославляем Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

Луке апостолу и евангелисту

по преданию он был иконописцем


О святый угодниче Божий, апостоле Луко! Подвигом добрым подвизався на земли, восприял еси на Небесех венец правды, егоже уготовал есть Господь всем любящим Его. Темже взирающе на святый твой образ, радуемся о преславнем скончании жительства твоего и чтем святую память твою. Ты же, предстоя Престолу Божию, приими моления наша и ко Всемилостивому Богу принеси, о еже простити нам всякое прегрешение и помощи нам стати противу кознем диавольским, да избавльшеся от скорбей, болезней, бед и напастей и всякаго зла, благочестно и праведно поживем в нынешнем веце и сподобимся предстательством твоим, аще и недостойни есмы, видети благая на земли живых, славяще Единаго во святых Своих славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и во веки веков. Аминь.



Молитва преподобному иконописцу

О священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Андрее, не забуди убогих твоих до конца, но поминай нас всегда во святых и благоприятных молитвах к Богу: помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю: не премолчи за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя: поминай нас недостойных у Престола Вседержителева, и не престай моляся о нас ко Христу Богу, ибо дана тебе бысть благодать за ны молитися. Не мним бо тя суща мертва: аще бо телом и преставился еси от нас, но и по смерти жив сый пребываеши, не отступай от нас духом, сохраняя нас от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый аще бо и мощей твоих рака пред очима нашима видима есть всегда, но святая твоя душа со ангельскими воинствы, со безплотными лики, с небесными силами, у престола Вседержителева предстоящи, достойно веселится, ведуще убо тя воистину и по смерти жива суща, тебе припадаем и тебе молимся: молися о нас Всесильному Богу, о пользе душ наших, и испроси нам время на покаяние, да невозбранно прейдем от земли на небо, от мытарств же горьких, бесов воздушных князей и от вечныя муки да избавимся, и Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу: Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.



Петру митрополиту Московскому, писавшему иконы

Молитва святителю
О великий святителю, преславный чудотворче, Российския Церкве первопрестольниче, града Москвы хранителю и о всех нас усердный молитвенниче, отче наш Петре! К тебе смиренно припадаем и молимся: простри руце твои ко Господу Богу и помолися за ны, грешныя и недостойныя рабы Его: да пробавит нам милость Свою и низпослет нам вся благопотребная к временному житию и вечному спасению нашему дары благости Его, наипаче же да оградить нас миром, братолюбием и благочестием от всех искушений врага диавола, и дарует нам быти верными чадами твоими, не по имени токмо, но и всем житием нашим. Ей, угодниче Божий! Услыши нас благоутробно, и буди всем нам помощник и заступник во всяких бедах и напастех, не забуди нас и в час кончины нашея, егда наипаче твоего заступления потребуем, да, при помощи молитв твоих святых, сподобимся и мы, грешнии, кончину благую получити и царствие небесное унаследити, славяще дивнаго во святых Своих Бога нашего, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.

 

Молитва всем святым и бесплотным небесным силам

Боже святый и во святых почиваяй, трисвятым гласом на небеси от Ангел воспеваемый, на земли от человек во святых Своих хвалимый: давый Святым Твоим Духом комуждо благодать по мере дарования Христова, и тою поставивый Церкви Твоей святей овы Апостолы, овы пророки, овы же благовестники, овы пастыри и учители, их же словом проповеди. Тебе Самому действующему вся во всех, мнози совершишася святии в коемждо роде и роде, различными добродетельми благоугодившии Тебе, и к Тебе нам образ добрых подвигов своих оставивше, в радости прешедшии, готови, в нем же сами искушени быша, и нам напаствуемым помогати. Сих святых всех воспоминая и их богоугодное похваляя житие, Тебе Самаго, в них действовавшаго, восхваляю, и онех благотворения Твоя дарования быти веруя, прилежно молю Тя, Святе святых, даждь ми грешному последовати их учению, паче те Твоею вседействующею благодатию, небесныя с ними сподобитися славы, хваляще пресвятое имя Твое, Отца и Сына и Святаго духа во веки. Аминь.

ЗАПИСКИ ИКОНОПИСЦА. Монахиня Иулиания (Мария Николаевна Соколова).

  Яндекс.Метрика

ЗАПИСКИ ИКОНОПИСЦА. Монахиня Иулиания (Мария Николаевна Соколова).

Содержание

К началу1. НАЧИНАЮЩЕМУ ИКОНОПИСЦУ

Приступающему к изучению техники иконного дела прежде знакомства с рисунком, материалами и способами их применения необходимо понять священный характер этого искусства, его высочайшее назначение и теснейшую связь с жизнью Церкви. Иконопись — это не просто искусство, это искусство церковное.

Икона — это книга о вере. Языком линий и красок она раскрывает догматическое, нравственное и литургическое учение Церкви. И чем чище и выше жизнь христианина, тем доступнее его душе язык иконы.

Икона — прежде всего священный предмет. Изображенный на ней лик получает, по правилу Церкви, имя через надписание. Этим икона усвояется тому, кто на ней изображен, восходит к своему первообразу и становится причастной его благодати, так что при недостойном, небрежном обращении с иконой оскорбляется не живопись, а тот, чье имя она получила, ее первообраз. Поэтому начинающему иконописцу с самого начала необходимо проникнуться благоговением к иконописанию и признать его святым делом.

Необходимо также возыметь уважение к тем людям, которые на протяжении прошлых веков потрудились в этом деле, сумели выработать язык иконы, создали ее высокий, подлинно церковный стиль. Среди них мы знаем прежде всего святого апостола и евангелиста Луку, и после него было бесчисленное множество иконописцев среди святых мужей и отцов Церкви.

Икона есть образно выраженная молитва, и понимается она, главным образом, через молитву. Она рассчитана только на молитвенно предстоящего перед ней верующего. Ее назначение — содействовать молитве, поэтому трудящемуся в этом деле необходимо во время работы не забывать о молитве. Молитва многое в иконе объяснит без слов, сделает понятным, близким, покажет как духовно верное, как неопровержимо истинное.

Ошибается тот, кто ищет в иконе внешней красивости. Церковное творчество отличается несколько иным пониманием красоты. Красота духовная выше телесной, и цель христианской жизни заключается в восхождении к Первоисточнику красоты — Богу. Природа — одно из средств познания Бога, через созерцание ее красот человек призывается прославлять Бога-Творца и созидать красоту своего внутреннего образа, возрастая и обновляясь во Христе в новую тварь, преображенную, искупленную для новой, Вечной Жизни во Христе. Но мыслить духовно человеку в земных условиях очень трудно, и Церковь установила некое посредство, как бы мост от мира вещественного к духовному, создав символ — наглядное изображение истин веры, выработав при этом и особые, только ему свойственные формы. Это и есть древняя икона. Поэтому перед иконой «не писаному лику поклоняемся в молитве, а восходим к Первообразу» (святитель Василий Великий).

В иконе образно выражена единая, незыблемая, общецерковная истина, и ее важно сохранить незамутненной. Искажения привносятся в икону от неумелости, невежества или дерзостного самочиния иконописца, не боящегося отступать от иконного предания и вносить в церковный образ «мудрование свое, мудрование плоти».

Икона, считает Церковь, может быть сделана